Сериалы и нечто иное

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ завершенные » Тайное. Явное. Сокрытое.


Тайное. Явное. Сокрытое.

Сообщений 41 страница 50 из 277

41

It doesn't really matter
Where it all began
All I know
I got covered in darkness
Covered in darkness
Совсем не важно,
С чего всё началось,
Знаю одно:
Я слился с темнотой,
Слился с темнотой.
Darren Hayes «Darkness»
.

- Что так удивило тебя?
- С чего ты взяла, что я удивлен?
- Я видела твое лицо, когда ты говорил по телефону.
- Я не удивлен, а озадачен. А ты слишком любопытна, киска.
Отложив газету в сторону, она встала с роскошной софы, на которой сидела, пока он беседовал по телефону, и грациозно-соблазняющей кошачьей походкой направилась к нему, а подойдя, обняла за шею, томно прошептав:
- И это не единственное мое достоинство. Ты же знаешь.
Положив одну руку ей на талию, запустив другую в ее роскошные светлые кудри, он резко потянул свою любовницу к себе и холодно отрезал:
- Несмотря на то, что иногда я даю страсти взять надо мною вверх, на твоем месте я бы не стал забываться.
Изобразив на лице наивно-игривую улыбку, игнорируя прозвучавшую угрозу, она впилась в губы любовника настойчивым поцелуем. За годы отношений с ним, хорошо его изучив, она точно знала, ей всегда позволялось немного больше, чем остальным. Она была его маленькой слабостью, к тому же ей были известны все его потаенные желания.
Он ненавидел ее за то, что она с ним делала. Ненавидел собственную слабость, когда речь шла о ней. Но противостоять этой женщине было невозможно. Прекрасная, восхитительная и опасная, вряд ли способная любить кого-либо кроме себя. С ней никогда нельзя было быть уверенным, будет ли завтра она на твоей стороне или предаст, ни о чем не сожалея.
Неожиданно прервав поцелуй, одновременно высвобождаясь из его объятий, она села на край стола так, чтобы он видел каждый сантиметр ее идеальной фигуры, и, делая вид, что поправляет прическу, спросила:
- Кто же сумел озадачить тебя? Я не знаю людей, способных на это.
Он обвел ее взглядом с ног до головы, хищно облизнувшись, представляя, как ночью заставит пожалеть о своем бесцеремонном поведении.
- Августа Тоннелл.
- Августа Тоннелл? Постой, ты говоришь об Августе Локридж из Санта-Барбары?
- Я знал ее, как миссис Тоннелл. Это было довольно приятное знакомство.
- Я даже спрашивать не стану, что ты подразумеваешь под приятным знакомством. Чего она хотела от тебя? Сомневаюсь, что ты поддерживал с ней связь после того, как она покинула Вегас. Или я ошибаюсь?
- Я вообще забыл о ее существовании после смерти Энтони. Не представляю, где она взяла мой номер.
- Тебя озадачило это, или то, о чем вы говорили?
- Ты никогда не догадаешься, о чем она попросила меня.
- Даже пытаться не собираюсь. О чем она попросила тебя?
- Навести справки, не причастен кто-либо из Вегаса к похищению Крейга Ханта.
От удивления она едва не соскользнула с края стола. Такого и правду нельзя было предположить.
- Может Кепвеллы попросили ее об этом? Возможно они думают, что кто-то из старых подельников Тоннелла решил отомстить Крейгу, а раз Августа в свое время тоже вращалась в этой компании…
- Августа всегда откровенно презирала Ханта. И вдруг разыскала меня и просит об одолжении, зная, что придется расплачиваться.
- Странно, что она готова на такой риск ради него.
- Вот и я том же. Что заставило ее обратиться ко мне?
- Твои обширные связи…
- Не строй из себя идиотку. Тебе не идет.


Одарив его беспечной улыбкой, она слезла со стола и вновь удобно устроилась на софе. Ей нравилось нервировать его. Этим она развлекала себя и компенсировала необходимость исполнять его прихоти. Да, он многое ей дал, и она с радостью использовала открывшиеся возможности, хотя кроме сексуальной притягательности больше ничего к нему не испытывала.
- Ладно, дорогой, не злишь, я просто пошутила. Так что же заставило бывшую миссис Тоннелл вспомнить прошлое, и почему она это сделала из-за Крейга Ханта?
- Понятия не имею. Но это необходимо выяснить, как можно скорей.
- Что ты скажешь ей, когда она снова позвонит? – Проведя идеально заточенным ногтем по фотографии Крейга Ханта, размещенной на первой полосе, рядом с новостью об его исчезновении, она подумала о том, что уже давно не чувствовала себя так хорошо. Тот, кто сказал, что месть - это блюдо, которое подают холодным, был абсолютно прав.
- Буду искренне сожалеть, что мне не удалось ничего выяснить. Или ты думаешь, я дам Августе адрес, где Скэг держит нашего птенчика, чтобы разрушить то, что я так долго планировал?
- Конечно, нет. Я просто спросила.
- Заранее зная мой ответ. Детка, мне кажется, или ты специально хочешь вывести меня из себя?
- Элиот, ради бога! У меня в мыслях такого не было! Хотя мне нравится, когда ты выходишь из себя. Когда я вижу настоящего тебя. Опасного самца. Иногда твое безразличное спокойствие, ко всему кроме денег, раздражает меня.
- Ты это переживешь. - Развернув кожаное кресло, в котором он сидел, к окну, смотря сверху вниз на бурлящий Лас-Вегас, Элиот Янсен думал о том, что появление на сцене Августы Тоннелл делает игру еще более увлекательной и непредсказуемой.
- Знаешь, мне даже немного жалко Крейга.
- Почему?
- Скэг - больной психопат. Я покрывалась мурашками всякий раз, слушая его рассуждения о том, что он сделает с Хантом, когда тот окажется в его руках.
- Не знал, что ты способна на жалость. Ведь ты не обманула меня, сказав, что между вами никогда ничего не было?
- Между мною и Крейгом? Боже упаси! Более скучного и занудного человека трудно найти. А еще он вечно мешался под ногами и лез не в свое дело. Я переживаю, что Скэг зайдёт слишком далеко и помешает твоим планам.
- Чтобы этого не случилось, рядом с ним находятся мои люди. Они позаботятся, чтобы Хант остался в живых. А если Скэг его немного покалечит, это лишь пойдет на пользу делу.
- Это ужасно сексуально, когда ты так непоколебим в своем успехе. Никаких сомнений, угрызений совести…
- И только из твоих уст я готов терпеть эту чудовищную лесть, малышка. – Янсен перевел взгляд с любовницы на снимки, лежащие у него на столе. Женщина на них была чертовски сексуальна, даже с опухшим от слез лицом без единого следа косметики. Ради такой можно совершить безумный поступок. Взяв одну из фотографий в руку, помахав ею, он почти скучающе поинтересовался. – Ты уже решила, что мы сделаем с ней?
- Пока мне достаточно наблюдать за ее страданиями.
- И это все? Если тебе нужна голова Келли Кепвелл, я принесу тебе ее на подносе, усыпанном бриллиантами.
Подойдя к столу и выхватив из рук любовника снимок, она живо представила себе эту картину. Окровавленная шея, застывший ужас во взгляде… Что ж, может однажды она и попросит его об этом.
- Она разрушила мою жизнь и отобрала то, что было дорого мне больше всего. Я буду наслаждаться каждым мгновением ее мучений. А когда ты получишь от Ханта, то, что тебе нужно, я подумаю о том, что делать с ней. – Сказав это, Флейм Бофорт разорвала фотографию на мелкие кусочки, а затем высыпала их на стол, поверх остальных снимков. Точно так же как это фото, кусок за куском, она разрушит жизнь миссис Хант и тогда, наконец, можно будет забыть о прошлом.

0

42

Довольно быстро Крейг потерял ощущение реальности. Он не знал, сколько времени прошло со дня его похищения. Пару дней, неделя, а может больше. Он даже до конца не понимал, когда бодрствует, а когда впадает в забытье, теряя сознание. Боль стала для него настолько привычной, что Крейг почти не замечал ее. А вот игнорировать жажду было сложней. Он безумно хотел пить, один или два глотка… хоть пару капель. Быть пленником в темном, тесном и душном помещении стало для него тяжелым испытанием. Иногда он едва мог дышать. Крейгу хотелось выбраться отсюда, вдохнуть свежий воздух, освободиться от оков… вернуться домой к Келли и детям. Скэг, конечно, не собирался облегчать его страдания. Можно было представить, как этот мерзавец наслаждается ими. Келли… Первая, о ком думал Крейг, приходя в себя. Он был уверен, она ищет его и ни за что не сдастся пока не найдет. Но как же для нее ужасно все это. Какие жуткие мысли посещают ее? Как она справляется с его исчезновением? Келли… думает ли она о том, что возможно он уже мертв? Крейгу хотелось верить, что любимая не теряет надежду на его возвращение. Скэг не появлялся. Неужели он решил просто наблюдать за его медленной и мучительной смертью? В этом и будет заключаться его страшная месть? Крейг не верил в это. Слишком мелко для Скэга. Что же он задумал? Если бы Скэг появился, можно было попытаться разговорить его. Выведать его планы, возможно какую-нибудь полезную информацию, узнать, что стало с Мирандой. Крейг почувствовал, что его разум вновь начинает затуманиваться. Он должен держаться, сейчас не время терять сознание. Ему еще о много надо подумать. Например, как сбежать. Да, выбраться из кандалов, открыть дверь, представилось абсолютной фантастикой, но сдаться на волю Скэга… Необходимо найти способ выбраться отсюда. Чем больше думал Крейг, тем сильнее у него болела голова. Он попал в западню и не мог ничего с этим сделать… Если бы ему дали немного воды, совсем чуть-чуть… Яркий солнечный свет, убаюкивающий шум океана. Покой и умиротворение. Волны неспешно раскачивающие его и дающие абсолютное блаженство. И чей-то голос, так близко…
- Вставай, принцесса!!! Хватит спать!!!
Прекрасное видение резко оборвалось. Свет солнца сменился резким светом от фонаря, бьющего прямо в глаза. А покой и умиротворение сменила боль, напомнившая о жестокой реальности. Раскачивался Крейг на самом деле. На цепи от кандалов. Очевидно, Скэг толкнул его, стремясь разбудить.
- Иди…хм… хм… к черту. – Крейг едва мог говорить. Его душил кашель из-за пересохшего горла.
- Я тоже скучал. Знаешь, ты плохо выглядишь, Хант. – Скэг злобно рассмеялся. Видеть своего врага поверженным, полностью в своей власти, даже миллионы долларов не сделали бы его таким счастливым. А ведь это было только начало. – Может, ты хочешь пить?
- Ты…хм…
- Что, Крейг? Что я? Я не понимаю, что ты хочешь сказать.
- Мерз… - Договорить Крейг не смог, захлебнувшись в кашле.
- Джим, принеси бутылку с водой! А то наш гость отдаст душу богу раньше, чем я захочу этого! – Он мог бы бесконечно наслаждаться этой картиной, но боясь, что преждевременная кончина Ханта может все испортить, Скэг решил проявить немного милосердия.
Через несколько секунд в комнате появился рослый бугай. Кажется, Крейг уже видел его. Он был почти уверен, что это один из двух парней, которые были на пляже, когда его похитили. Сообщники Скэга. Если бы тогда он заподозрил неладное. Но, увы, теперь сожалеть об этом бесполезно. С кривой ухмылкой бугай, подвинул один из ящиков, встал на него и поднес к его губам бутылку с водой. Крейг стал жадно пить. Никогда прежде он не чувствовал ничего подобного. Ни одно даже самое изысканное блюдо и лучшее на свете вино никогда не были для него настолько желанные как эти несколько глотков обыкновенной воды.
- Хватит!
Услышав приказ Скэга, мужчина убрал бутылку, вопросительно взглянув на босса. Скэг молча кивнул сообщнику, явно с чем-то соглашаясь. Получив одобрение, Джим с плотоядной ухмылкой, облил Крейга остатками водой. Сам Крейг был рад этому. Капли воды, стекающие по его лицу, приносили облегчение, ослабляя удушливую хватку окружающей затхлости. Отбросив пустую бутылку в угол, подельник Скэга вышел. Крейг и его мучитель снова остались один на один.

- Тебе лучше, Хант?
- Будет, когда я избавлюсь от этих побрякушек и придушу тебя.
- Я бы на твоем месте не рассчитывал на это. Хотя тебе должно льстить, что каждая полицейская шавка в этом дрянном городишке пытается отыскать тебя. Напрасная трата времени с их стороны…
- Избавь меня от своего очередного занудного монолога. - Вода сделала свое дело. Крейг чувствовал себя намного лучше и готов был бороться. Так или иначе он найдет способ выбраться отсюда. А пока придется слушать бесконечные угрозы Скэга.
- Знаешь, Хант, я буду скучать по тебе. Честное слово. Мертвым ты перестанешь забавлять меня.
- Так убей меня. Чего ты медлишь? Столько лет не должны пропасть впустую…
- Всему свое время. А ты, Крейг, вроде как мой самый близкий друг.
- Если ты обращаешься так со всеми своими друзьями, понятно почему у тебя их нет.
- Мне нравится твой настрой. Ты не сдаешься. И я уже предвкушаю, как все изменится, когда мне надоест играть с тобой.
- Что я должен сделать, чтобы заставить тебя заткнуться?
То как Хант посмотрел на него, разозлило Скэга. Он словно не воспринимал его всерьез. Как будто в любой момент он мог снять свои оковы и исчезнуть, оставив его с носом. Что ж мистер Хант, пора вам вернуться в реальность.
- Я всего лишь хотел сказать, что после того, как убью тебя, о твоей милой женушке и очаровательных малютках будет кому позаботиться. Келли будет так страдать, оплакивая твою безвременную кончину, кто-то должен будет утешить ее…
- Ублюдок! Если ты посмеешь хоть на сто метров приблизиться к моей семье, клянусь, я вернусь с того света и заберу тебя с собой в ад.
- Ты не сможешь помешать мне. Я займу твое место рядом с безутешной вдовушкой. Возможно однажды она даже полюбит меня. А когда Келли мне наскучит, я отправлю ее к тебе. А перед этим обязательно расскажу, о том как ты подыхал, и как я наслаждался этим.
- Я убью тебе раньше, чем ты прикоснешься к ней. – Картину, которую описал ему Скэг, привела Крейга в ужас. Нет, только не Келли… Она и дети не имели ко всему этому никакого отношения. Он один виноват, лишь он один. Но Скэг безумен, и, даже убив его, не успокоится. Он продолжит мстить, уничтожая на своем пути все, что дорого ему. Выместит всю свою ненависть к нему на его семье. И никто не сможет ему помешать.
Скэг злобно рассмеялся. Он добился своего. От высокомерия Ханта не осталось и следа. В его взгляде сквозили страх и отчаянье. Ему хотелось закрепить свою победу.
- Я тут подумал. Ты вряд ли встретишься со своей дорогой Келли после смерти. Ведь она такая красивая, милая и добрая, настоящий ангел и обязательно попадет в рай. А ты будет гнить в аду. Уверен, ты много раз слышал, что вы не созданы друг для друга.
С этими словами Скэг вышел, абсолютно довольный собой. Как бы Хант не храбрился, он прекрасно понимал, это конец. Он не сможет помешать ему. Скэг не знал, что доставляет ему большее удовольствие, физические или моральные страдание его пленника. Если бы он мог развернуться в полную силу, не оглядываясь на данное обещание, он бы чувствовал себя еще лучше. Но ничего, ждать осталось немного и тогда… Скэг уже физически ощущал кровь Ханта на своих руках, и это приводило его в настоящий экстаз.

0

43

When we were children we played
Out in the streets just dipped in fate
When we were children we'd say
That we don't know the meaning of fear.
Если бы мы были детьми, мы бы играли
На улице, просто следуя судьбе.
Если бы мы были детьми, мы бы сказали,
Что не знаем значения слова страх.
OneRepublic «Fear».

