Сериалы и нечто иное

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ завершенные » Тайное. Явное. Сокрытое.


Тайное. Явное. Сокрытое.

Сообщений 11 страница 20 из 277

11

Something always brings me back to you. It never takes too long.
No, matter what I say or do
I'll still feel you here 'til the moment I'm gone.
You hold me without touch. You keep me without chains.
I never wanted anything so much than to drown in your love.
Что-то всегда возвращает меня к тебе. Не проходит и дня.
И не важно, что я говорю или делаю,
Я всё равно буду чувствовать твоё присутствие до последнего момента.
Ты держишь меня, не прикасаясь. Ты удерживаешь меня без пут.
И я никогда ничего не хотела так сильно, как утонуть в твоей любви.
Sara Bareilles «Gravity».

Нью-Йорк. Иногда Крейг скучал по этому городу. Несмотря на то, что жил здесь всего пару лет. Именно здесь он вновь встретился с Келли, и это встреча помогла им найти путь друг к другу. Путь был трудным и тяжелым, он сам способствовал этому. Вспоминая те свои страхи, Крейгу становилось смешно. Сейчас он понимал, как глупо вел себя тогда.
Припарковав машину, Крейг направился к кафе. Неизменное место их встреч в течение пяти лет. Надо будет поговорить с ней об этом. Она даже сидела каждый раз за одним и тем же столиком. Крейг подошел сзади и прошептал ей на ухо:
- Привет незнакомка.
Миранда Адамс обернулась и улыбнулась ему.
- Крейг! Как же я рада тебя видеть!
Она встала и обняла его. Затем они устроились за столиком напротив друг друга.
- Когда я утром услышала твой голос, то не поверила! Когда ты приезжал в последний раз?
- Полгода назад.
- Точно. Келли все так же ревнива?
- Если это касается тебя.
- Она не верит в нашу дружбу? Интересно, почему…
- Миранда…
- Никак не забудет наш совместный обед? По-моему, мы чудесно провели время тогда.
- Думаю, Келли не очень понравилось слушать о времени, когда я жил здесь, и мы с тобой были близки.
- Мы были любовниками, Крейг. И твоя жена прекрасно знает об этом. К тому же ничего особенного я рассказать не успела, потому что ты постоянно мне мешал.
- А чего ты ждала, Миранда?! Что я буду… Впрочем, думаю, нам лучше закрыть эту тему.
- Как хочешь. – Она понимала, что, наверное, это не правильно, испытывать удовлетворение и даже радость оттого, что жена Крейга ревнует его к ней. Но Миранда ничего не могла с собой поделать. Это единственное, что у нее было. Это и воспоминания. - Приятно, что ты нашел время встретиться со мною. Я знаю, как ты теперь загружен.
- Да, кручусь как белка в колесе.
- Надеюсь, это не сказывается на твоем браке.
- У нас с Келли все замечательно.
- Прекрасно.
- Как у тебя дела? Мы давно не виделись…
Миранда перестала улыбаться. Внутри у нее все сжалось. Одного взгляда на Крейга ей хватило, чтобы понять, он знает. И она догадывалась от кого.
- Кто тебе рассказал?
- Джейн.
- Конечно, кто же еще!
- Ты злишься? Это что было большим секретом? – Крейг был удивлен реакцией Миранды. Да, конечно, ее личная жизнь его уже давно не касалась, но он не ожидал, что она рассердится. Словно она не хотела, чтобы он знал о новом мужчине в ее жизни.
- Я сама решаю, кому и что рассказывать, а не Джейн…
- Она очень рада за тебя. Я тоже хочу порадоваться. Расскажи о нем?
- Значит, поэтому ты позвонил? Не потому, что соскучился? Из-за интересных новостей? В противном случае, мы могли бы и не увидеться. Я права? Можешь не отвечать, чтобы не пришлось врать.
- Я не думал, что ты воспримешь все так. Мне не безразлично то, что происходит в твоей жизни.
- Моя жизнь давно не твоя забота, Крейг.

- Ладно, если не хочешь, можешь ничего мне не рассказывать.
- Чтобы ты снова все узнал от других? – Миранда постаралась взять себя в руки. Ее задело, что Джейн, не понятно с какой целью, рассказала все Крейгу. Его это не касалось. Зачем ему знать об этом? Глупо. Почему она злится? Ведь в этом нет ничего особенного. - Мы знакомы несколько недель. Он недавно переехал в Нью-Йорк. У него своя небольшая фирма. Умный, обходительный, немного загадочный. Но ему, конечно, далеко до тебя.
- Разве ты не знала, что, таких, как я, больше нет? – Шутливо произнес Крейг, обрадовавшись, что Миранда успокоилась. И сразу же понял, что прогадал.
- Таких, как ты, больше нет.
Взгляд, адресованный ему Мирандой, было трудно вынести. Крейг не раз задавал себя вопрос, прав ли он, поддерживая их дружбу, зная о чувствах Миранды к нему. Если бы он перестал быть частью ее жизни, смогла бы она обрести счастье с другим мужчиной? Он был на ее месте и понимал, насколько это тяжело, дружить с тем, кого любишь. И как трудно отказаться от того, чтобы просто находиться рядом, даже если нет ни одного шанса быть с любимым человеком.
- У мистера загадочного и обходительного есть имя?
- Питер Смит.
Крейг нахмурился.
- В чем дело? Имя и фамилия вполне обыкновенные.
- В том то и дело. Я думал у него будет какое-нибудь необычное имя. Вильгельм или Джером.
- Какой кошмар! - Миранда рассмеялась. Она надеялась, что Крейг не заметил наигранности в ее смехе. Потому что ей было совсем не весело обсуждать с ним Питера.
- Послушай… Будь осмотрительней. Может он и хороший парень, но постарайся узнать о нем побольше.
- Ревнуешь?
- Хочу видеть тебя счастливой.
- Крейг, я большая девочка, и мне не нужна нянька. Питер не женат, у него отличная квартира в шикарном районе. Он мне нравится, я ему тоже. Мы оба взрослые люди. И получаем от этих отношений, то, что нужно каждому из нас.
- И что же тебе нужно от этих отношений?
- Стабильность, комфорт, жизнь, к которой я привыкла.
- А что нужно мистеру Смиту?
- Красивая спутница рядом, веселая и общительная. Которая не лезет в душу и не задает лишних вопросов. А ты знаешь меня…
- Чего-то не хватает.
- Чего?
- Любви. Мне хотелось, чтобы это отношения были основаны на любви. С обеих сторон.
- Питер определенно влюблен, что же до меня… Чтобы полюбить кого-то, сначала надо разлюбить того, кого уже любишь.
После слов Миранды на несколько секунд повисла неловкая пауза. Крейг снова задался вопросом, правильно ли он поступает, поддерживая их дружбу? Он ведь прекрасно знает, как это больно.
- Ты мой друг, Миранда.
- Друг… - Миранда ненавидела это слово. Быть другом Крейга, так сильно любя его, как же это мучительно больно. Но изменить этого она не могла, Крейг принадлежал другой. А ей оставалось довольствоваться ролью подруги, потому что по крайне мере так он присутствовал в ее жизни. Даже просто сидеть напротив него, слышать его голос, произносящий ее имя, смотреть на Крейга, любуясь каждой черточкой дорогого лица, было достаточно для нее. - Знаешь, это и еще кое-что вызывает у меня… огромное сожаление, а иногда сводит с ума. Быть твоим другом и то, что ты не из тех мужчин, которые изменяют своим женам.
- Я не знаю, что сказать.
- Чтобы ты не сказал, все равно это будет не то, чтобы я хотела услышать. Поэтому забудем о моих словах. А насчет меня и Питера, не беспокойся. Если возникнут проблемы, я сама с ними разберусь. Договорились?
- Просто знай, Миранда, ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью, чтобы не случилось.
- Крейг, ты должен думать о своей жене и детях, а не обо мне. И, давай, уже сделаем заказ, душевные излияния всегда вызывали у меня бешеный аппетит.
Крейг подозвал официанта. А в голове его настойчиво повторялся один и тот же вопрос. Прав ли он?...