Августа положила телефонную трубку. Разочарование – вот что она чувствовала. Особо ни на что не рассчитывая и понимая, за прошедшие годы в Лас-Вегасе многое изменилось, и связи, оставшиеся у нее там, возможно ничем не могли помочь, она надеялась узнать хоть что-то. Но уж если Элиот Янсен уверяет, что мафия не связана с исчезновением Крейга, значит, это должно быть правдой. Причин не доверять ему у нее не было. Он знал пару ее секретов и хранил их в тайне. Получается, что это все же похищение ради выкупа? Убрав руку с телефона, Августа встала и прошлась по гостиной. Что же дальше? Каким должен быть ее следующий шаг? Заканчивались вторые сутки с момента пропажи Крейга, а у полиции до сих пор не было ни единой зацепки. Фоторобот женщины, с которой он уехал, ничего не дал. Охранник видел ее не больше пары минут, поэтому изображение получилось весьма расплывчатым и не давало возможности опознать эту женщину. Анализ отпечатков пальцев из машины Крейга тоже ничем не помог. Их было слишком много и большая часть принадлежала самому Крейгу и его ближайшему окружению. Остальные же были либо нечеткие, либо полустертые. Прокручивая в голове все имеющиеся факты, для Августы было бесспорно одно, кто бы не стоял за похищением Крейга, он тщательно к нему подготовился и предусмотрел все нюансы. Предположение Мейсона, что за всем происходящим стоял сам Крейг, Августа не хотела принимать. А ведь раньше она первая выдвинула бы эту версию. Теперь все было по-другому. Ей казалось, что в том, что происходит, есть часть ее вины. Возможно это полностью ее вина. И отделаться от этого чувства, Августа никак не могла. Разве случилось бы все это, если бы она воспитывала Крейга? Не было бы ни приюта, ни мафии. Никаких смертельных врагов, желающий отомстить. И никакого брака с Келли Кепвелл. Почему членам ее семью вечно приходится дорого платить, стоит только связаться с кем-то из Кепвеллов? Августа понимала, насколько глупо в подобной ситуации думать об этом, но уж лучше об этом, чем о том, что пока они пытаются что-то сделать, чтобы отыскать Крейга, все их усилия напрасны. Потому что он мертв. Чувствуя, как мурашки бегут по ее спине, Августа постаралась сосредоточиться на чем-то другом. Насколько все было однозначно прежде. Крейг Хант – враг, не заслуживающий ничего кроме ненависти и презрения, убийца, преступник. Совсем не такой, как ее дорогой Уоррен. Два противоположных полюса. Ангел и демон. Белое и черное. Все понятно и просто, а на самом деле обычное заблуждение. Уоррен не идеален, как бы ей не хотелось думать по-другому, но и Крейг не воплощение зла. Неправильные поступки, которые он совершал, имели свои причины. Он боролся за свое место в жизни, как и все остальные, как делала она сама много-много раз. Не в силах больше думать о Крейге, о своих чувствах к нему, Августа подошла к телефону и набрала номер сына.
- Алло?
- Привет, дорогой.
- Мама. Рад слышать тебя. Как у вас там дела?
- Безумно скучаю по тебе.
- Я тоже. Есть новости о Крейге?
- Пока ничего нового.
- Ты в порядке, мама? Если надо, я приеду и буду рядом. Может смогу чем-нибудь помочь.
- Здесь просто сумасшедший дом, Уоррен, но я в порядке. – Слышать голос сына и знать, что у него все хорошо, заставляло Августу чувствовать себя лучше, принося облегчение. Хоть что-то в ее жизни оставалось стабильным. По крайне мере за Уоррена, она могла не волноваться. Один из ее сыновей в безопасности. - Не думаю, что твой приезд чем-то поможет. Я не хочу переживать еще из-за тебя. Мы понятия не имеет, кто стоит за исчезновением Крейга, и кто еще может оказаться в опасности.
- Мне жаль, что все так случилось. Вы толком не успели сблизиться и узнать друг друга.
- Я рассматриваю это как наказание за то, как вела себя после признания Минкс. За то как относилась к Крейгу до этого… Возможно мы оба заслужили…
- Мама, ты не можешь серьезно так думать. Хант, конечно, много чего натворил в своей жизни, глупо это отрицать. Но считать это наказанием, связанным с его или твоими грехами, это не то, что может помочь.
- Я очень сильно люблю тебя, милый. Ты же знаешь это?
- Конечно, знаю.
- И если бы подобное случилось с тобой. Если бы ты исчез…
- Ты не предаешь меня, переживая за Крейга. Как бы то ни было, он твой сын.
- Я не хочу, чтобы он… пострадал. Я так много не успела сказать ему…
- Он вернется, и ты скажешь ему все, что хочешь. Поверь, так и будет. Мама, ты должна быть сильной, чтобы выдержать все это.
- Другого мне и не остается. Знаю, ты волнуешься за меня, родной. Одно я точно могу обещать тебе, я не собираюсь снова хвататься за бутылку.
Августа готова была поклясться, что Уоррен усмехнулся на другом конце провода, потому что она догадалась, что беспокоит его, помимо ее переживаний за Крейга.
- Рад слышать это. Надеюсь, и других глупостей ты делать не станешь.
- Каких, например?
- Не станешь сама разыскать Крейга, в обход полиции.
- И это говоришь мне ты? Тебя опасность никогда не останавливала.
- Речь не обо мне, а о тебе, мама. Оставь это дело профессионалам. Пообещай мне это.
- Уоррен…
- Обещай!
- Хорошо, я обещаю. Ты доволен? – Ей не оставалось ничего другого, как уступить сыну. Не хватало, чтобы он приехал в Санта-Барбару, с целью опекать ее. Или еще хуже, решил бы помочь в поисках Крейга и случайно пострадал из-за этого.
- Буду, если ты сдержишь обещание.
- Может, поговорим о чем-нибудь другом. Я хочу хоть немного отвлечься от всего этого. Лучше расскажи, как у тебя дела.
- У меня все замечательно. Би Джей передает тебе привет…
Августа, сменив тему, была благодарна сыну за понимание, потому что он не стал заострять внимание на этом. Проболтав с ним около получаса, ей даже на время удалось забыть о Крейге и всем, что связано с ним и его исчезновением. Но как только Августа положила трубку, все это снова в миг навалилось на нее. Нет, она не могла сидеть и ничего не делать. Ее связи в Вегасе оказались бесполезны, но останавливаться на этом она не собиралась. Надо было что-то предпринять, постараться узнать о людях, которые жаждали бы отомстить Крейгу, в конце концов нанять детектива. Должно же быть что-то в этом деле, что упускает полиция в силу своей ограниченности законом. А еще ей не помешала бы помощь, и Августа Локридж точно знала человека, способного помочь.

0

44

- Оставь это дело полиции, Августа.
- Ты говоришь прямо как Уоррен.
- И тебе следует послушаться сына. Хотя технически Уоррен тебе не сын…
- Мейсон, я всегда ценила твое остроумие, только сейчас оно не уместно.
- Почему? – Мейсон Кепвелл облокотившись на спинку кресла, с любопытством наблюдал за Августой Локридж, сидящей, напротив. Она старалась выглядеть спокойной, но поздний визит и желание самостоятельно заняться поисками Крейга, ясно свидетельствовали о переживаниях, которые ей хотелось бы скрыть. Жизнь все-таки забавная штука, и в ней может случится что угодно. Он не до конца понимал, как можно так быстро поменять мнение о человеке, которого ты всегда презирал, даже если этот человек оказался твоим сыном, но факт оставался фактом. Судьба Ханта была небезразлична Августе. Более того, она искренне переживала из-за его исчезновения и хотела найти.
- Ты поможешь мне, или я зря трачу свое время? Тебе как будто все равно…
- Что с ним будет? Не совсем. Хотя сам факт исчезновения Ханта не сильно расстраивает меня.
- Это значит, нет? – Августа с серьезным лицом без тени улыбки посмотрела на Мейсона. Он всегда любил покрасоваться, и в другое время она бы с удовольствием подыграла ему, но сейчас любое промедление было чревато. Чем быстрее они начнут действовать, тем больше у них шансов на успех. Думать о том, что уже возможно слишком поздно, ей не хотелось.
- Если бы ты дала мне договорить, то узнала бы, что это значит, что несмотря на мое личное отношение к Ханту, он муж Келли, и она любит его. А я люблю свою сестру. И поэтому уже предпринял некоторые шаги, чтобы разыскать его. У нас замечательная полиция, но в подобных делах неофициальные источники дают больше пользы. Ты как будто удивлена, Августа?
- Немного. Я не сомневаюсь в твоей любви к сестре. Но личная инициатива в поисках Крейга с твоей стороны выглядит немного странной.
- По-твоему, в моей стиле было бы отстраниться и наблюдать за всем со стороны? Злорадствуя в душе, что не приложив усилий, избавился от Ханта? А может быть ты думаешь, что я замешан в его похищении?
- Даже я не могу быть такого ужасного мнения о тебе.
- Какое облегчение!
- Кажется, мы отвлеклись от темы. Что конкретно ты предпринял, чтобы найти Крейга?
- Попросил одного отличного детектива об одолжении за приличную сумму. Знаешь, нахождение в команде нашего замечательного губернатора, открывает массу возможностей. В том числе, получать мало кому доступные сведения.
- Тебе удалось что-то выяснить?
То, как изменилось выражение лица Августы, позабавило Мейсона. Напускное спокойствие в миг исчезло, и вместо него появилась неприкрытая заинтересованность.
- Кое-что.
- Мейсон…
Вместо ответа Мейсон протянул ей какую-то бумагу. Августа бегло прочитала ее. В ней перечислялись адреса, и стояли какие-то даты. Она не поняла, что это должно значит, поэтому вопросительно посмотрела на него, ожидая объяснений.


- Если Крейга похитили, то людям, сделавшим это, необходимо где-то держать его. И это должно быть место, не привлекающее к себе внимание. Здесь перечислены такие места.
- Но у нас нет никакой уверенности, что Крейг все еще в городе. Его вполне могли вывести за пределы Санта-Барбары.
- Все верно. Времени для этого было достаточно, но с другой стороны это довольно рискованно. Похитители не могли заранее знать, как быстро станет известно об исчезновении Ханта, поэтому я склонен думать, что Крейг все еще в Санта-Барбаре.
- Можно спросить?
- Конечно, Августа.
- Ты на самом деле веришь, что Крейга похитили или до сих пор убежден, что он сам устроил свое исчезновение с какой-то определенной целью?
- Скажем так, нельзя отбрасывать ни одну версию. Но скорей всего Хант в данной ситуации… жертва.
- Трудно менять свои убеждения, правда?
- Могу задать тебе тот же вопрос.
- Я не собираюсь обсуждать это с тобой, Мейсон.
- Жаль, я бы с радостью обсудил твои душевные муки из-за внезапно объявившегося и так же внезапно исчезнувшего сына.
- Лучше вернемся к главному. – Августу взглядом указала на бумагу, которую все еще держала в руках. Для нее было загадкой, почему Мейсон вел себя так, словно уже решил эту головоломку и точно знал, где искать Крейга, словно у него все под контролем. Ей очень хотелось знать, что заставляет его так думать. - Я правильно поняла, здесь перечислены места, где возможно держать Крейга?
- Все правильно.
- А даты?
- Это даты, когда эти помещения были взяты в аренду или выкуплены в собственность.
Августа снова стала изучать документ, на этот раз более внимательно. Склады в районе порта, заброшенные дома, старый полуразвалившийся мотель на окраине и другие злачные места Санта-Барбары. Многие названия были знакомы ей, но одно заинтересовало больше остальных.
- Склады химикатов на Хартон-стрит? Я думала там уже как лет пятьдесят все заброшено.
- Любимое пристанище бомжей и проституток нашего славного города. Я восхищен, что ты выделила именно его. Никогда не сомневался в твоих умственных способностях и видимо не зря. - Мейсон улыбнулся, давая понять, что говорит совершенно искренне. Но Августе казалось было абсолютно плевать на это. Конечно, сейчас ее больше интересовали сведения, которые ему удалось собрать. А сам он наслаждался их небольшой кооперацией, и умением Августы выделит основное из кучи мусора. - Посмотри на дату. Не находишь ничего странного?
Она сделала, как сказал Мейсон, про себя ругая его за то, что он тратил время на никому ненужные отступления, в ситуации, когда каждая минута была на счету. Понять, что он имел в виду не составило труда. Неужели впервые за два дня у них появилась реальная зацепка, которая может помочь в поисках Крейга?

- Полгода назад кто-то приобрел всю территорию с землей и помещениями. Тебе удалось выяснить кто покупатель?
- Пока, нет. И я бы не стал слишком рассчитывать на это. Если старые склады планировалось использовать для чего-то незаконного, покупатель, конечно же, будет подставным.
- Но что-то заставляет тебя думать, что именно там может находиться Крейг?
- Я этого не говорил. С чего ты взяла, что я так думаю?
- Прочитала на твоем лице.
- Мне всегда казалось, что я загадка для окружающих.
- Только не для меня. Я знаю тебя как облупленного. Все твои уловки… Зацикленность на собственной персоне. И я буду благодарна, если ты хотя бы на пять минут забудешь обо всем этом и расскажешь мне, что тебе известно.
- Хорошо, я сделаю это ради тебя. Смотреть на твои материнские страдания мне невыносимо. Сделку по продаже складов оформили в предельно короткие сроки, кто-то явно спешил. Но после покупки новый владелец ни разу не появился, чтобы осмотреть приобретенную собственность. Что уже само по себе странно. Примерно месяц назад какие-то люди все же объявились с рабочими и грузовыми машинами. И ты никогда не угадаешь, что первое было сделано. – Так как Августа явно не была намерена что-то спрашивать, Мейсон продолжил. По ее взгляду можно было понять, какая кипучая работа происходит у нее в голове. Как она старается проанализировать и сопоставить полученные сведения. Он даже испытал что-то вроде сочувствия. Слишком много всего произошло в жизни Августы за короткий срок. Не успев привыкнуть, что Хант ее сын, внезапно потерять его. Такому не позавидуешь. – Все склады были обнесены высоким забором с колючей проволокой.
- И что в этом странного? Склады расположены на окраине и облюбованы определённой публикой. Любой хозяин решил бы защитить свою собственность.
- Почему это не было сделано сразу, а только через пять месяцев?
- Причин для этого может быть миллион. У тебя есть что-то более стоящее или это все?
- Лучшее я оставил напоследок.
- Просветишь?
- В день исчезновения Крейга, там видели троих. Двоих мужчин и женщину. Симпатичную брюнетку. Удивительное совпадение, не находишь? Женщину завели в один из складов, затем мужчины достали из машины, на которой приехали, что-то большое и тяжелое и занесли внутрь. Через пару часов туда подъехал еще один человек. Мужчина на дорогой машине, хорошо одетый. Свидетель отметил это, потому что двое других, были одеты попроще, в обыкновенные футболки и джинсы и больше походили на вышибал из бара. А третий явно был классом выше. Уехал он поздно ночью, один.
- Какой внимательный и ценный свидетель. Догадываюсь, что это кто-то из местных обитателей, которому вряд ли можно доверять. – Услышанное показалось Августе крайне любопытным, но совсем не однозначным. А что-то в словах Мейсона вызвало у нее беспокойство, но она никак не могла сосредоточиться на этой мысли. Машина Крейга осталась у Песчаной бухты, значит его, конечно, увезли на другой. И хрупкой женщине, судя из показаний охранника «Кепвелл Энтерпрайзис», не под силу справиться с крупным мужчиной, даже если она его чем-то усыпила. Значит, у нее должны были быть сообщники. Все эти совпадения казались обнадеживающими, хотя, с другой стороны, люди, которых видели на Хартон-стрит, могли вообще не иметь никакого отношения к похищению Крейга. В этот момент Августа наконец поняла, что из сказанного Мейсоном так беспокоило ее. - Постой, ты же не думаешь… то, что достали из машины… что это был Крейг…


- Тебе не понравится то, что я думаю.
- Ты полагаешь… Нет, я не верю в это.
- Если Хант не замешан в собственном похищении, а требований о выкупе до сих пор не поступило, есть большая вероятность того, что склады используются, чтобы спрятать его тело.
- Я отказываюсь верить в это.
- Я просто стараюсь рассуждать логически, Августа. И буду рад ошибиться.
- Ты ошибаешься. Кто-нибудь кроме нас знает обо всем этом?
- Только детектив, нанятый мною, и еще пара надежных людей.
- Ты ничего не сказал, Келли?
- Главное, для меня вернуть ей мужа, по возможности не вовлекая ее в это. Не хочу давать ей ложных надежд.
- А полиция? Тебе следовало сразу сообщить им обо всем, что удалось узнать.
- Все не так просто, как кажется. Как ты заметила ранее, у меня нет конкретных доказательств, что Крейга держат на одном из складов на Хартон-стрит. Лишь сведения, полученные из сомнительного источника, частным образом. Этого недостаточно, чтобы получить ордер на обыск. И мне совершенно не хочется иметь проблем с владельцем складов, если он окажется не при чем.
- Можно сообщить об этом неофициально.
- Анонимный звонок?
- Как вариант. Полиции придется реагировать…
- Я не стану делать этого и тебе запрещаю. Послушай, мне нужно еще немного времени. На Хартон-стрит постоянно дежурят мои люди и внимательно следит за всем происходящим там. Как только я получу убедительные доказательства…
- Неужели ты не понимаешь, Мейсон, как раз времени у нас и нет! Любое промедление может стоит Крейгу жизни!
- Любые необдуманные действия с нашей стороны тоже могут стоит ему жизни. Я понимаю, ты хочешь, чтобы Крейг как можно скорей вернулся домой, чтобы он не пострадал. Я хочу того же, поверь, потому что речь идет о счастье моей сестры. Но спешка может сделать только хуже, ведь мы понятия не имеет насколько опасны люди, похитившие Ханта.
Августа собиралась возразить Мейсону, что именно потому что люди, похитившие Крейга, могут оказаться очень опасны, им следует немедленно начать действовать, заставить полицию обыскать склады, или самим попытаться проникнуть туда, но ей помешал раздавшийся телефонный звонок. Поэтому Августе пришлось молча наблюдать, как Мейсон поднял трубку и с сосредоточенным выражением на лице слушал то, что ему говорил звонивший. Задав собеседнику несколько вопросов. «Как давно это было?», «Ты уверен, что больше там никого нет?» и «Насколько реально попасть внутрь?» и получив ответы, Мейсон положил трубку. Августа не могла понять, удовлетворен он тем, что услыхал или нет. Видимо Мейсон говорил с одним из своих надежных людей, находившихся на Хартон-стрит. Сгорая от нетерпения она ждала, когда Мейсон заговорит, но он, обдумывая что-то, не спешил поделиться с ней новыми сведениями.

- Ты так и будешь молчать, заставляя меня сходить с ума?!
- Скажу, если ты пообещаешь не делать глупостей.
Августа едва сдержала себя, чтобы не выругаться. Что они все о себе возомнили? Сначала Уоррен, а теперь и Мейсон. Почему они считают, что она станет делать глупости? Никто не смеет указывать, как ей поступать! Речь идет о ее сыне, и она и не допустит, чтобы он пострадал. Если Крейга держат на Хартон-стрит необходимо действовать, вызволить его оттуда, арестовать людей, похитивших его.
- Я не нуждаюсь в твоей опеке Мейсон, оставь это для своей сестры.
- Знаешь, кого я вижу перед собой сейчас? Отчаявшуюся мать, способную на любое безумие, чтобы спасти своего ребенка. Я не удивлюсь, если выйдя отсюда, первое что ты сделаешь, это отправишься на Хартон-стрит вызволять Крейга в одиночку.
- Я не настолько сумасшедшая.
- Нет, Августа, ты именно такая. Поэтому прежде, чем сказать тебе что-либо, ты поклянешься мне в двух вещах. Первое, ноги твоей не будет на Хартон-стрит. Второе, никаких анонимных звонков в полицию. А еще сегодня ты останешься ночевать здесь. Это единственный способ проконтролировать, что ты не станешь подвергать свою жизнь опасности.
- Это не две и три вещи. И я не собираюсь, ни в чем клясться тебе.
- Значит, тебе придется остаться в неведение относительно того, что я узнал.
Мейсон, наблюдая за внутренней борьбой Августы, надеялся, что она сделает как он просит. Конечно, проще послать его к черту и поступить по-своему, но ее голос разума должен взять вверх над чувствами, иначе быть беде. Если Крейга держат на Хартон-стрит, у них будет всего одна попытка вытащить его оттуда и нельзя допустить ни одной осечки. Именно поэтому он ничего не сказал сестре, заранее зная, что ее невозможно будет удержать. Она помчится спасать мужа и подвергнет опасности не только его, но в первую очередь себя. А еще Мейсон жалел, что втянул во все это Августу, хотя она сама втянулась в это, придя за его помощью. Ему следовало ничего ей не рассказывать, но он рассчитывал на ее благоразумие и не учел, что материнские чувства Августы по отношения к Ханту, сильней, чем можно было предположить.
- Если я пообещаю тебе оставаться в стороне, ты пообещаешь, что сделаешь все возможное для спасения Крейга. – Августа пока не приняла окончательного решения, как ей следует поступить, но спор с Мейсоном мог затянуться на всю ночь, а ей не терпелось узнать, о чем ему сообщили по телефону. Пусть пока думает, что она сделает так как хочет он. Но сидеть сложа руки, она не станет, пусть Мейсон не рассчитывает на это.
- А чем, по-твоему, я занимаюсь? Ладно, если для спокойствия тебе нужно мое слово, отлично. Августа, я обещаю, сделать все возможное для спасения Крейга. Удовлетворена?
- Да, Мейсон. Со своей стороны, я обещаю не делать глупостей.
- Замечательно, что мы так быстро сумели договориться. – Наивность была одной из черт, абсолютно не присущих ему, поэтому Мейсон не поверил обещаниям Августы. Он прекрасно знал, чего она хочет, почему вдруг стала такой сговорчивой. Придется ему попросить Джулию присмотреть за сестрой, ради блага самой Августы.
- Теперь ты расскажешь, что тебе сообщили по телефону?
- Сегодня снова приезжал мужчина на дорогой машине. Пробыл он на Хартон-стрит не долго. Но уехал не один, а с одним из тех, кого видели ранее вместе с женщиной. Что не так? Почему ты так странно смотришь на меня?
- Поверить не могу, что именно эту информацию, я так долго выпытывала из тебя? Она совершенно бесполезна!
- Не спеши с выводами.
- Тогда убеди меня, чем может помочь то, что ты сказал.
- На Хартон-стрит осталась женщина и второй мужчина. Это увеличивает шансы моих людей, которые в настоящий момент пытаются проникнуть внутрь, остаться незамеченными. Если у них все выйдет, и они найдут там Крейга, я могу смело сообщить обо в всем в полицию…
- А если внутри помимо них есть кто-то еще…
- Это исключено. Нет никаких свидетельств, говорящих об этом.
- А как же забор с колючей проволокой? А сигнализация? Которая бесспорно должна быть установлена на всех складах.
- Я бы не стал иметь дел с дилетантами. Все, о чем ты говоришь, было мною предусмотрено.
- И что же дальше?
- А дальше, если Крейг внутри, они по возможности попытаются вытащить его оттуда. Если же с этим возникнут проблемы, за дело возьмется наша доблестная полиция. Но если Ханта не окажется внутри, нам придется начинать все заново.
- Звучит очень обнадеживающе. Почти как смертный приговор для Крейга.
- Это все, что у нас есть.

Августа постаралась взять себя в руки. Прямо сейчас ей хотелось сделать то, чего так опасался Мейсон. Сесть в машину и поехать на Хартон-стрит, прихватив с собой пистолет. Она знала, что это глупо, понимала, что люди Мейсона сразу же доложат ему, как только увидят ее там. Поэтому посчитав про себя до десяти, чтобы успокоиться, Августа поинтересовалась:
- Когда твои люди снова свяжутся с тобой?
- Как только появятся новости.
- Сегодня я останусь ночевать здесь. Заснуть я все равно не смогу… У вас мне будет спокойнее, чем дома.
- Разумное решение. И я сразу же сообщу, как только узнаю что-то новое.
- Договорились.
- Джулия скорей всего в гостиной, найди ее и скажи, что остаешься.
- А ты проведешь в кабинете всю ночь в ожидании звонка?
- Конечно, нет. Для чего по-твоему придумали мобильные телефоны. Позвоню Иден и отправлюсь спать. Из-за шторма на Лас-Сиренас она не может вылететь в Санта-Барбару.
- Разве она не в Мексике вместе с Крузом? Чья помощь нам бы весьма пригодилась.
- На Сиренас возникли проблемы, и ей пришлось поехать туда на несколько дней. Что касается Круза, тебе известно, он давно завязал с полицейской деятельностью, к тому же его мать серьезно больна. Он не может оставить ее, чтобы в очередной раз спасти кого-то из Кепвеллов.
- Ты тоже неплохо справляешься с этим, Мейсон. Хотя я согласна не со всем, что ты делаешь.
- Я польщен, Августа. - На этом Мейсон посчитал разговор оконченным. Ему надо было еще очень многое обдумать, потому что если он допустит где-нибудь ошибку и не сможет вытащить Крейга живым из этой переделки, то из-за чувства вины до конца жизни не сможет смотреть в глаза Келли и ее детям. И не только им, но и Августе. Мейсон не хотел подвести никакого из них, даже этого мерзавца Ханта. – Как только будут новости, я сообщу тебе о них.
- Буду ждать. А пока пойду найду Джулии и обрадую ее, что останусь сегодня на ночь у вас.

0

45

Стараясь вырваться из бесконечной темноты, Крейг ощутил чье-то легкое, едва заметное прикосновение. Теплые пальцы на щеке и голос. Тихий голос, звавший его. Ее голос, самый любимый на свете.
- Очнись, Крейг. Пожалуйста, приди в себя…
- Келли… - Он знал, что это она. Его окутывал запах ее духов. Нежная кожа ее рук, которую нельзя было спутать ни с чьей другой. Ошибки быть не могло. Это Келли. Неважно как ей удалось найти его, она здесь, она пришла за ним. С трудом, но Крейгу удалось открыть глаза, веки, налитые свинцом, делали это практически невозможным. Он не ошибся, перед ним стояла Келли. Она была прекрасна и смотрела на него с такой любовью. Переполняемый чувствам, Крейг любовался женой, забыв обо всем остальном.
- Любимый…
Келли обняла его. Удивительно, но он не чувствовал боли. Как будто само ее присутствие исцелило его.
- Ты не сдалась, ты отыскала меня. – Крейг всего на пару секунд закрыл глаза, наслаждаясь ее близостью. Неужели этот кошмар закончился? Где полиция? Почему Келли пришла одна? Что стало со Скэгом?
- Я ни за что на свете не перестала бы искать тебя, сыночек…
Крейг резко открыл глаза. Какого черта здесь происходит?!? Келли исчезла и теперь перед ним, вместо нее, стояла Августа Локридж. Как это возможно? Куда делась Келли? Ведь только что она была рядом…
- Как ты очутилась здесь? Где Келли?
- Я должна увести тебя отсюда, туда где будет безопасно. А потом ты увидишь Келли. С ней все в порядке. Она ждет тебя.
- Августа… - Крейг не знал, что сказать. Он испытывал дискомфорт, и не от того, что был закован в кандалы и подвешен. Это было из-за того, как Августа смотрела на него. Как никогда прежде. Обычно так Келли смотрела на Криса и Дженни. София на всех своих детей. Так Августа всегда смотрела на Уоррена. С лаской и теплотой, с желание защитить и оградить его от всего на свете.
- Ничего не говори, милый, тебе не стоит напрягаться. Я отвезу тебя в больницу. Все будет хорошо. Мама рядом, я позабочусь о тебе.
Сказав это, Августа стала снимать с него кандалы. Крейг не представлял, где она взяла ключи. Он даже не был уверен, что она не галлюцинация, такая же, как и Келли. Но четко понимал, Августа не сможет удержать его, а он вряд ли устоит на онемевших ногах. Почему она никого не позвала на помощь?
- Крейг, пожалуйста, приди в себя. Ты не можешь умереть. Не можешь так поступить со мной.
Образ Августы стал медленно растворяться, а о возвращении в реальность ему дала знать ужасная боль. Как будто в каждую мышцу втыкали острые иголки. Но это было не все. Что-то изменилось. Обычно так чувствуешь себя, когда после нескольких дней проведенных на яхту посреди океана, снова вступаешь на твердую землю.



- Крейг, открой глаза, прошу тебя!
Он ощутил, как что-то мокрое коснулось его лица. Почему-то от этого ему стало легче. И помогло найти силы открыть глаза и прохрипеть:
- Воды…
Миранда поднесла бутылку к губам Крейга, удерживая ее одной рукой, другой продолжая протирать его лицо влажным платком, пока он пил.
- Ты весь горишь. У тебя жар. Крейг, скажи, что понимаешь то, что я говорю тебе?
Значит, вот почему его так знобило, из-за температуры. Не удивительно, что у него начались галлюцинации. Хорошо, что Миранда оказалась здесь и привела его в чувства. Вот только то, с каким испугом она смотрела на него, Крейгу не нравилось. Словно он уже был мертв, а она пыталась воскресить его.
- Хоронить меня еще слишком рано. – Отвернув голову от пустой бутылки, сказал Крейг.
- Прости… Я не хотела… - Миранда разжала пальцы, и бутылка с глухим треском упала на пол. Смотря на бледного, тяжело дышащего Крейга, ненавидя себя, что помогла похитить его, она одновременно мысленно благодарила Бога, за то, что он все еще жив. Еще несколько минут назад надежды на это у нее почти не осталось. Стараясь не расплакаться, Миранда расстегнула рубашку Крейга и стала протирать платком его грудь. Сбить температуру это не поможет, но ей необходимо было делать хоть что-то. – Мне было так страшно. Ты был без сознания, когда я пришла. Я так старалась разбудить тебя… Я… А ты никак не приходил в себя.
- Миранда, посмотри на меня. - Она сделала как он попросил, тут же разрыдалась. Крейгу хотелось обнять ее, успокоить, попросить прощения, что из-за него ей пришлось проходить через этот кошмар. Если бы он мог изменить это. – Ты ни в чем не виновата.
- Не правда. Виновата. Если бы я не согласилась…
- У тебя был выбор? Думаю, что нет.
- Не важно, я не… Но Скэг… Он угрожал моей семье. Из-за него папа попал в больницу.
- Это не было несчастным случаем?
- Я отказалась помогать Скэгу… Он подстроил аварию, чтобы надавить на меня… Чтобы заставить предать тебя. - Обняв Крейга и уткнувшись лицом ему в грудь, плача навзрыд, Миранда продолжала просить прощение. Отчаянно, не в силах остановиться.
Объятия Миранды вызвали у Крейга новый приступ боли, но он старался игнорировать его. Ему необходимо было подумать, оценить обстановку, дать ей время выплакаться, прежде чем задать интересующие его вопросы. Крейг осмотрелся вокруг. Странное чувство, испытываемое им, когда он приходил в себя оказалось легко объяснимым. Миранда подставила ему под ноги один из ящиков. А чтобы взобраться самой, рядом поставила еще один. Крейг мог представить, с каким трудом ей удалось это сделать. Теперь он не висел, а стоял. Благодаря этому кровь стала поступать к рукам и ногам, о чем свидетельствовало покалывание в мышцах. А в купе с утоленной жаждой, Крейг чувствовал себя вполне сносно, для положения, в котором оказался. Если бы еще ушла эта слабость, и прекратилась нестерпимая головная боль. Миранда, молодец, сделала то, что нужно. Он никогда не сомневался, что Скэг угрозами заставил ее помогать ему. Она любила свою семью, особенно отца, хотя вряд ли вслух призналась бы в этом. А то, что Скэг нашел ее болевые точки, было неудивительно. В этом он мастер, чертов ублюдок. Крейг посмотрел на прижимающеюся к нему Миранду. Волосы ее были растрёпаны. На ней была та же одежда, что и в день его похищения, облегающий топ и короткая юбка, совершенно помятая. Как с ней обращались все это время? Скэг не жилец, если посмел обидеть ее. Задаваясь вопросом, как Миранде удалось проникнуть сюда, Крейг увидел то, чего не заметил раньше. Синяки у нее руках. Четкие следы пальцев на нежной коже.