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

+1

12

I wish I could rewrite this story
Change every word of every line
Write any story but mine
Someone tell me when
Can I start again
And rewrite this story.
Я хотела бы переписать эту историю
Изменить каждое слово в каждой строке
Написать любую историю, но мою
Кто-то сказал мне, когда
Я смогу начать все заново
И переписать эту историю.
Smash Cast "Rewrite This Story"

Келли внимательно осмотрелась вокруг, пытаясь вспомнить, куда положила ключи от ящиков. Наконец она заметила их на подоконнике. Лето в этом году выдалось жарким, окружающая ее пыль и затхлый запах, затрудняли дыхание. Она пожалела, что прежде чем начать возиться с бумагами, не наняла уборщиц, чтобы они привели здесь все в порядок. Келли распахнула окно, вдыхая свежий воздух. Земля, на которой стоял бывший сиротский приют Санта-Барбары был собственностью «Кепвелл Энтерпрайзис» уже много лет. Все старые постройки было решено снести, и построить на этом месте второй общественный центр для малоимущих. Первый центр, открытый Майклом Доннелли, не справлялся с нагрузкой. Ей необходимо было разобрать все бумаги бывшего приюта, разложить их по коробкам и отравить в городской архив. Келли решила, что пока Крейг в Нью-Йорке, у нее как раз есть время заняться этим. Была и другая причина. Она надеялась побольше узнать о детстве мужа. Они много говорили о годах, проведенных им в приюте, но Крейг категорически ничего не хотел знать о своих родителях. А вот она все чаще стала задумываться об этом. Келли не представляла, как можно спокойно жить, ничего не знаю о людях, благодаря которым ты появился на свет. Но Крейг уверял, что ему достаточно того, что он знает, его мать умерла во время родов. А отец возможно никогда и не подозревал о его существовании. Досье Крейга лежало вместе с остальными папками, заведенными на каждого ребенка. Келли нашла его, когда в прошлый раз приходила сюда. Оно было довольно любопытным. Средние оценки, постоянные замечания о плохом поведении. Мальчишка, смотрящий на нее с фотографии, улыбался, но в его глазах сквозила грусть. Даже сейчас иногда она замечала у Крейга этот взгляд. Особенно, когда он смотрел на Кристиана. Словно в этот момент, возвращаясь в собственное прошлое. Их сын внешне похожий на нее, по характеру был весь в отца. Часто Келли казалось, что отец и сын понимают друг друга без слов, как будто они общаются на каком-то невербальном уровне. Ей приходилось быть строгой, потому что Крейг слишком баловал Криса, но при этом отец был непререкаемым авторитетом для сына. Ни одно наказание с ее стороны не имело такого эффекта, каким обладал взгляд Крейга. И Кристиан в мгновение превращался из проказника-озорника в самого послушного ребенка на свете.
Думая о муже и сыне, Келли открыла один из ящиков стола. В хранящихся там бумагах оказались сведения о родителях сирот. У нее ушло около получаса, чтобы просмотреть их все, но в итоге она нашла то, что искала. Папку с фамилией «Хант». Келли открыла ее. Розмари Хант. Сын Крейг Хант. С фотографии на нее смотрела совсем юная девушка. Снимок с водительских прав был плохого качества. Лицо девушки на нем едва можно было различить. Ей было восемнадцать, когда она родила сына. Сама она родилась в городе Белвью штата Небраска. Келли задалась вопросом, почему Розмари Хант занесло так далеко от дома? Умерла во время родов, никакой информации о родственниках, ничего об отце ребенка. Вглядываясь в лицо матери Крейга, Келли старалась разглядеть в нем знакомые черты. Возможно из-за качества фотографии, но ей казалось, что Крейг абсолютно не был похож на свою мать. Тут же в папке было подколото заключение о смерти, в самом низу которого было указано, что Розмари Хант похоронена на кладбище в Санта-Барбаре. Интересно, а Крейгу известно об этом? Был ли он хоть раз на могиле матери? Скорей всего нет. Келли решила, что им следует поговорить об этом. Не задумывая ни на секунду, она сунула обе папки себе в сумку.