- Этот мерзавец сделал тебе больно?
- О чем ты? - Спросила Миранда, подняв голову и посмотрев на Крейга. Проследив за его взглядом, она сразу же поняла, о чем идет речь. Ей хотелось уйти от ответа, поэтому, разжав объятия и отступив от него на один шаг назад, чтобы потянуть время, она принялась усердно вытирать слезы, размазывая по лицу потекшую тушь. Нет, рассказать обо всем Крейгу… Рассказать о том, на что ей пришлось пойти, чтобы попасть к нему. Она не могла сделать этого.
- Скэг бил тебя? -Миранда отрицательно покачала головой. Такое ее поведение казалось Крейгу странным и непонятным. У нее не было никаких причин защищать Скэга, но ей явно не хотелось объяснять наличие синяков на своем теле. Но к его ужасу, это было не все. Теперь, когда она стояла напротив него, и он смог полностью обвести ее взглядом, Крейг обнаружил и другие синяки. На шее и груди, над вырезом топа. И, конечно, короткий подол юбки был не в силах скрыть синяки на бедрах. Фантазия начала рисовать Крейгу самые отвратительные картины того, как Скэг обходился с Мирандой. - Зачем ты врешь?
- Я не вру.
- Тогда откуда синяки?
- Не заставляй меня отвечать. Пожалуйста, Крейг.
Крейг снова посмотрел на Миранду. Он не хотел верить, что его догадка верна, но все говорило именно об этом. Нет, у него просто разыгралось воображение. Ему необходимо знать наверняка.
- Ты не сделала этого? Скажи, что я ошибаюсь, и ты не сделала этого?
- Я должна была попасть к тебе любой ценой.
Ни капли сожаления во взгляде Миранды покоробило Крейга. Он не хотел жертв с нее стороны. Он не заслужил их. Тем более таких.
- Ты презираешь меня?
- Нет, я презираю себя. Ты не должна была делать этого ради меня.
- Это было мое решение. – Теперь, когда Крейг узнал о ее поступке, она посчитала необходимым все объяснить ему. Глупо было надеяться, что ей удастся скрыть это. - Я совсем не знаю Санта-Барбары, но, кажется, мы где-то на окраине города. Это какие-то старые, заброшенные склады. Меня держат в комнате в конце коридора, и там не так плохо, как здесь. Есть крохотное окно и кровать. Я не голодаю, и элементарные удобства в моем распоряжении. Нас охраняют двое сообщников Скэга. С одним из них, Джимом, мне удалось подружиться. Он считает меня красивой. Я попросила его помочь мне увидеть тебя. И плата за это была не так уж и высока.
Крейгу было невыносимо слушать то, что говорила Миранда. Ему хотелось заткнуть уши, но из-за кандалов не мог сделать этого. Он чувствовал себя последней сволочью. Почему это снова случилось? Почему-то кому-то вновь приходится страдать из-за него?
- Я никогда не прошу себе этого.
- Крейг, не надо, не терзай себя. Это я Миранда. Твоя бывшая любовница. Мне не впервой добиваться чего-то с помощью своего тела. И на этот раз у меня нет поводов для сожалений. – Миранда грустно улыбнулась Крейгу. Она видела боль в его глазах, из-за ее поступка. Это одновременно радовало и огорчало. Она небезразлична ему, он все еще что-то испытывает к ней. Может и не то, чего бы ей хотелось, но и этого было достаточно. Она ни в чем не раскаивалась и готова была повторить все столько раз, сколько потребуется, пока не вытащит его отсюда. Исправить свою ошибку, вот что Миранда собиралась сделать.


- Я не заслужил этого, и не убеждай меня в обратном.
- Заслужил, Крейг. По крайне мере для меня это так. Ты не хочешь пить? У меня есть еще одна бутылка воды. Это все, что получилось достать. Но в следующий раз, я принесу какую-нибудь еду, и ключи от кандалов… Если мой план удастся, мы выберемся отсюда, оставив Скэга ни с чем. Джим поможет нам.
- Ты уверена? Вероятно, он просто использует тебя, для удовлетворения своих потребностей. – Крейгу было противно говорить это. Он помнил этого Джима, заходившего к нему недавно вместе со Скэгом. При мысли, что этот отвратительный тип прикасался к Миранде, Крейг чувствовал, как к его горлу подступает тошнота.
- Но я же здесь. Послушай, мы выпутаемся из этого. Скэг не находится здесь постоянно. Я найду для нас способ сбежать. Мне нужно немного времени, чтобы убедить Джима…
- Нет, Миранда, это ты послушай меня. Сама мысль доверять человеку Скэга ошибочна. Он не предаст босса, потому что в мафии наказание за это смерть. Я точно знаю, о чем говорю. Но если он все же пойдет на предательство, ты должна забыть обо мне и спасть себя. Если у тебя появится возможность выбраться, уходи одна. Попробуй спрятаться в безопасном месте или иди прямиком в полицию…
- Я не уйду без тебя! Как ты можешь говорить такое!
- Потому что вдвоем нам не сбежать. Я буду обузой. Задумайся на секунду, и ты поймешь, что я прав. Посмотри на меня. Я обессилен и вряд ли сумею пройти и пару шагов, не потеряв сознание.
- Я не брошу тебя, Крейг. После того, как поспособствовала всей этой ситуации. Я должна все исправить.
- Ты должна думать о своей жизни. А я позабочусь о себе.
- Каким образом? Пока я буду где-то прятаться или доберусь до полиции, Скэг убьет тебя. А потом найдет меня и тоже убьет.
- Брайан не допустит этого, он защитит тебя.
- Только зачем мне жить, зная, что я виновата в твоей смерти?
- Я не собираюсь умирать. Не доставлю Скэгу такого удовольствия.
- Ты сам не веришь в то, что говоришь.
- Верю, потому, что мне есть ради кого жить.
Миранда стиснула кулаки так, что ногти впились ей в кожу. Келли, Келли, Келли. Всегда она. Никого другого для Крейга просто не существовало. Даже сейчас, когда они один на один, все его мысли о ней. Нечестно. Если бы у нее была возможность изменить это. Если бы удалось сбежать отсюда и увезти Крейга из Санта-Барбары, даже ненадолго. Чтобы он принадлежал лишь ей. День или два, пару часов, только они, вдали ото всех.
- Я не оставлю тебя.
Видя упрямый и непреклонный взгляд Миранды, Крейг решил прекратить спорить с ней. Пока они оба продолжали оставаться пленникам Скэга, все это не имело значения.
- Как ты думаешь, твое и мое исчезновение кто-нибудь догадается связать. Может Брайан? Твои родители начнут беспокоиться и позвонят Джейн, она скажет об этом Брайану, а он умный парень и может быть заподозрит что-то. Или твой жених, Питер. Вернется из Европы и поняв, что ты пропала…
- Неужели, ты так и не понял, Крейг.
- Чего?
Губы Миранды тронула горькая усмешка. Она села на деревянный ящик, свесив ноги вниз и посмотрела на него таким печальным взглядом, что Крейг понял, то, что он услышит от нее, будет плохими новостями.


- Нет и никогда не было никакого Питера Смита. Верней, он разумеется был. Богатый, обходительный и щедрый. Всего лишь иллюзия, за которой скрывалось чудовище. Скэг, вот кем на самом деле был Питер.
Крейг ощущал себя идиотом. Почему он раньше не догадался об этом? Все ведь лежало на поверхности. В день его похищения, стоило ему упомянуть имя жениха Миранды, и она тут же менялась в лице. Он же чувствовал уже тогда, что-то не так с этим Питером. Скэг годы потратил на то, чтобы реализовать свой план мести и, конечно, заранее подобрался к Миранде, чтобы использовать ее. Питер Смит, умно. Скэг даже имя подобрал себе со своими настоящими инициалами.
- Когда ты узнала, кто на самом деле мистер Смит?
- После твоего приезда в Нью-Йорк. Я не собиралась обманывать его и рассказала о нашей встрече. И Скэг решил сбросить свою маску. Я стала заложницей в собственном доме. Выходила только с ним, звонила по телефону под его присмотром. Он постоянно угрожал, что убьет по очереди всех мои родных, и начнет с детей. Если ему необходимо было уйти, за мною приглядывал его человек. Скэг с наслаждением рассказывал мне, что сделает с тобой, и почему ты заслужил все это. До настоящего времени, это были самые жуткие недели в моей жизни. А однажды он поведал, какая роль в его плане отведена мне. Я сказала, что лучше умру, но не стану помогать ему. После этого папа попал в автокатастрофу, а Скэг и не скрывал, что это его рук дело. И вот мы здесь, Крейг. Из-за всего этого. – Миранда обреченно вздохнула. Она выговорилась, но легче ей не стало. А идея, что с помощью подельника Скэга им удастся выбраться, уже не казалась такой блестящей как раньше. Возможно Крейг прав, Джим использует ее, а наигравшись сдаст Скэгу, который только и ждет момента, когда наконец сможет их убить.
- Мне жаль, что я подверг твою жизнь опасности. Я не хотел, чтобы пострадала ты или твоя семья. Лучше бы нам вообще было не встречаться…
- И сейчас у меня был бы отвратительный шрам на лице. Я сильно разозлила Кевина в тот вечер.
- Он был пьян и не понимал, что делал.
- Он понял, что мне плевать на него.
- Мужчина обязан держать себя в руках, в любой ситуации.
- Со сломанной рукой ему проще было делать это. - Задержав взгляд на Крейге, Миранда рассмеялась. Нервно, с примесью горечи. Тогда, в вечер их знакомства, ее жизнь началась с чистого листа. Очаровательный незнакомец, пришедший ей на помощь перевернул все с ног на голову. Крейг заставил ее почувствовать себя нужной, важной, живой. Не безмозглым приложением для выхода в свет и постели, а интересной женщиной, способной стать лучше, чем казалась сама себе. Как она могла не влюбиться в него, даже если он ничего не обещал и сразу очертил границы их отношений? И вот где они оказались теперь. В грязном подвале в плену у психа.
Глядя на смеющуюся Миранду, Крейг с грустью и тоской вспоминал тот далекий вечер в Нью-Йорке. Ему было чертовски скучно на приеме у Джонсонов, и он вышел на улицу покурить. И, конечно, не предполагал, что станет свидетелей, как любовник Миранды пытается изуродовать ее, за то, что она решила бросить его. Он не собирался причинять физический вред этому подонку, просто слегка переусердствовал, выбивая нож у него из рук. После этого между ними все и закрутилось. Миранде легко удалось соблазнить его, впрочем, он и не сопротивлялся этому. Возвращаться домой и оставаться одному, наедине со своими мыслями, после посещения клиники, где лежала Иден, было для него тяжело. Отношения с Мирандой позволили убежать от бессонных ночей и себя самого. Рядом с ней Крейг чувствовал себя гораздо лучше, она отвлекала его от безнадёжных мыслей.
Неожиданно для обоих в комнате появился Джим, сообщник Скэга.
- Вам пора закругляться. Марио едет обратно. Если он что-то заподозрит и доложит Скэгу, мы все покойники.
Взяв Миранду под локоть, Джим заставил ее встать, а затем вывел из помещения. Вернувшись, он отодвинул ящики обратно к стене. Снова повиснув, Крейг стиснул зубы, стараясь сдержать стон от боли, ставшей еще острей после небольшой передышки. Подобрав пустую бутылку, подельник Скэга вышел, запер дверь на ключ и выключил свет. Все вокруг погрузилось во мрак. В полной темноте Крейг думал о двух вещах, пока туман снова не окутал его сознание. Первая, удастся ли Миранде вытащить его отсюда, с помощью предателя в стане Скэга. А вторая, как отреагировала Августа, узнав, что он пропал. Пожалела ли она хоть на секунду о том, что так ненавидела его? Или выдохнула с облегчением, потому что он исчез из ее жизни?

0

46

No time.
There's no end.
There is no goodbye.
Disappear
With the night.
No time…
Нет времени.
Нет конца.
Нет прощаний.
Исчезни
Вместе с ночью...
Нет времени...
M83 «Wait».

- Мамочка, посмотри!
Услышав голос дочери, Келли оторвалась от газеты, которую читала, свернула ее и отложила в сторону. С ласковой улыбкой наблюдая, как Дженнифер, немного неуклюже шагая, направилась к ней, держа в руках листок бумаги.
- Это папочка.
Дженни протянула ей рисунок, на котором было изображено что-то отдаленно напоминающее человеческую фигуру. Цвет глаз и волос человечка, указывали, что на рисунке изображен Крейг. Келли почувствовала ком в горле. Задержав дыхание на пару секунд, она постаралась взять себя в руки. Никаких слез при детях. Ни за что.
- Так красиво, солнышко. Папе очень понравится.
- Я скучаю.
- Я тоже, милая. – Келли подхватила дочь на руки, посадила к себе на колени и стала покачивать. Глядя на нее, так похожую на отца, она подумала о том, что сейчас многое отдала бы, чтобы увидеть Дженни у него на руках. Раньше им приходилось спорить из-за этого. Когда Дженнифер начала ходить, Крейг продолжал таскать ее на руках. Она была против этого, считая, что нельзя потакать капризам ребенка, а нужно приучать к самостоятельности. Крейг в свою очередь соглашался с ней, но продолжал баловать дочь.
- Когда папочка вернется?
- Скоро, очень скоро, родная. – Смотреть в такие чистые и невинные голубые глаза Дженни и врать ей, было больно, но Келли не могла по-другому. Потому что правильно объяснить дочери происходящее вряд ли было возможно. Она слишком мала, чтобы все понять, да и как можно объяснить то, что ее папа исчез и никто не знает, что с ним. Вернется ли он, увидят ли они его вновь, или уже нет никакой надежды. Келли крепко прижав дочь к себе, стала молиться, чтобы Крейг вернулся к ним.
Через некоторое время Дженни заерзала, пытаясь слезть с колен матери на пол. Келли отпустила ее. Оказавшись внизу малышка, удивленно хлопая ресницами, стала что-то внимательно разглядывать у себя под ногами. Проследив за взглядом дочери, Келли нервно сглотнула. Дженнифер смотрела на снимок Крейга в утренней газете, случайно упавшей на пол.
- Папа.
Малышка бухнулась на пол рядом с диваном, взяла газету в руки и поцеловала фото отца. Это было и трогательно, и душераздирающе одновременно. Келли едва сдерживала себя, чтобы не расплакаться. Смахнув рукой выступившие слезы, она ласково погладила дочь по голове.
В этот момент раздался стук в дверь, и, со словами «можно войти», в детской появилась Августа Локридж. Дженнифер, выронив газету, тут же вскочила на ноги и подбежала к ней.
- Ауста!!!
Августа, улыбнувшись тому, как мило прозвучало ее имя из уст девочки, хоть и исковерканное, присела на корточки и обняла свою внучку. Внутри у нее разлилось приятное тепло. Крохотные ручки, обнимающие ее за шею, легкий поцелуй в щеку, и такая заразительная искренняя детская улыбка, от которой она была не в силах оторваться, вселили в нее уверенность, что в итоге все закончится хорошо. Она правильно поступила. Сделала то, что должна была. Это не было ошибкой. Ради Крейга и его детей. Ее сына и внуков.
- Посмотри!
Дженни, высвободившись из объятий Августы, подбежала к дивану, схватила свой рисунок и вернулась обратно, протянув ей листок. Августа была растрогана до глубины души. Девочка явно старалась нарисовать отца, вкладывая в рисунок всю свою детскую искреннюю любовь. Августа ласково посмотрела на внучку. Дженнифер смотрела на нее с улыбкой до ушей блестящими, широко распахнутыми глазами. Глазами Крейга. Сердце Августы сжалось от боли. Как же это ужасно и несправедливо, что все им, даже этой крохе, проходится проходить через подобное, пусть она и не знает о том, что происходит.
- У тебя здорово получилось. Твой папа здесь очень красивый.
- Это мой подарок ему.


Келли молча наблюдала за Августой и Дженнифер, снова стараясь справиться с нахлынувшими эмоциями. Они пока не сказали детям, что Августа их бабушка, но после исчезновения Крейга, она постоянно приходила в особняк и успела подружиться с внуками. Келли очень радовалась этому, хоть что-то хорошее происходило во всем этом кошмаре.
- Привет, Августа.
- Здравствуй, Келли. Пойдем, сладкая. – Держа рисунок внучки в одной руке, взяв ее за руку другой, Августа подошла к дивану и присела рядом с Келли. Она собиралась посадить Дженни к себе на колени, но девочка, упрямо нахмурив носик, замотала головой и отпустив ее руку, спросила:
- Хочешь, я тебе нарисую?
- Будет здорово, солнышко.
Дочь Крейга с радостной улыбкой вернулась к своим карандашам и листам бумаги, раскиданным посередине детской, и принялась снова рисовать.
- Как ты, Августа?
- Давай, я задам тебе тот же вопрос, и твой ответ будет и моим ответом.
Келли, понимающе кивнув, посмотрела на свекровь. Обыкновенный, дежурный вопрос, на который сейчас нельзя было подобрать подходящего ответа. Все в порядке, все хорошо, нормально, ничего из этого в данный момент смысла не имело. Ничего хорошего и нормального просто не было. Страх, боль и угасающая надежда. А еще думать об Августе как о своей свекрови, было для Келли странно и непривычно. Ее свекровь. Мать Крейга. Крейг…
- Ты ночевала у Джулии? Мейсон утром забирал Криса и упомянул об этом…
- Вчера я задержалась у них допоздна и решила остаться.
- Не подумай, что я собираюсь лезть не в свое дело, но, наверное, тебе стоит пожить у них некоторое время. Пока все не уляжется.
- Не переживай, Келли, я со всем справлюсь. Для этого мне не нужна жилетка, чтобы поплакаться в нее. – Августа все не могла перестать думать о своем поступке. Мейсон сильно разозлится, узнав об этом. Может ей стоит рассказать обо всем Келли? Она сумеет понять ее. А еще она вправе узнать о происходящем. Мейсон ошибается, пытаясь оградить сестру. Но не сделает ли она этим только хуже? Если Келли пострадает, Крейг никогда не простит ей этого. – Надеюсь, это не прозвучало слишком грубо.
- Нет, Августа, все в порядке. Мне не следовало… Забудь о моих словах. Скажи, как там Крис?
- Не волнуйся, Келли. Уильям и Честер во всю его развлекают. Скучать ему не приходится. А Саманта делает все, чтобы он случайно не наткнулся на статью в газете или выпуск новостей по телевизору и узнал о похищении отца.
- А как сама Сэм справляется со всем этим?
- Лучше каждого из нас. Ты же знаешь, она обожает Крейга и убеждена, что с ним просто не может случится ничего плохого. И сказала, что не будет разговаривать с теми, кто считает по-другому.
Слова Августы заставили Келли на миг улыбнуться, но бросив взгляд на увлеченно рисующую дочь, она снова помрачнела.
- В чем дело?
- Это так ужасно, скрывать от детей правду. Я не уверена, что права, ограждая их от этого. Потому что если Крейг… Как я объясню им это. Как расскажу правду, когда они подрастут?
Августа положила свою ладонь на руку Келли, чтобы поддержать ее и успокоить. И снова подумала, что неправильно с ее стороны продолжать молчать. Речь ведь идет о ее муже. Разве на месте Келли, она хотела бы прибывать в неведение? Августа точно знала, что нет.
- Знаешь, есть кое-что, что я должна рассказать тебе.
Келли вопросительно посмотрела на женщину, сидящую рядом. Августа явно нервничала. Она заметила это, как только Августа появилась в детской, но списала на переживания из-за Крейга. Но здесь было что-то большее. Теперь Келли отчетливо видела это. Во взгляде Августы, в том, что ее руку слегка дрожала, она находила подтверждение своей догадке. Есть что-то, чего она не знает. Что-то, что касается Крейга.
- Но здесь не лучшее место. Может позовешь служанку, а мы спокойно поговорим в кабинете или в гостиной?
- У тебя есть новости о Крейге?
- Да.
Келли почувствовала, как ее сердце замерло. Она почти не дышала. Боже, только бы новости были хорошими, пусть это будут хорошие новости.
- Я попрошу Маргариту присмотреть за Дженни. Подожди меня в гостиной.
- Хорошо.
Выходя из детской и спускаясь по лестнице, Августа продолжала убеждать себя, что поступила правильно. И надеялась, что услышит подтверждение этого от Келли. Что она ничего не испортила и не сделала хуже Крейгу. Что ее поступок поможет ему. В противном случае, как она сможет жить дальше, понимая, что кровь ее сына на ее собственных руках и совести?

0

47

- Все это вчера я узнала от Мейсона.
Августа закончила свой рассказ, но Келли никак не могла прийти в себя. Злость на брата смешалась со страхом за Крейга, а в голове была абсолютная каша из самых разных мыслей.
- Тебе не кажется, что Мейсон становится копией отца, стараясь оградить меня, словно фарфоровую куклу, не интересуясь моим мнением.
- Гены и кровь - это то, с чем мы не можем бороться.
Фраза Августы прозвучала несколько странно, и Келли не была уверена, что она имеет в виду ее брата и отца.
- Я не отрицаю, что могу поступать необдуманно. Но не верить в мою способность рассуждать трезво и разумно…. Понимать всю сложность ситуации.
- Здесь я с тобой согласна. Мейсон не должен быть держать тебя в неведение.
- Что же получается. Пока мой брат не получит убедительных доказательств, что Крейг на Хартон-стрит, он больше ничего не станет предпринимать? Но это неправильно. Как можно спокойно ждать и ничего не делать? Скажи, утром были еще какие-нибудь новости? Удалось ли людям Мейсона проникнуть внутрь складов?
- Да, но Крейга они там не видели. Только женщину и одного из охранников. Женщина скорей всего заложница, а не сообщница. По крайне они пришли к такому выводу. Но это не значит, что Крейга там нет, просто они не сумели осмотреть всю территорию. Им пришлось уйти оттуда, потому что вернулся второй охранник. На там есть несколько помещений, запертых на ключ. Вполне возможно, что в одном из них держат Крейга.
- И что Мейсон?
- Поехал к тебе забирать Криса.
- Почему он не сообщил в полицию об этом?
- Не знаю, не посчитал нужным. Он говорил со своими людьми, когда выходил из дома, поэтому я не в курсе, что Мейсон собирается делать дальше.
- Значит, мы должны сделать это сами. Сообщить в полицию, пусть едут на Хартон-стрит и все там перевернут!
Августа подошла к столику с напитками и налила себе воды. Сделав пару глотков, а затем поставив стакан обратно на столик, она повернулась к Келли и, в упор глядя на нее, сказала, перед этим глубоко вздохнув.
- Я уже сделала это.
На несколько секунд Келли онемела. Стараясь угнаться за собственными мыслями, она спросила, немного неуверенно, словно не веря своим ушам.
- Ты позвонила в полицию?
- Позвонила. Мейсон не оставил мне выбора. Я пыталась поговорить с ним, а он развернулся и ушел, сказав, что мы поговорим позже. А еще подговорил Джулию следить за мною. Это было чересчур, и я просто сделала это. И сразу же пришла сюда, чтобы… Наверное, мне следовало все хорошенько обдумать, прежде…


- Жаль, что уже поздно следовать собственному совету!
Появившийся в гостиной Мейсон выглядел сердитым и недовольным. Он буквально готов был испепелить Августу неодобрительным взглядом.
- Ты хоть понимаешь, какую глупость совершила?!
- Ты не оставил мне вы…
- Как ты мог скрывать от меня информацию о Крейге! – Не дав договорить Августе, накинулась на брата Келли. Происходящее не укладывалось у нее в голове. Мейсон, действующий за ее спиной, Августа, знающая об этом, в итоге решившая поступить по-своему. И она, оказавшаяся в абсолютном вакууме и пытающая разобраться со всем, свалившемся на нее, с единственным желание, чтобы ее муж вернулся домой, живым и здоровым.
- Чтобы избежать ситуации подобной этой. И мне следовало быть умней и ничего не говорить тебе, Августа. Вы обе слишком заинтересованы, чтобы трезво рассуждать.
- Слишком заинтересованы? Ты слышишь себя, Мейсон?!
- Только себя он и услышит, как всегда.
- Двое на одного, замечательно. Ваше взаимопонимание не может не радовать меня. Прямо семейная идиллия. Только боюсь, вы недооцениваете всю глупость поступка Августы.
- Я не жалею, что позвонила в полицию. На самом деле, мне следовало сделать это еще вчера. – Отрезала Августа, совершенно без всякого сожаления смотря на Мейсона. Она не верила, что он был удивлен ее поступком. Зол, да, но не удивлен. Такое вполне можно было предположить. Не мог же Мейсон всерьез полагать, что она станет молча наблюдать за его манипуляциями, и сидеть сложа руки, ожидая, что из всего этого выйдет. Она обязана спасти своего сына, это ее святой долг. Кто кроме матери может это сделать?
- Что же тебя остановило?
- Обещание данное тебе.
- Что не помешало тебе нарушить его сегодня.
- Августа поступила правильно. Если Крейг на Хартон-стрит, полиция найдет его, поймает негодяев, похитивших его, и все это, наконец, закончится.
Августа улыбнулась Келли, благодаря за поддержку. Она не сомневалась, что жена Крейга будет на ее стороне. Иначе и быть не могло. Крейг был очень дорог каждой из них, они хотели его возвращения домой и были готовы ради этого на все. Келли улыбнулась ей в ответ, а затем они одновременно посмотрели на Мейсона, тем самый давая ему понять, что в настоящий момент он один против двоих.
- Я сейчас расплачусь от умиления. Хант, если бы был здесь, захлебнулся бы от восторга, что его жена и мать так быстро нашли общий язык.
- Что за глупость, Мейсон. Крейг не…
- О, нет, Келли, глупость - это то, что сделала Августа.
- Я ни о чем не жалею. И сделала бы это снова. Уверена, не пройдет и часа, и мы все сможем вздохнуть с облегчением, потому что Крейг будет дома.
- Ни на секунду не сомневаюсь, что не жалеешь. То ты пожалеешь, когда до тебя, наконец, дойдет, что мы имеем дело с профессионалами. Наивно полагать, что в полиции Санта-Барбары у них нет своих людей. И что те, кто похитили Крейга скорей всего будут в курсе, что полиция едет к ним. И вовремя заметут следы.
Поставив точку, Мейсон без всякого удовольствия наблюдал за эффектом, произведенным его словами. Келли застыла прижав руки к груди, а взгляд Августы горел пониманием и ужасом от содеянного. Повисшая пауза длилась около минуты. А затем Августа, тяжело дыша, словно задыхаясь, сверля его гневным взглядом, спросила:
- Почему ты не сказал об этом вчера?
- Решил, что ты должна допускать такую возможность. Я сожалею, Августа. Правда, сожалею. Мне следовало заострить на этом твое внимание, чтобы избежать…
- Что же я наделала…

- Мейсон. - Келли все еще пытаясь разобраться с происходящем. Теперь поступок Августы и его последствия предстали перед ней в совершенно ином свете. Если Мейсон прав, то прямо сейчас жизнь Крейга подвергается намного большей опасности, чем несколько часов назад. – Ты думаешь…
- Нет, Келли. Никакой паники. Все бу…
Звонок мобильного телефона не дал Мейсону договорить. Он достал мобильник из кармана пиджака, поднял трубку и молча слушал, что ему говорили. А затем, сказав «держи меня в курсе», нажал отбой и положил телефон обратно в карман.
- С кем ты говорил?
- Со своим человеком, находящемся на Хартон-стрит.
- Полиция уже там?
- Пока, нет.
- Тогда? …
- В том складе, где держат женщину, кто-то стрелял. Мой человек слышал два четких выстрела.
- О Боже! Мы должны поехать туда, Мейсон. Немедленно!
- Это неразумно, Келли.
- Мне плевать, разумно это или нет! Я поеду туда, с тобой или без тебя!
- Для чего? Чтобы подвергнуть свою жизнь опасности?
- Даже не пытайся остановить меня! Уже хватит того, что своим молчание ты довел…
- Я поеду с тобой, Келли. – Подала голос Августа, пребывающая до этого в ступоре. Не успев до конца осознать последствия своего поступка и тут же услышать о выстрелах на Хартон-стрит, она словно оказалась в другой реальности. Там, где можно было все отменить. Выполнить обещание, данное Мейсону, не вмешиваться. И не думать о том, что следующее, что ей придется делать, это хоронить собственного сына.
- Ладно, я отвезу вас. Не вижу смысла терять время на споры. В любом случае, полиция приедет на Хартон-стрит раньше нас, и мы узнаем всю информацию из первых рук.
- Тогда чего мы ждем. Едем.
Келли направилась к выходу. Мейсон последовал за ней. Августа, стараясь окончательно прийти в себя, пошла за ними. Они не успели дойти до двери, как снова зазвонил мобильный Мейсона. Августа и Келли остановились у лестницы и стали нетерпеливо ждать, когда Мейсон поговорит по телефону и расскажет, что еще ему сообщили. На счету была каждая секунда. На Хартон-стрит могло произойти что угодно, и ничего точно не знать, а лишь предполагать было невыносимо. Разговор Мейсона длился недолго и закончился фразой. «Хорошо, я передам им». Вернув телефон в карман, он посмотрел на Августу и сестру, подбирая слова, чтобы как можно мягче сообщить о том, что ему сказала Джулия. Но ничего подходящего не шло ему на ум, хотя раньше он никогда не испытывал проблем с этим.
- Мейсон, не молчи, пожалуйста.
- Пообещайте мне, что постараетесь держать себя в руках.
- Ради бога, Мейсон. Скажи, наконец, что твой человек сказал тебе.
- Вообще-то я говорил с Джулией, Августа. Полиция уже на Хартон-стрит. Они нашли Крейга. Его уже везут в «Санта-Барбара Мемориал».
- О Боже! Августа, ты слышала? Они нашли его! – Келли облегчённо выдохнула, но при этом ее всю трясло. Крейг нашелся. Она так верила и это случилось. Крейг… Скоро она увидит его. Увидит. – Что еще сказала Джулия? Он ведь не пострадал? Это же полиция стреляла в негодяев, похитивших его. Наверняка полиция. Поверить не могу…
Августа переводила взгляд с Мейсона на его сестру и четко осознавала, радость Келли преждевременна. Сначала выстрелы, а теперь это, связать два этих события не составляло особого труда.
- Почему Крейга везут в больницу, Мейсон? И не пытайся увильнуть от ответа. Я вижу по твоему лицу, ты чего-то не договариваешь.
- А о чем ты, Августа? Мы не знаем, как обращались с Крейгом все это время, поэтому…


- Крейг ранен, Келли. Поэтому его везут в больницу.
Келли почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Нет, нет, этого не может быть. Ранен? Келли посмотрела на брата, чтобы убедиться, что он в самом деле сказал это. Ранен. Но рана не может быть серьезной. Не может. Легкая царапина, ничего смертельного. Может быть задето плечо…
- Насколько серьезно?
- Не знаю. Джулия не уточнила.
- Мы должны ехать в больницу.
- Конечно, Келли. Поедем прямо сейчас.
Мозг Келли усиленно работал. Крейг ранен. Как? Почему? Что произошло на Хартон-стрит? Почему полиция не предотвратила этого? Если бы Мейсон не медлил… Если бы Августа не сделала этот звонок…
- Я только поднимусь и скажу Маргарите, где мы будем, чтобы она сообщила маме. Надо чтобы кто-то привез Криса домой.
- Келли, я думаю, будет лучше отвезти Дженни к нам. Пусть пока они с братом поживут у нас дома. Хотя бы пару дней…
- Не знаю, возможно ты прав, так будет лучше. Я просто не в состояние…
- Не волнуйся, сестренка, это я возьму на себя.
- Спасибо. Дайте мне две минуты.
- Мы с Августой, будет ждать тебя в машине.
- Хорошо.
Келли поднялась по лестнице, а Мейсон, взяв Августу под руку, направился вместе с ней к выходу. Августа, сделав пару шагов, резко остановилась. Мейсону тоже пришлось остановиться. Последний раз такое выражение на ее лице он видел много лет назад, когда она рассказала ему, что Уоррен не сын Лайонелла. Вина, смешанная с отчаяньем и страхом.
- Насколько серьезно ранен Крейг?
- Я же сказал, что не знаю.
- Ты лжешь.
- Нет, не лгу. Джулия передала мне то, что ей сказал офицер, нашедший Крейга. Она тоже едет в больницу. И только там мы узнаем, насколько серьезна рана Крейга. Нам остается надеяться на лучшее.
На это Августа ничего не ответила. С лицом мрачнее тучи, она дернула рукой так, что Мейсону пришлось отпустить ее, а затем, открыв дверь, вышла на улицу. Мейсон несколько секунд задумчиво смотрел ей вслед, а потом пошел за ней. Придумывая на ходу, что сказать Августе, чтобы убедить, что она ни в чем не виновата.