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0

13

Прочитав на ночь сказку детям, и уложив их спать, Крейг вернулся в спальню. Келли сидела перед зеркалом и расчесывала волосы. Он лег на кровать, опустил голову на подушку и закрыл глаза. Крейг чувствовал себя словно выжатый лимон. Последние пару дней были весьма насыщенными. Приложив максимум усилий, ему все же удалось удержать «СтентонМаркет», потом он сразу же вылетел домой. Здесь его ждали еще одни важные переговоры. И вот, наконец, оказавшись дома, все, о чем Крейг мог думать, это горячий душ и крепкий сон. Отложив расческу в сторону, Келли с сочувствием посмотрела на мужа. Ей захотелось укутать его в одеяло и приласкать. С другой стороны она так скучала по нему… Разрываясь между желанием дать мужу выспаться и желанием поговорить, Келли в итоге выбрала второе.
- Как Нью-Йорк?
- Такой же сумасшедший город, как и прежде. – Медленно, не открывая глаз, ответил Крейг.
- Как дела у Брайана и Джейн?
- Все отлично. Передают тебе привет и ждут в гости.
- Нам потребуется не меньше месяца, чтобы навестить всех кому мы обещали.
Крейг вздохнул, открыл глаза и сел. Ведь он обещал Келли уделять ей внимание. А обещания следует выполнять. Особенно данные самой любимой женщине на свете, по которой он безумно скучал.
- Мы обязательно найдем время, чтобы навестить друзей.
Келли хотела незаметно перевести их разговор в нужное русло, чтобы не выглядеть ревнивицей. Ведь после примирения с Крейгом, она дала себе обещание, не реагировать остро на все, что касалось Миранды Адамс. Поэтому с самой обезоруживающей улыбкой на губах, Келли как бы, между прочим, поинтересовалась:
- Кого ты еще видел в Нью-Йорке?
- Намекаешь на Миранду?
- Это так очевидно?
Крейг рассмеялся. Келли была очаровательна, в попытке выглядеть безразличной.
- Я встречался с ней. Мы пообедали вместе один раз. Просто обед.
- Просто обед?
- Да.
- И как она поживает?
- Чудесно. Встретила кое-кого. Вроде бы у них все серьезно.
- Правда?
- Абсолютная. Скажи, если Миранда выйдет замуж, ты перестанешь ревновать меня к ней?
- Пусть сначала выйдет замуж.
Крейг, с улыбкой до ушей от слов жены и тона, которым они были произнесены, встал, подошел к Келли и поцеловал ее в макушку.
- Я в душ. А ты можешь пофантазировать о свадьбе Миранды.
- Лучше я пофантазирую о тебе в душе.
Крейг скрылся за дверьми ванной. Келли проводив его взглядом, тут же забыла о Миранде, пожелав ей удачного замужества. Она стала размышлять, стоит ли показывать мужу документы, принесенные из приюта. Реакцию Крейга не трудно было предугадать. Но если, увидев снимок матери, он передумает?

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0

14

- Крейг, я хочу кое-что показать тебе.
- Да? – Крейг надев футболку, обернулся к жене. Горячий душ взбодрил его, сняв усталость.
- Несколько дней назад я нашла кое-что любопытное в приютских документах.
Внутри у Крейга неприятно кольнуло. Он и его прошлое. Значит, Келли не оставила попыток узнать сведения о его родителях, хотя он просил ее не делать этого. Чему удивляться. Если бы речь шла о ком-то другом, а не о его жене. Раз уж она вбила что-то себе в голову, то пойдет до конца.
- Милая, разве мы уже не обсуждали это?
- Просто взгляни. Пожалуйста…
Келли смотрела на него так, что отказать было невозможно. В любом случае, терять ему нечего.
- Ладно, давай, показывай, что там у тебя.
Келли достала из сумки папки, взятые в приюте, и протянула их Крейгу, внимательно наблюдая за его реакцией. Первым Крейг открыл досье на себя. Он даже улыбнулся, глядя на свою детскую фотографию, Келли почувствовала облегчение. Но когда Крейг открыл вторую папку, улыбка тут же исчезла с его лица.
- Это твоя мать, Крейг. Она не бросала тебя.
- Я в курсе.
- Да, конечно. Знаешь, ведь у тебя должны быть другие родственники, возможно, они не знали о ее беременности.
- Или не хотели знать.
- Мы не можем быть ни в чем уверены. Посмотри, на фотографии можно различить адрес, по которому она… Розмари… твоя мама жила в Небраске…
- Келли… Я не рассказывал тебя раньше. Я уже видел это досье.
- Когда?
- Мне было лет девять. Каждую последнюю субботу месяца монахини водили нас в кино. Однажды мы с Дереком что-то натворили, кажется, случайно разбили графин в столовой, и нас наказали, не взяв в кинотеатр. Ну, мы и залезли в административное здание.
- Значит, именно тогда ты узнал…
- Что моя мать умерла во время родов? Да, именно тогда я узнал об этом.
- И когда ты покинул приют, ты хоть раз пробовал…
- Разыскать родственников? Нет.
- Почему?
- Зачем?
- Но, Крейг?!
- Келли, я говорил тебе. Я не хочу знать. Тем более теперь, когда у меня есть собственная семья. Кстати, разве ты не должна была сдать все приютские документы в архив?
- Я подумала, возможно, ты захочешь оставить их себе.
- Они мне ни к чему.