0

48

It's my life
And it's now or never
I ain't gonna live forever
I just want to live while I'm alive
Это моя жизнь,
Сейчас или никогда,
Я не собираюсь жить вечно,
Я просто хочу жить, пока жив.
Bon Jovi «It's My Life».

- Крейг, ты слышишь меня! Крейг, пожалуйста…
Сначала голос Миранды раздавался словно издалека, но постепенно он становился все четче, заставляя Крейга хвататься за него, как за спасительную соломинку, чтобы выбраться из темноты.
- Пожалуйста, очнись… Не умирай…
Теплые ладони Миранды касались его лица, а нарастающее отчаянье в ее голосе с каждой минутой усиливалось. Крейг попытался открыть глаза, чтобы дать ей знать, что он пришел в себя. Но у него ничего не вышло. Даже рукой пошевелить не получалось, собственное тело не слушалось его.
- Пожалуйста, не оставляй меня… - Миранда уткнулась лицом в грудь Крейга и разрыдалась. У нее ничего не вышло, она не смогла спасти его. Не смогла исправить собственную ошибку. Все напрасно. Слишком поздно.
Крейг предпринял еще одну попытку пошевелиться и неожиданно для себя понял, что не весит, а лежит на полу. Он чувствовал холод. Холод бетона, пронизывающий каждую клеточку его тела. Где они? Все еще в плену у Скэга? Или в каком-то другом месте? Неужели, план Миранды удался?
- Крейг, черт возьми! Не смей умирать! – Разозлившись на себя, на Скэга, умирающего Крейга и саму смерть, Миранда принялась хлестать Крейга по щекам. Если и это не поможет привести его в чувства…Она не знала, как много времени прошло после того, как Джим помог ей снять Крейга и уложить на пол. Не знала, как скоро вернется Марио, их второй охранник, или сам Скэг. Джим заверил ее, что их не будет до вечера, но время явно не было на их стороне. Если бы только Крейг пришел в себя, у них все еще могло получится сбежать. Перестав бить Крейга, Миранда приложила ухо к его груди. Он дышал, тяжело и прерывисто, но все же дышал. Только его сердце билось так медленно, словно вот-вот замолчит навсегда.
- Миранда… - Наконец, Крейгу удалось открыть глаза. Ему хотелось бы обнять Миранду, успокоить, но у него все еще не получалось просто пошевелить пальцами на руках, не говоря о чем-либо другом. А каждый вздох давался с огромным усилием.
- Слава Богу! – Миранда подняла голову и посмотрела на Крейга. Он жив. Жив. Она стала утирать рукой слезы. Все будет хорошо. Они выберутся отсюда, и все будет хорошо.
- Я… - Крейг судорожно сглотнул, не договорив. Хотелось пить. Горло пересохло, а язык едва шевелился. В груди словно что-то мешало ему нормально дышать.
- Тебе нужно попить.
На несколько секунд Миранда выпала из его поля зрения, а затем появилась снова, держа в руках бутылку с водой.
- Помоги мне сесть. – С трудом выдавил из себя Крейг.
Миранда подсунула руки под спину Крейга, слегка приподняв, крепко обняла и осторожно потянула на себя. И тут же услышала, как он застонал. Она не хотела причинять ему боль, но избежать этого было невозможно.
- Прости… - С огромным трудом, но ей удалось усадить Крейга, и даже помочь ему облокотиться о стену.
Оказавшись в вертикальном положении, Крейг посмотрел наверх, туда, где кандалы свисали с потолка, а затем на распахнутую настежь дверь, и тут же почувствовал, как все вокруг начало кружиться. Закрыв глаза, он постарался подавить подступившую к горлу тошноту.
- Вот вода, Крейг, выпей немного. – Миранда поднесла бутылку с водой к губам Крейга, сидящего с закрытыми глазами. Он слегка приоткрыл рот, позволяя ей напоить себя. Держа бутылку одной рукой, другую она приложила к его лбу. – У тебя сильный жар, тебе срочно нужно в больницу.
Крейг открыл глаза, одновременно отстраняя руку Миранды, в которой она держала бутылку, своей дрожащей рукой. Из-за этого часть воды вылилась ему на рубашку и брюки. Головокружение немного улеглось, а утоленная жажда принесла облегчение. Ему стало легче дышать и даже думать.


- Что происходит?
Миранда, поставив бутылку рядом с собой, улыбнулась, хотя понимала, вряд ли ее улыбка выглядит радостной, несмотря на хорошие новости.
- У меня все получилось. Джим согласился помочь нам сбежать. Но потом тебе придется щедро вознаградить его за это.
- Скэг?
- Он был здесь, а потом уехал с Марио. Это второй охранник. Они уехали примерно полчаса назад. По-моему, Джим упоминал что-то связанное с Вегасом.
Крейг снова закрыл глаза. Лас-Вегас. Все дороги его жизни вновь и вновь приводили туда. Скэгу помогает кто-то из Вегаса. Кто-то, у кого тоже есть счеты к нему, кто-то из тех, кто пострадал от его сделки с ФБР. Но кто именно? Если ему посчастливится выбраться из этой заварушки живым, он обязательно должен выяснить это.
- Я не знаю, сколько времени у нас ос…
- Вместо того, чтобы возиться со мною… тебе следовало… - Открыв глаза, Крейг посмотрел на Миранду. Ее лицо, как и все вокруг, расплывалось, но он изо всех сил старался сфокусировать взгляд, чтобы взять под контроль собственное тело.
- Без тебя я никуда не уйду. – Сказала Миранда, собираясь встать. Она хотела найти Джима, чтобы он помог ей вывести Крейга на улицу. Но Крейг помешал ей, удержав за руку.
- Ты должна...
- И не надейся, Крейг, одна я не уйду.
- Если вы все еще собираетесь бежать, то вам следует поторопиться. – В дверях появился Джим, потирая затылок. – Здорово ты приложила меня, Минди. Зато теперь у меня стопроцентное алиби.
Крейг бросил злобный взгляд на прихвостня Скэга. Если бы у него были силы встать, он с удовольствием отметелил бы этого ублюдка.
- О чем ты? – Спросила Миранда, повернувшись к Джиму и непонимающе смотря на него. Что случилось? Почему они должны торопиться? - Ты сказал, что ни Скэга, ни Марио не будет здесь до вечера.
- Так и было. Но кто-то узнал, что где Хант и анонимно позвонил в полицию. А у босса свой человек в местном участке, который доложил ему об этом. Скэг срочно возвращается. Полиция приедет минут через пятнадцать, но он появится раньше них.
Миранда в ужасе распахнула глаза, почти перестав дышать. Этого просто не могло быть. Она отказывалась верить в это. Ведь все было так хорошо, а теперь все пропало. Кто позвонил в полицию? Как этот человек узнал, где держат Крейга? Они немедленно должны бежать, пока Скэг не вернулся! Но Крейг слишком слаб…
- Джим… Это ты сделал?! Сообщил в полицию…
- С какой стати мне делать это?! Я же объяснял тебе, телефон настроен только на входящие. Я даже при желании не смогу позвонить кому-нибудь с него! Для этого у меня есть рация, чтобы я мог связаться с Марио или Скэгом, в случае необходимости.
- Но тогда…
- Я и так рискую, помогая вам, а ты смеешь обвинять меня в предательстве!
- Я… просто… Все… Все… Пропало
- Миранда, уходи! Немедленно! – Пока Миранда и подельник Скэга препирались, Крейг пытался справиться с вновь подступающей темнотой. Он прекрасно осознавал, теперь ему точно не выбраться. Но у Миранды все еще оставался шанс сбежать, и он должен заставить ее сделать это.
- Нет, и не проси.
- Не спорь. И это не просьба.
- Крейг, я не сделаю этого!
- Джим, приятель, я заплачу тебе в три раза больше, чем вы договорились с Мирандой, если ты спрячешь ее от Скэга и сможешь убедить его, что она сбежала. – Жадный блеск в глазах подельника Скэга, давал Крейгу надежду, что по крайне мере Миранда из этой истории выберется, не пострадав.
- Ты не можешь решать за меня! – Прокричала Миранда, вставая и выдергивая свою руку из руки Крейга. Он серьезно думает, что она может бросить его?! После всего, чтобы было между ними? После того, как он угодил в ловушку Скэга из-за нее?


- Как ты собираешься расплатиться со мною, если Скэг отправит тебя на тот свет?
На лице мерзавца читалась явная насмешка. Но вопрос был резонный. Сомнений, что Скэг убьет его, у Крейга не было. Если бы он мог все исправить. Сейчас в его жизни было так много того, чего ему не хотелось терять. Келли, дети, даже новоявленная мать, в лице Августы Локридж, все это было важно и дорого. Если бы он только мог на одно крохотное мгновение снова увидеть Келли, Криса и Дженни. Взглянуть на них в последней раз. Увы… В любом случае, в данный момент речь шла о жизни Миранды, и ему следовало сосредоточиться на этом.
- Тебе заплатит мой хороший друг, Брайан Джонсон. Миранда сведет вас, если с ней все будет в порядке. Если ты сделаешь все как надо.
- С чего я должен верить тебе? Ты же без пяти минут покойник.
- Не должен. Но ты же доверяешь Миранде? Ведь она ни в чем не обманула тебя.
- О, Минди потрясающая! Такая горячая. Да, я верю ей.
- Если она поклянется, что ты получишь свои деньги, сделаешь то, что я прошу?
- В этом случае, конечно…
Миранда слушала разговор двух мужчин и не верила своим ушам. Они договаривались о том, что с ней делать, наплевав на ее мнение. Она не собиралась никуда уходить, ни одна, не с этим отвратительным типом. Если потребуется, она умрет вместе с Крейгом, но не оставит его.
- Я не собираюсь ни в чем клясться!
- Миранда, послушай. Знаю, ты чувствуешь вину из-за случившегося. Но речь идет о твоей жизни. Ты же любишь меня? Если, да, сделай, как я прошу. Не заставляй меня умирать с грузом вины за твою смерть. Мне и так за слишком многое предстоит расплачиваться в аду.
Взгляд, которым на нее смотрел Крейг, заставлял сердце Миранды обливаться кровью. Такая невыносимая искренность и обреченность была в нем, что она просто не могла отказать мужчине, которого любила больше жизни. Если последнее, о чем он просит - это жить, она будет жить. До конца дней храня память о нем в своем разбитом сердце. Тяжело вздохнув, смиряясь с судьбой, Миранда, посмотрев сначала на Крейга, а затем на прихвостня Скэга, произнесла:
- Хорошо, Крейг. Джим, я клянусь, если ты поможешь мне, то получишь все свои деньги, до последнего цента.
- Вот это я понимаю, выгодное дельце.
- Ты доволен? – Спросил Крейг, испытывая облегчение. Миранда будет в безопасности, она не пострадает. Будет жить…
- Да. Вполне.
- Тогда, уходите… Немедленно.
- Пошли, Минди. Все оплачено.
Джим подошел к Миранде и взял ее под локоть. На губах его играла самодовольная улыбка. Было видно невооруженным глазом, что он уже представляет, на что именно потратит полученные деньги. Крейгу стало противно, что необходимо пользоваться его услугами. Но это был единственный вариант в настоящий момент.
- Отпусти меня! Я передумала! - Миранда изо всех сил дернула рукой, пытаясь вырвать ее из цепких пальцев Джима. Оставить Крейга… Бросить его... Чтобы спасти себя. Нет, она не может. Не может бросить Крейга на растерзание Скэга. Но Джим лишь рассмеялся на это и потащил ее за собой.


Оставшись один, Крейг тяжело вздохнул. Он сделал все, что мог, чтобы спасти Миранду, теперь следовало подумать и о себе. Скэг едет сюда, но и полиция тоже. Может ему повезет и появление доблестных стражей правопорядка помешает мерзавцу осуществить свою безумную месть? Возможно, для него ничего еще не окончено? Стоило Крейгу только подумать об этом, как он услышал звук приближающихся шагов, а затем голоса. Сначала Джима, а потом и Скэга.
- Босс, я же говорю, эта стерва ударила меня чем-то по голове, когда я принес ей обед. Я отключился. Она собиралась улизнуть вместе с Хантом…
- Хватит! Заткнись! Помоги Марио загрузить в машину все, что может связать меня с этим местом. Даю вам на это пять минут! А здесь я сам со всем разберусь.
Скэг втолкнул Миранду обратно в комнату и сам зашел следом за ней.
- Надо было избавиться от тебя сразу же, как ты стала бесполезна!!!
Скэг подлетел к Миранде и с размаху ударил ее по лицу, с такой силой, что она отлетела к стене и, не сумев удержаться на ногах, упала на пол. Крейг попытался встать, сражаясь со своим непослушным телом.
- Не напрягайся, Хант. Тебе не спасти ни себя, ни эту потаскуху.
- Отпусти ее. Она ни причем. Со мною можешь делать что угодно…
Скэг расхохотался и, его неприятный, торжествующе-злобный смех громом прокатился по всему помещению.
- Я и так сделаю с тобой все, что захочу! И с ней тоже. – Скэг изучающе посмотрел на всхлипывающую и трясущуюся у стены Миранду, словно на букашку, которую собирался раздавить. Хотя она больше походила на прекрасную бабочку. Бабочку, которой он намеревался оторвать крылья. Или посадить в стеклянную банку, чтобы наблюдать, как она постепенно задыхается в ней. На долю секунды Скэгу даже стало жаль ее. Такая красивая, слишком молода, чтобы умирать. Скэг цинично ухмыльнулся. А ведь она должна быть благодарна ему. Не каждому выпадает шанс умереть рядом с любимым человеком.
- Питер… Прошу! Вспомни, нам было так хорошо вместе. – Видя, что Скэг смотрит на нее, умоляюще попросила Миранда. Не для того, чтобы вызвать в нем ностальгию по их отношениям, а, чтобы потянуть время. Им с Крейгом осталось продержаться совсем немного. Полиция уже должна быть где-то рядом. Они схватят Скэга или пристрелят, что предпочтительней, и этот кошмар, наконец, закончится.
- О, как мило, дорогуша… - Скэг достал пистолет из-за пояса и направил на бывшую любовницу. Неужели она настолько наивна, что решила разжалобить его? Или просто тянет время?
Крейг не оставлял попыток подняться, а Скэг не обращал на него никакого внимания, сосредоточившись на Миранде, прекрасно понимая, что в таком состоянии он не опасен.
- Босс, у нас все готово. Пора убираться отсюда. Нам лучше оставить их и спасать собственные шкуры. Копы вот-вот…
Появившийся Джим с сожалением посмотрел на Крейга, так, чтобы его босс этого не заметил, пожав плечами, словно извиняясь, что не смог выполнить договор.
- Еще две минуты!
- Но полиция…
- Мне плевать! Жди меня вместе с Марио в машине, чтобы мы сразу могли свалить отсюда, как только я прикончу голубков.
Джим развернулся и вышел, унося с собой последнюю надежду на помощь, со своей стороны.
- Ну что ж, пора заканчивать. Кто будет первым? – Сказал Скэг, одновременно обращаясь к обоим пленникам. Ему было немного грустно, что игра завершалась. Но предвкушение скорого отмщение, делало эту грусть сладостной и даже приятной. Как же долго он ждал этого дня. Скэг перевел пистолет с Миранды на Ханта. – Крейг, ты как джентльмен должен уступить даме.
- Не смей… трогать ее… - Снова попытка встать. Нахождение на мушке у Скэга, подталкивало Крейга не прекращать бороться. Ему даже удалось немного приподняться. Но через пару секунд он снова осел на пол.
- Босс, надо уходит немедленно!!!
На этот раз это был второй подручный Скэга, Марио.
- Хватит мне мешать! – Разворачиваясь к подельнику, заорал Скэг.
- Скэг…