Келли поняла, что зря все это затеяла, поэтому решила не заговаривать о могиле его матери. Взгляд Крейга полный грусти и тоски, заставлял ее сожалеть о своем поступке. Меньше всего она хотела причинять мужу боль, напоминая о родителях, которых не было в его жизни. С другой стороны Келли точно знала, причиной нежелание Крейга узнать о них хоть что-то, было чувство страха. Страха убедиться, что его бросили не из-за какой-то нелепой случайности, а вполне осознано, за ненадобностью.
- Прости. – Келли поцеловала мужа в щеку. – Я не хотела тебя расстраивать.
- Все в порядке. Если хочешь, можешь оставить их себе.
- Нет, я отнесу все назад. Сделаю это прямо завтра. Сначала зайду к Августе, а потом отправлюсь в приют.
- Какие у тебя дела с Августой? – Крейг удивлено посмотрел на Келли. Видимо он, слишком увлекшись делами «Кепвелл Энтерпрайзис», пропустил момент, когда у Августы Локридж и его жены появились какие-то общие дела.
- Она хочет заказать несколько платьев в «Армонти», мне надо забрать каталоги.
- Разве она не считает все, что производит «Армонти» барахлом?
- Крейг, война Кепвеллов и Локриджей давно закончилась. Они наши соседи. Августа закажет пару платьев, вот и все. И если ты не забыл, твоя подруга Кэсси принадлежит к их семье.
- Я ничего не забыл. Но наши отношения с Августой трудно назвать нормальными. Стоит нам пересечься, и никогда не обходится без едкого замечания с ее стороны. Она не выносит меня.
- Ты пытался подставить ее сына…
- Организовал взрыв в редакции газеты и так далее, и так далее. К тому же я напоминаю ей о ее браке с Тоннеллом. А Августа, очевидно, не любит вспоминать то время.
- Как будто ты любишь вспоминать то время?! Знаешь, если подумать, Крейг, есть хоть что-то в твоем прошлом, что ты вспоминаешь с удовольствием?
- Все, что качается тебя. Почти все. А еще брак с Иден.
- Ах, вот как!!! – Келли в шутку замахнулась рукой, словно собираясь ударить мужа.
Крейг, перехватив руку жены, обнял ее за талию и притянул к себе.
- По-моему, мы слишком много говорим.
- По-моему, тоже.
Через пару секунд все разговоры были прекращены.

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0

15

Claim your right to science,
Claim your right to see the truth
Though my pangs of conscience,
Will drill a hole in you
I've seen it coming like
a thief in the night,
Требуй своего права на знание
И понимание истины,
И пусть муки совести
Терзают тебя.
Я видела, как незаметно
Подкрадывается к человеку судьба.
Aqua «Turn Back Time».

- Миссис Хант, миссис Локридж подойдет через минутку. Могу я предложить вам что-нибудь, пока вы ждете?
- Спасибо, не надо.
Служанка удалилась, и почти сразу же в гостиной появилась Минкс Локридж в инвалидном кресле. Невероятно, но она, несмотря на очень-очень преклонный возраст, до сих пор была жива. Сама же Минкс, похоже, безумно гордилась тем, что смогла пережить самого Сиси Кепвелла. Келли невольно поежилась под ее оценивающим взглядом. Мнение Локриджей о ее браке с Крейгом ей было хорошо известно.
- Доброе утро, Минкс.
- Доброе утро, Келли. – Минкс смотрела на гостью сквозь толстые стекла очков, думая о том, что замужество пошло ей на пользу. Несмотря на то, кем являлся ее муж. Идеальная жена, прекрасная мать, кто бы мог подумать. Женщина ехидно усмехнулась про себя. Газеты данным давно перестали смаковать подробности непродолжительных романов младшей дочери Сиси Кепвелла. А у жителей города уже выветрилось из памяти, что муж Келли Кепвелл не только бывший преступник, ни один раз пытавшийся убить и ее саму, и остальных членов клана Кепвелл, но изначально был мужей Иден Кепвелл Кастилио, ее родной сестры. С чьим бывшим мужем когда-то крутила роман сама Келли. Сюжет для отвратительной мыльной оперы. Крейг Хант. По спине Минкс пробежали мурашки. Лучший друг ее дочери Кассандры. Мафиози, преступник, убийца. Именно этот человек едва не отправил ее любимого внука Уоррена в тюрьму, за собственные преступления. Но Минкс ничего не забыла, и, конечно, только Кепвеллы могли породниться с подобным типом.
- Как ваше здоровье?
- Терпимо, учитывая мой возраст. Как дела у тебя? Как поживает твой чудесный муж? Как твои прекрасные малыши? Как София?
- У нас все замечательно. Спасибо. – Келли мило улыбаясь собеседнице, сделала вид, что не заметила легкой иронии в ее тоне. В этот момент в гостиной появилась Августа Локридж, как всегда изысканная и элегантная.
- Привет, Августа.
- Здравствуй, Келли. Спасибо, что зашла. – Августа старалась быть предельно вежливой с Келли. Нет, она абсолютно ничего не имела против нее. На самом деле, ей вообще не было никакого дела до Келли. Чего нельзя было сказать о ее муже. Жить по соседству с преступником, убийцей, негодяем, едва не посадившим ее сына за решетку за покушение на Мейсона, которое было делом его же рук, не приносило ей никакого удовольствия. А ведь на его совести еще был взрыв в редакции газеты Уоррена, в котором они едва не погибли. От одной мысли об этом Августу коробило. Да, она знала, что Ханта заставили совершить все это при помощи шантажа, и Келли, очевидно, оценив его подвиги ради нее, решила выйти за него замуж. Вот только она, Августа Локридж, прекрасно знала людей такого сорта, поэтому даже не пыталась скрыть своего презрения к Крейгу Ханту. - Надеюсь, Минкс не сильно утомила тебя?
- Что ты, мы просто болтали.
- Дорогая свекровь, вам ничего не надо? Могу я оставить вас одну ненадолго? Может позвать медсестру?
Минкс бросила сердитый взгляд на невестку. Она ненавидела чувствовать себя беспомощной, тем более, если это специально подчеркивалось при посторонних. И она до сих пор не смирилась, что ей приходиться принимать помощь Августы.
- Я попрошу, если что-то потребуется, Августа. – Минкс развернула свое кресло, собираясь покинуть гостиную.
- Вот и отлично. Келли, ты не возражаешь, если мы поднимемся в мою комнату? Я хотела бы посоветоваться с тобой насчет нескольких моделей.
- Конечно.
- Тогда пошли.
В руках Келли держала досье на Крейга и его мать. Она не хотела брать их с собой наверх, боясь случайно забыть там.
- Я оставлю это здесь? Эти документы из бывшего приюта, мне надо отнести их туда.
- Конечно, оставь их на столе. Как идут работы в общественном центре?
- Пока медленно, но я надеюсь, что вскоре работа пойдет быстрей.
- Не сомневаюсь, что так и будет.
Августа и Келли поднялись наверх. Как только они скрылись на лестнице, Минкс подъехала к столу, на который Келли Хант положила бумаги. Открыв и посмотрев, что в них, женщина не сдержала язвительных смех. Вот значит как. Счастливая супруга наводит справки о милом муженьке.
- Раньше надо было думать, дорогая, когда он в первый раз наставил на тебя пистолет.
На снимок Розмари Хант, Минкс взглянула лишь мелком. Она закрыла папку, и в этот момент в ее голове пронеслась странная, едва осязаемая картинка, похожая на воспоминание.
- Почему на этой кроватке только фамилия?
- Мать умерла при родах и не успела дать имя ребенку.
- Что с ним будет?
- Мальчика отправят в местный приют.
- Как интересно…
- Я не знаю… Я неуверенна… миссис Локридж…
- Я хочу посмотреть ее карту.