Пока Скэг спорил со своим прихвостнем, Крейгу все же удалось подняться, опираясь о стену. Его пошатывало, а ноги были словно ватные, он едва чувствовал их. Превозмогая боль, Крейг старался удержать равновесие, чтобы снова не упасть. Он не сдастся без борьбы, не станет спокойно ждать, пока Скэг пристрелит его или Миранду.
Миранда, увидев, что Крейгу удалось встать, решила, что должна тоже что-то сделать. Она вскочила, заслоняя собой Крейга от направленного на него пистолета. Скэг тут же развернулся в ее сторону.
- Хочешь быть первой? Какая смелость. – Скэг положил палец на курок, собираясь выстрелить. Все это слишком затянулось, ему пора было уходить, чтобы не попасть в лапы полиции. – Прощай, красотка. Твой милый скоро присоединится к тебе.
А дальше все происходило словно в замедленной съемке. По крайне мере для Крейга. Он не знал, где взял силы совершить рывок, но одновременно с раздавшимся выстрелом, ему удалось оттолкнуть Миранду в сторону. А потом была пронзительная боль в груди и истошный женский крик. Крейг попытался вздохнуть, но у него ничего не вышло. Он стал медленно оседать на пол. Приложив руку к груди, Крейг почувствовал что-то липкое на пальцах. Кровь? Его кровь…Келли.
Перестав кричать, Миранда бросилась к Крейгу, пытаясь рукой зажать рану на его груди, из которой маленькой струйкой сочилась кровь, постепенно окрашивая его светлую рубашку в алый цвет. «Нет, нет, нет, пожалуйста, нет» шептала она отчаянно, не в силах осознать произошедшее.
- Либо кончай их, либо оставь. Иначе полиция схватит нас.
Но Скэг не слышал, что говорил ему его помощник. Он завороженно смотрел на истекающего кровью Ханта, на Миранду, пытающуюся остановить кровь, не в силах оторвать взгляда. Как же долго он ждал этого. Все эти годы. Но ему хотелось больше. Намного большего. Испить чащу мести до дна. Пара шагов, и вот он уже нависал над Хантом и Мирандой, собираясь сделать контрольный выстрел, окончательно уничтожив своего заклятого врага.
Почувствовав, что Скэг стоит рядом, Миранда подняла голову и посмотрела на него. Он направлял пистолет прямо на Крейга, явно намереваясь добить свою жертву. Нет, она не допустит этого! Миранда рванула к Скэгу, вцепившись ногтями в руку, в которой он держал пистолет. Их борьба длилась несколько секунд и закончилась выстрелом в воздух. Скэг выронил пистолет, не сумев удержать его.
- Тварь!!! – Лицо Скэга пылало от гнева и злости. Он схватил Миранду за руку и швырнул ее к Марио. – Мы заберём эту суку с собой! Я позже с ней разберусь!
Скэг наклонился, чтобы подобрать пистолет, все еще собираясь добить Ханта. Но Марио, держащий пытающуюся вырваться Миранду, опередил его.
- Все довольно. Скэг, нам надо уходить.
- Здесь я отдаю приказы!
- Я отвечаю головой за твою безопасность! Взгляни на Ханта. Он не протянет и пяти минут. Твоя месть свершилась. Считай, он уже мертв. А я не хочу, чтобы кто-нибудь из нас присоединился к нему. Но разве только эта красотка.
Скэг посмотрел на Крейга Ханта. Вся одежда и пол вокруг были залиты его кровью. Марио прав. Предатель вот-вот сдохнет. Он получил свое, теперь стоило позаботиться о безопасности собственной шкуры. По глупости снова оказаться за решеткой ему не хотелось.
- Уходим.
Лежа на полу, Крейг плохо понимал, что происходит вокруг него, все сильней ощущая нехватку воздуха. Рот его постепенно заполнялся кровью. Его мутило от ее солоноватого вкуса. Он едва различал силуэты Миранды, Скэга и его подельника, и не слышал, о чем они говорят, потому что в его голове все звуки смешались в один невыносимый гул, а темнота подступала все ближе и ближе, раскрывая ему свои бесконечные объятия. Это конец? Конец? Конец… Последнее, что видел Крейг, перед тем как потерять сознание, эта полные отчаянья глаза Миранды, которую куда-то тащил подручный Скэга. И безумную улыбку и горящий торжеством взгляд его убийцы. Которая, медленно расплываясь, превратилась в другую улыбку. Добрую, нежную, ласковую. Ее улыбку.
- Келли…

0

49

Is it over yet?
Can I open my eyes?
Is this as hard as it gets?
Is this what it feels like to really cry?
Уже все закончилось?
Я уже могу открыть глаза?
Действительно ли так тяжело, как кажется?
Так вот что значит – плакать по-настоящему.
Glee Cast «Cry».

Келли мерила шагами больничный коридор, хотя это больше походило на метания из стороны в сторону, бессмысленное и бесцельное. Она вместе с Мейсоном и Августой уже около десяти минут находилась в больнице «Санта-Барбара Мемориал», но Крейга все еще не привезли. Поэтому все, что ей оставалось, ходить из угла в угол, запрещая себе думать о плохом. Но каждый раз, отгоняя мрачные мысли, цепляясь за надежду, что все будет хорошо, что с ее мужем все в порядке, ничего серьезного, ничего смертельного, Келли вспоминала слова брата «Крейг ранен, Крейг ранен, Крейг ранен», и волна отчаянья накатывала на нее с новой силой. Где же скорая, черт побери?!!!?
- Вот, Августа, держи. – Мейсон Кепвелл протянул Августе Локридж пластиковый стакан. Она посмотрела на него так, словно он предлагал ей отравленное вино. – Обыкновенная вода. Подумал, что тебе не помешает.
- Спасибо. – Августа взяла стакан из рук Мейсона, сделала пару глотков, а затем тяжело вздохнула. Если бы вода могла смыть съедающее ее изнутри чувство вины и облегчить страдания. Или повернуть время вспять…
- Как ты?
- Ради Бога, Мейсон, не задавай мне этот вопрос…
- Послушай, ты ни в чем не виновата. Это была моя ошибка. – Мейсон положил свою ладонь на плечо Августы. Он понимал, никакие слова не в состоянии успокоить ее в настоящий момент. Да, она поступила опрометчиво, позвонив в полицию, но основная вина за случившее все же лежала на нем. Это он облажался и не предотвратил то, что случилось на Хартон-стрит. Мейсон бросил взгляд на сестру. Ему хотелось подойти к ней и обнять, сказать, что с Крейгом все обойдется, что они справятся, вместе… А если, нет? Что он будут делать, если все закончится плохо? Келли никогда не простит ему смерти Ханта.
- Не пытайся успокоить меня! – Августа нервно дернула плечом, так, что Мейсону пришлось убрать руку. Допив воду, она с силой сжала пустой стакан, деформируя его, выплескивая на него злость на саму себя. Зачем она сделала это? Почему не послушала Мейсона? Почему не подумала о последствиях? Из-за нее с Крейгом могло случится непоправимое… Уже случилось. Это ее вина. Только ее. Эти мысли сводили Августу с ума, и ей никак не удавалось взять себя в руки.
- Мы совсем ничего не знаем, о произошедшем на Хартон-стрит. Не знаем, насколько серьезна рана Ханта. Мы уже вообразили самое ужасное, а на самом деле ничего страш…

В это же мгновение, полностью опровергая слова Мейсона, в приемном отделении скорой помощи появилась группа врачей вместе с Крейгом. Он лежал на каталке, его бледное, изможденное лицо едва было видно из-под кислородной маски. Неаккуратно разрезанная рубашка, а также повязка на его груди, полностью пропитанные кровью, производили жуткое впечатление. Мейсон не мог вспомнить, видел ли он в свой жизни нечто подобное. Ненавистный ему Хант не подавал признаков жизни. Врачи суетились вокруг него, а сам Мейсон мог думать лишь об одном. О чуде. Чтобы мужчина, лежащий на больничной каталке, так мало похожий на прежнего себя, остался жив.
- Необходима срочная операция. Проникающее, огнестрельное ранение в грудь. Выходного отверстия нет. Обильное кровотечение. Возможно задеты один или несколько внутренних органов. Приготовьте кровь для переливая. Вторая положительная. У пострадавшего сильный жар. Температура 102,5F градуса. Давление 70 на 50. И продолжает падать.
Келли не улавливала и половины слов, которые произносили врачи. Она, застыв от ужаса, смотрела на Крейга, на его безжизненное лицо, на кровь на его одежде, чувствуя, как каждая клеточка ее тела заполняется холодом. Все это не реально, просто дурной сон, кошмар. Крейг не может… не может … Оставить ее. В какое-то мгновение Келли показалось, что она слышит звон разбитого стекла. Настырный, настойчивый, невыносимый. Или ей не показалось? Келли обернулась, чтобы убедиться, что у нее не начались галлюцинации. Может кто-то разбил чашку? Но ничего подобного она не увидела. За ее спиной не было никого, кроме Августы и Мейсона. И они явно ничего не разбивали, потому что все их внимание было сосредоточенно на Крейге. Келли вновь повернулась в сторону мужа и окружающих его врачей. Ей так хотелось подойти к нему, коснуться его лица или руки, почувствовать его тепло, убедиться, что он жив, что врачи спасут его. Стараясь не думать, что звон, стоящей у нее в ушах, это дурной знак. Очень-очень дурной знак.
Августа сразу же вскочила со стула, на котором сидела, как только каталку с Крейгом вкатили в приемное отделение. Ее всю трясло от его вида и всей этой крови. Так много крови, что Августа буквально чувствовала ее запах, терпкий, металлический. Он душил ее. Или ей так трудно дышать из-за кома в горле? Из-за того, что хотелось разрыдаться, чтобы эта боль ушла, чтобы мысли о самом худшем и вина, отступили, исчезли.
- Пожалуйста… скажите… - Не выдержав, Келли бросилась к Крейгу. Одно прикосновение… Всего одно… Одно единственное, прежде чем его увезут в операционную. – Мой муж…
- Мы делаем все возможное. – Один из врачей встал перед Келли, преграждая ей путь к Крейгу. – Ваш муж серьезно ранен. Ему требуется срочная операция. Вы должны постараться успокоиться. И дать нам делать нашу работу. Позже к вам кто-нибудь выйдет и расскажет подробно обо всем.
С этими словами врач сделал знак своим коллегам, и они вместе с Крейгом направились в операционную.
Келли ощущала, как сердце ее разрывается на части. Нет, не забирайте его, если он… она должна быть рядом. Рядом с Крейгом. Не соображая, что делает, Келли направилась следом за врачами. Но Мейсон помешал ей, удержав за руку.
- Келли, нет. Пусть профессионалы выполняют свою работу. Знаю, как тебе больно, но не стоит им мешать. Доктор Хадсон лично будут оперировать Крейга. Он лучший хирург. Ты же помнишь доктора Хадсона? Он хороший друг нашей семьи и сделает невозможное, но вытащит Ханта.
- Он здесь? Но я не видела его… - Келли, все еще пребывая в некой прострации, посмотрела на брата. Доктор Хадсон… Это ведь хорошо? Он не даст Крейгу умереть, он поможет… Если бы она могла быть рядом с любимым… Если бы она могла прервать этот непрекращающийся звон… Не чувствовать, что это не стекло разбирается, а ее сердце.
- Джулия позвонила ему. Думаю, он уже в операционной. Все будет хорошо, обещаю тебе, сестренка.
- Обними меня.

Из глаз Келли полились слезы. Мейсон обнял сестру, смотря через ее плечо на Августу. Мать Крейга, с застывшим от страха и ужаса лицом, с трясущимися руками, не отрывала взгляда от двери, за которыми несколько минут назад скрылась каталка с Крейгом. Сейчас она казалась бледней умирающего Ханта. Мейсон ощутил, как холодок пробежал по его спине. Это его вина. Он решил, что все контролирует, и вот чем все закончилось. Хант-ублюдок. Ведь он даже заслужил подобный конец в какой-то мере. Расплата за совершенные грехи настигла его. В самый неподходящий момент. Боже, пусть этот мерзавец выживет.
Обнимая брата, Келли почувствовала себя немного лучше. Она не одна. С ней ее семья. И Бог не оставит их. Он не допустит, чтобы Крейг умер. Не заберет его у нее, не оставит Криса и Дженни без отца. Иначе… она… Три дня. Каких-то три дня назад, самой большой заботой для нее были отношения Крейга и Августы. Она так хотела, чтобы мать и сын нашли общий язык. Чтобы Крейг смог узнать о той части своей жизни, которая была скрыта от него. Утром три дня назад, когда они виделись с ним последний раз, он так нервничал перед предстоящим ужином с Августой, а она старалась ободрить его.
«- Крейг – это просто ужин. Ты сам согласился на него.
- И уже жалею об этом. Ничего у нас с Августой не выйдет.
- Не выйдет, потому что ты заранее настраиваешь себя на это. Это неправильно. Она, как и ты, потрясена все этой историей. И хочет разобраться, что вам обоим делать с этим.
- Знаю, милая. Поэтому до сих пор и не отменил этот ужин.
- Все пройдет отлично. А ты потом посмеешься над собственными страхами. Ну, не съест же тебя Августа, вместо основного блюда».
Крейг улыбнулся на ее шутку и, сказав: «Люблю тебя», поцеловал в губы. А затем ушел. Вспоминая этот момент, Келли не могла отогнать мысли, что она никогда больше не услышит голос любимого, не увидит его улыбку. В тот день Крейг как обычно пошел в офис… Как обычно… А теперь возможно, что в тот день он ушел навсегда. Мейсон и Августа. Один своим молчанием, а другая своим необдуманным поступком… Они оба стали причиной происходящего. Келли понимала, что не должна обвинять их, что во всем виновны негодяи, похитившие ее мужа. Но перед ее глазами продолжал стоять образ Крейга, в вещах, пропитанных кровью, смертельно бледный… Образ, заставляющий ее вновь слышать звон разбитого стекла.
***
«- Как ты мог скрывать от меня информацию о Крейге!
- Чтобы избежать ситуации подобной этой.
***
- Я не жалею, что позвонила в полицию. На самом деле, мне следовало сделать это еще вчера.
- Ни на секунду не сомневаюсь, что не жалеешь. То ты пожалеешь…
***
- В том складе, где держат женщину, кто-то стрелял. Мой человек слышал два четких выстрела.
- О Боже! Мы должны поехать туда, Мейсон. Немедленно! Даже не пытайся остановить меня. Уже хватит того, что своим молчание ты довел…
***
- Почему Крейга везут в больницу, Мейсон? И не пытайся увильнуть от ответа. Я вижу по твоему лицу, ты чего-то не договариваешь.
- А о чем ты, Августа? Мы не знаем, как обращались с Крейгом все это время, поэтому…
- Крейг ранен, Келли. Поэтому его везут в больницу».
***

Келли не могла справиться с нахлынувшими чувствами, прокручивая в голове недавние события. Ведь всего этого можно было избежать. Если бы Мейсон ничего не скрывал, если бы не ждал непонятно чего, а действовал, если бы Августа не вмешалась, позвонив в полицию. Рассуждать трезво и разумно, Келли была не в состоянии, да ей и не хотелось этого. Хотелось просто выплеснуть чувства, чтобы было не так больно. Размыкая объятия и отступая от Мейсона на несколько шагов, уже не борясь с гневом и болью, смотря на брата и Августу, она громко, чеканя каждое слово, сказала:
- Если Крейг умрет, я никогда не прощу вам этого! Слышите! Ни одному из вас!