Минкс выронила обе папки, ее начало трясти. Она видела эту девушку раньше. Верней ее фото. Розмари Хант. О, боже… Значит, Крейг Хант… это… Нет, только не это. Нет, нет, нет, нет…
Неудачно развернув кресло, Минкс задела колесом ножку стола. Стол зашатался. Ваза с цветами и графин с водой, стоявшие на нем, полетели вниз и с ужасным звоном, вдребезги, разбились об пол.
Через минуту Августа и Келли вбежали гостиную.
- Что случилось?! - Августа в полном недоумении смотрела на осколки на полу и свекровь, которая явно была не в себе.
Минкс, не замечая Августы, не в силах говорить, не сводила взгляда с Келли, которая поспешила поднять папки с пола, пока они не намокли.
- Августа, пожалуй, я зайду позже. – Келли поняла, сейчас она здесь лишняя. Поэтому спешила покинуть дом Локриджей. - Я позвоню, чтобы узнать как Минкс.
- Конечно. Еще увидимся.
- До встречи, Августа. Минкс…
После того, как за Келли Хант закрылась дверь, Августа Локридж подошла к свекрови.
- Ты можешь объяснить, что здесь произошло? Что с тобой?
- Прости меня…
- Разбитая ваза и графин - это мелочи. Хотя, конечно, ваза была очень дорогой… Ты в порядке? Можешь сказать, что с тобой случилось?
- Августа… - Минкс даже если бы захотела, в настоящий момент была не в состоянии, что-либо объяснять. Да и как объяснишь такое. - Я случайно задела стол колесом.
- Давай, я отвезу тебя в твою комнату, и медсестра сделает тебе успокоительный укол. Ты поспишь немного. А я скажу Марии, чтобы она здесь все убрала. – Августа медленно покатила инвалидное кресло к лифту.
Минкс не стала возражать, она все еще не пришла в себя от своего ужасного открытия.

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0

16

Here comes the sun,
Here comes the sun,
And I say it's all right
Восходит солнце,
Восходит солнце.
Как же хорошо!
The Beatles «Here Comes the Sun».