0

50

Olafur Arnalds - Near Light.
Инструментальная композиция.

Августа и Мейсон находились по одну сторону приемного отделения, а Келли и София Кепвелл по другую, ожидая окончание операции, большую часть этого времени проведя в абсолютной тишине, изредка переговариваясь друг с другом. Иногда кто-то из врачей выходил к ним, уверяя, что все идет хорошо, через минуту снова исчезая за дверьми.
Келли, взглянув на наручные часы, устало облокотилась на спинку стула. Пошел четвертый час операции, но они до сих пор ничего не знали о состоянии Крейга. У нее не осталось сил ни плакать, ни злиться. Только пустота внутри и осознание собственной беспомощности. Понимания, что от нее сейчас ничего не зависит. Жизнь ее мужа была в руках врачей, а она каждую минуту умирала вместе с ним. А еще Келли искренне сожалела о сказанном брату и Августе. Особенно Августе. Взглянув на Мейсона, державшего мать Крейга за руку, и саму Августу, задумчивую и молчаливую, она пыталась подобрать правильные слова, чтобы извиниться. Было непривычно, видеть обычно шумную Августу Локридж, которая только одним своим присутствием всегда обращала на себя внимание, такой. Она едва реагировала на то, что иногда говорил ей Мейсон. Просто молча кивала, или односложно отвечала ему. Ее мысли явно были где-то далеко отсюда, и Келли, ощущая себя чудовищем, только могла представлять, о чем думала Августа все эти бесконечные часы невыносимого ожидания. Собственная боль затмила все вокруг, и она не подумала прежде, чем сказать, то что сказала. Ведь Августе так же больно. Возможно больней, чем ей. Если все закончится плохо… Если Крейг… У нее хотя бы останутся Крис и Дженни, частички Крейга и множество воспоминаний, счастливых и дорогих. И даже неприятные воспоминания станут мостиком, связывающим ее с любимым. А что останется Августе? Почти ничего. Общение с внуками частично поможет ей пережить потерю, но в остальном. В остальном, только вопросы, о том, что могло быть, которые навсегда останутся без ответов. Келли поднялась со стула, собираясь подойти к Августе.
- Дорогая, в чем дело? – София с беспокойством посмотрела на дочь. Она держалась намного лучше, чем можно было предположить. Или у нее просто не осталось сил на любые эмоции. Слишком много боли и страданий, которые София так хотела бы облегчить. Но все, что ей оставалось, быть рядом с дочерью, чтобы ее малышка чувствовала поддержку и знала, что не останется наедине со своим горем.
- Все в порядке, мама. Мне надо поговорить с Августой.
- Хорошо, милая.
Все еще не зная, что именно она скажет Августе, помимо слов извинения, Келли пересекла коридор.
- Сестренка, если ты решила еще что-то добавить к уже сказанному, давай, ты сделаешь это позже. Пощади Августу. Посмотри на нее. Ей так же плохо, как и тебе. Если хочешь кого-то в чем-то обвинить, пусть это буду я один. Я беру всю ответственность на себя.
- На самом деле, Мейсон, я подошла, чтобы извиниться. Перед Августой. И тобой. Я не должна была говорить…
- Ты сказала то, что думала, Келли. Правду. Это полностью моя вина… Случившееся с Крейгом. Из-за меня он сейчас находится между жизнью и смертью. Если бы я не…
- Это не так. Августа. Мне очень жаль, что я не сдержалась. Что не подумала о твоих чувствах.
Августа облизнула пересохшие губы, смотря на Келли Кепвелл, жену Крейга. Женщину, которую любил ее сын. Она почти ничего не знала об их истории. О том, почему после стольких лет, несмотря на все разделяющее их, они не только обрели счастье друг с другом, но и построили крепкий брак, о котором многие могли лишь мечтать. Августа поймала себя на мысли, что хотела бы услышать из уст Крейга всю эту историю, а также то, почему именно Келли была для него той единственной. Сейчас на лице жены ее сына было написано сожаление, абсолютно искреннее. И этот ее взгляд так отличался от того полного гнева и боли, которым она смотрела на нее несколько часов назад, бросая свои обоснованные обвинения. Но что бы не говорила она теперь, или Мейсон до этого, стараясь успокоить ее, это не могло помочь справиться с обжигающим чувством вины. Никакие слова не могли исправить уже случившегося. Крейг боролся на операционном столе со смертью, пока врачи боролись за его жизнь. А она. А она думала, что не заслужила этого. Не заслужила, чтобы ее сын выжил. И совсем не потому, что из-за желания спасти его, стала причиной его ранения. Ведь несмотря на испытываемое чувство вины, Августа понимала, даже без ее участия все могло пойти по тому же сценарию. Ничто, связанное с похищением Крейга, не указывало, что целью его было получение выкупа. Возможно с самого начала преступники хотели именно этого, смерти Крейга. И вот ее наказание. Знать, что ее сын умер, считая, что она его презирает. Не иметь шанса сказать ему, что это уже не так. Крейгу не доведётся узнать, как ей больно оттого, что он вырос вдали от нее, и как бы ей хотелось дать ему то, чего он был лишен все эти годы. Материнскую ласку, заботу и любовь. Августе было тяжело осознавать, что ничего из этого никогда не случится.
- Из-за меня тот, кого ты любишь, может умереть. Кто бы на твоем месте стал думать о чужих чувствах.
- Это не оправдывает мою жестокость.


- Может, вы обе прекратите эту мелодраму?! Крейг еще жив, а вы как будто уже похоронили его. И, Августа, хватить вести себя так, словно ты собственноручно стреляла в Ханта. Это сделали преступники, похитившие его, а я, имея возможность, не сумел предотвратить этого. Вот, что случилось. Поэтому, давайте, дождемся окончания операции, а уж потом…
Мейсон не договорил. В приемной появился доктор Хадсон, уставший, вспотевший, явно наскоро одетый в чистый халат. Келли, Мейсон, Августа и София тут же окружили его.
- Доктор… - Это все, что смогла выдавить из себя Келли. По лицу врача она мало что могла понять и с ужасом ждала его приговора.
- Крейг жив. Это главное. В данный момент его переводят в реанимацию. Пуля попала в левое легкое и застряла в нем. Нам удалось извлечь ее и остановить кровотечение. И это хорошие новости. К сожалению, есть и плохие.
Келли вцепилась в руку матери, не зная, готова ли она услышать плохие новости. Крейг жив. Жив. После этих слов ей так хотелось выдохнуть, но каким-то шестым чувством она осознавала, ничего еще не закончено. Келли стало очень страшно от этого.
Августа почувствовала, как ее слегка шатает. Ее душевные и физические силы были на исходе. А надежда, на миг промелькнувшая в глазах Келли, сразу сменившаяся страхом, заставила ее содрогнуться внутри.
- Легкое повреждено довольно серьезно, поэтому Крейг не может дышать самостоятельно. И он потерял очень много крови. Учитывая его состояние на момент ранения... Такие вещи тяжело говорить, поверьте мне. Крейг был мертв около двух минут. Мы буквально вытащили его с того света, но нам не удалось предотвратить кому. Мы подключили его к аппаратам искусственного жизнеобеспечения…
Видя реакцию родных Крейга Ханта, доктор Хадсон замолчал. Он столько раз в жизни присутствовал при подобных сценах, что понимал, любые лишние слова сделают только хуже. Молчание, длившиеся около минуты, первым прервал Мейсон.
- Алекс, неужели, ничего нельзя сделать? Попытаться вывести Крейга из комы?
- Об этом пока слишком рано говорить, Мейсон. Сначала мы должны понять, как организм Крейга реагирует на переливание. Потому что эта серьезная нагрузка на его сердце. Мы не знаем, как будет протекать процесс заживления раны и легкого. Удастся ли избежать разного рода воспалений и инфекций. А еще, если он не начнет дышать самостоятельно в течение ближайших трех недель… Но Крейг взрослый, физически крепкий мужчина и шансы, что он выкарабкается довольно велики. Но придется немного подождать прежде, чем делать какие-либо прогнозы.
Августа, не в состояние больше слушать то, что говорил доктор, отошла в сторону. Крейг все еще жив. В коме, но жив. Если бы она могла увидеть его, ненадолго, всего на несколько секунд. Своими собственными глазами увидеть подтверждение слов врача, что это правда. Ее сын жив. Взять его за руку, что бы он знал, она рядом.
- Доктор Хадсон, пожалуйста… - Келли с мольбой посмотрела на врача, не зная, о чем собирается попросить его. Она понимала, для Крейга было сделало все, что возможно, а остальное в руках Бога, судьбы, проведения. Всего, что обычно относится к слепой вере, а в реальности… В реальности ее муж почти умер, а теперь в коме. А все, что остается ей снова ждать… Опять долгое, мучительное ожидание и никаких гарантий… Что она будет делать… Как сможет жить без Крейга, если он оставит ее? ...
- Келли, понимаю, как трудно принять сказанное мною. Я хотел бы сказать что-то более утешительное, но мой долг говорить, все как есть. Чтобы родные пациента представляли, чего им следует ожидать. Поэтому я только могу повторить, состояние Крейга тяжелое, но и шансы на выздоровления есть. Они напрямую зависят на реакцию организма вашего мужа на лечение. Нам остается ждать и молиться Богу.
- Спасибо, Алекс, за все. – София, видя состояние дочери, в которое она впала после слов врача, обняла ее. Все происходящее было так ужасно. Крейг при смерти. За что Господь наказывает ее малышку так жестоко? Сначала они потеряли Сиси и вот новое горе… Последние три дня были сущим кошмаром, а теперь стало еще хуже. Те несколько часов, прошедшие с момента, когда она, вернувшись домой, узнала от служанки о случившимся, до этого мгновения, показались Софии нескончаемыми. Стараясь поддержать Келли, успокоить ее, она не могла не думать о будущем. Неясной и пугающем. Крейг неотъемлемая часть их семьи, и его потеря отразиться на каждом из них. А Келли… как она переживет смерть мужа… София Кепвелл стала молиться про себя о выздоровление зятя.
- Доктор Хадсон, я… Я очень благодарна вам… Когда я смогу увидеть Крейга?
- Не волнуйтесь, Келли. Я все понимаю. Вы сможете увидеть мужа чуть позже. Но не долго и только вы. Медсестра сообщит, когда это станет возможным.
- Хорошо, доктор. Еще раз спасибо за все. – Келли обернулась на секунду и, увидев, что Августа стоит одна, опершись о стену, решила, что стоит к ней подойти. Сейчас их объединяло общее горе, любовь к Крейгу и страх потерять его. Возможно, если они поддержат друг друга, боль, испытываемая ими будет не такой сильной, и вместе им удастся пережить весь этот кошмар. Хотя Келли вовсе не тешила себя иллюзиями, понимая, что сама Августа скорей всего отвергнет любую попытку сблизиться с ее стороны, особенно после сказанного сегодня.


- Мейсон, могу я поговорить с тобой наедине? – Спросил доктор Хадсон, как только жена и теща Крейга Ханта отошли в сторону.
- В чем дело, Алекс? – Мейсон непонимающе посмотрел на врача, при этом заранее не ожидая ничего хорошего.
- Есть еще кое-что. Я не сказал этого твоей сестре. Просто не смог, видя ее переживания.
- Неужели состояние Ханта хуже, чем ты описал?
- Ты не подумай, я сказал все как есть. Но насчет трех недель, о которых я упомянул… Если все пойдет по нежелательному для нас пути, и по истечению этого срока Крейг не задышит самостоятельно, твоей сестре придется принять очень сложное решение.
- Я не совсем понимаю тебя. Какое решение должна будет принять Келли? Стой, ты же не имеешь в виду…
- Именно это я и имею в виду, Мейсон. Если через три недели Крейг не сможет дышать сам, его мозг постепенно начнет умирать, и его жене придется принять решение об отключении его от аппаратов искусственного жизнеобеспечения. Потому что дальше жизнь Крейга, искусственно поддерживаемая, будет подобна жизни растения, так как его мозг будет мертв.
Мейсон оглянулся на сестру, о чем-то говорящую с Августой, тяжело вздохнув, представляя ее реакцию на необходимость принять подобное решение. Келли никогда не согласится на отключение Крейга от аппаратов, предпочтя всю оставшуюся жизнь сидеть у постели мужа в ожидании чуда. А Августа скорей всего поддержит ее, потому что тоже не сможет проститься с ним. Но Мейсон надеялся, что этого все же не произойдет. Хант выкарабкается, ведь ему всегда удавалось избежать расплаты. И сейчас не должно быть исключением.
- Но этого может и не случится. Крейг начнет дышать, выйдет из комы…
- Я убежден, что так и будет. Поэтому не сказал Келли того, что сказал тебе. Крейгу обеспечен лучший уход и все необходимые лекарства, и мы сделаем все, чтобы он пришел в себя.
- Я в этом не сомневаюсь.
- Думаю, примерно через полчаса, твоя сестра сможет увидеть мужа.
- Алекс, могу я попросить тебя об одолжении?
- Конечно, Мейсон.
- Августа Локридж. Можно она тоже навестит Крейга? – Любопытный взгляд врача был вполне ожидаем. В городе пока никто не знал, что Хант сын Августы, и ее беспокойство о нем, конечно, для всех выглядело весьма странно.
- Я смогу дать ей несколько минут. Не знал, что миссис Локридж близка с Крейгом? Мне казалось, у них наоборот… натянутые отношения. Но я вижу, она искренне переживает за него.
- На это есть свои причины. Однажды наверняка все узнают о них, а пока… Это не имеет значения.
- Конечно, конечно. Я не собирался лезть не в свое дело. Тем более мне уже пора идти. Надо проследить, как идет перевод Крейга в реанимацию. Еще увидимся, Мейсон.
- До встречи, Алекс. – Провожая врача взглядом, Мейсон думал о том, что ему предстоит еще со многим разобраться. «Кепвелл Энтерпрайзис». Ему придется взять на себя руководство компанией. Это было важно, хотя и не самое главное в настоящей момент. А когда волнения, связанные с состоянием Ханта, немного улягутся, настанет время для непростого разговора с Келли и Августой. Избежать объяснений, почему его люди, находящиеся на Хартон-стрит, не спасли Крейга, не сумели помешать преступникам выстрелить в него, ему не удастся. К тому же для поисков этих негодяев, чтобы они понесли заслуженное наказание, необходимо будет задействовать все имеющиеся ресурсы. Но прямо сейчас Мейсон не знал, какая из двух последних задач окажется сложней. Особенно, если сбудутся самые пессимистичные прогноза доктора Хадсона. Ему следует поговорить с Джулией. Она, не пробыв в больнице и пятнадцати минут, решила вернуться в участок, чтобы держать руку на пульсе событий. Возможно, если они сложат вместе все сведения, полученные полицией и его людьми, то в конце концов сумеют найти что-то полезное и напасть на след похитителей Крейга. Это не исправит уже случившегося, на по крайне мере, у них будет цель, способная облегчить ожидание, пока не станет ясна дальнейшая судьба Крейга Ханта.

Отредактировано Келли Хант (2016-01-19 23:55:24)

0


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ завершенные » Тайное. Явное. Сокрытое.