День начинался чудесно. Утром Келли и Крейг вместе с детьми отправились на пляж. По заведенной традиции после небольшой прогулки, Крейг и Кристиан устроили соревнование по постройке песочных замков. Келли и Дженнифер выступали в роли зрителей и болельщиц. И как всегда победу одержал Крис. А после этого последовал обычный семейный пикник. Позже, удобно устроившись на пледе, Келли и Крейг наблюдали, как их сын пытался обучить сестру премудростям возведения замка из песка. Получалось у Дженни не очень, но Кристиан терпеливо помогал ей, постоянно подбадривая.
- Знаешь, а ведь настанет время, когда тебе не придется поддаваться Крису, и он на самом деле победит тебя. – Понизив голос, сказала Келли, так чтобы ее не услышали дети.
Крейг с искренним удивлением посмотрел на Келли и абсолютно серьезно произнес.
- Я никогда не поддавался Крису. Он намного талантливей меня и всегда честно выигрывал.
Келли покачала головой, улыбаясь, не собираясь развивать эту тему. Потому что вера Крейга в то, что его дети лучше него во всем, была непоколебима.
- Думаю у нашего сына большое будущее в архитектуре, если он решит серьезно заниматься этим, когда вырастет.
- Возможно, но пока все его мысли заняты самолетами. Крис хочет стать пилотом, чтобы мы летали вместе с тобой по всему свету, и нам не пришлось бы надолго разлучаться.
После слов Келли, Крейг с грустью посмотрел на сына, потому что понимал, чем именно обусловлено это его желание.
- Дорогой, все в порядке? – Спросила Келли. Она не хотела, чтобы сказанное ею задело Крейга и вызвало чувство вины.
- Да, в порядке. Я думал о том, что я самый счастливый человек. Ты, дети. Я очень сильно люблю вас.
- Мы тоже любим тебя.
Келли с ласковой улыбкой поцеловала мужа в щеку. Крейг в свою очередь нежно погладил волосы Келли, любуясь игрой солнечных лучей в ее светлых, шелковистых локонах.
- Мама, папа посмотрите, как у Эфи здорово получилось!!!
Келли и Крейг встали и подошли к детям, улыбаясь им. Кристиан называл сестру Эфи, потому что когда она родилась, у него не получалось выговаривать Дженнифер, а сокращение Дженни ему не нравилось. Причем он ревностно относился к тому, чтобы кто-то кроме него так называл сестру. Вся семья находила это довольно милым, и поэтому все они свято соблюдали желание Кристиана, не позволяя себе и кому-либо другому так обращаться к Дженнифер.
То, что предстало перед Келли и Крейгом мало походило на песочный замок, но, конечно, это не имело значения.
- Правда, здорово!?!
- Очень красиво. – Сказал Крейг, беря дочь на руки, и целуя сына в макушку.
- Красиво… - Улыбаясь, протянула Дженнифер, указывая своей крохотной ручкой, перепачканной в песке, в сторону построенного ею песочного замка.
- Вы с Дженни постарались на славу. Молодцы. – Келли присела на корточки и обняла сына.
Кристиан восторженно улыбаясь, смотрел на родителей своими огромными, сияющими, голубыми глазами, весь переполняемый радостью и гордостью за себя и сестру.
- Вот увидите, скоро Эфи, будет соревноваться со мной и папой на равных. И обязательно выиграет.
- Конечно, так и будет, милый.
- Папочка, пони… - Прикоснувшись к лицу отца, испачкав его песком, произнесла Дженни. Крейг вопросительно посмотрел на Келли, не зная, что его дочь имеет в виду, автоматически вытирая песок со щеки.
- Пока ты был в Нью-Йорке, я читала Дженни книжку про маленькую девочку, которой папа купил пони.
- Ты хочешь, чтобы папа купил тебе пони, родная? – Покачивая на руках дочь, поинтересовался Крейг.
- Хочу пони…
- Эфи, ты еще маленькая для пони. Сначала папа купит мне самолет.
Кристиан выглядел чересчур серьезным, говоря это, что не могло не вызвать улыбку у его родителей.
- Папа обязательно выполнит все ваши желания. Правда, дорогой?
- Непременно. - Крейг весело рассмеялся, представив своего четырехлетнего сына в кабине пилота и двухлетнюю дочь на пони.
- Думаю, нам уже пора домой. Самое время для дневного сна. – Посмотрев на часы, сказала Келли.
- Я не хочу спать. Я уже взрослый. Я хочу остаться здесь.
- Кристиан...
- Пожалуйста… - Кристиан с мольбой посмотрел на отца, ища его поддержки.
Келли тоже посмотрела на Крейга. Дженнифер уже сладко зевала на его руках, склонив голову ему на плече. Келли заранее знала, чью сторону он займет. Как и то, что последует за этим.
- Крис, ты должен слушаться маму.
Ребенок обиженно насупился, не получив желаемого. Его родители переглянулись между собой. Келли понимала, Крейг лучше нее справится с убеждением сына. Она слегка кивнула мужу, разрешая ему действовать на свое усмотрение.
- Можешь не спать, если не хочешь. Дома, мы могли бы поиграть с железной дорогой, как тебе?
- Только мы вдвоем?
- Только мы вдвоем.
- Здорово! – Радостно воскликнул Кристиан, отряхивая песок с одежды, тут же забыв о своем желании остаться на пляже.
Пока они шли к машине, Дженнифер окончательно уснула. Крис шел рядом с матерью, молча, придумывая захватывающую историю про захват поезда индейцами, которую собирался разыграть с отцом.
- Мама присмотрит вечером за детьми, пока мы будем у Локриджей.
Крейг ответил не сразу. Он и сам не понимал, почему предстоящий ужин заставлял его нервничать. Неожиданное приглашение к соседям было странным, но не более. Но чем больше Крейг думал о нем, тем острей у него становилось желание не идти сегодня в дом Локриджей.
- Я все еще не уверен, что нам стоит туда идти.
- Крейг, я удивлена не меньше твоего, но я уже пообещала, что мы придем.
- Знаю, но все равно это странно. Мне казалось, что я персона нон грата в том доме. Надеюсь, этот ужин не задуман с целью моего покаяния.
- Не думаю.
- Тогда почему Уоррен здесь?
- Приехал навестить родных.
- Один, без детей и жены. В то же время когда мы приглашены к Локриджам. Нет, что-то здесь не так.
- Это прихоть Минкс. Я говорила с Августой…
- Она не в восторге оттого, что я буду гостем в ее доме?
- Это мягко сказано. – Келли задумчиво посмотрела на мужа. Она разделяла его мнение о странности предстоящего ужина. Но, в отличие от Крейга, который ничего хорошего от него не ждал, ей было любопытно, с какой именно целью Минкс пригласила их. - Но я уверена она будет вести себя прилично. Тем более Августа понятия не имеет, что задумала ее свекровь.
- Ох, Келли, не нравится мне все это. У меня дурное предчувствие относительно сегодняшнего вечера.

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0

17

Acting on your best behavior
Turn your back on Mother Nature
Everybody wants to rule the world
Заботясь о том, чтобы выставить себя в лучшем свете,
Люди отворачиваются от матери природы,
Каждый хочет править миром.
Glee Cast «Everybody wants to rule the world».

Августа Локридж ненавидела роль сиделки при Минкс. Ее раздражала необходимость уговаривать свекровь принять таблетки или поесть. Она злилась на Лайонела, который в очередной раз оставил ее одну, ради нового авантюрного путешествия.
- Если ты не примешь эти таблетки, мне придется позвать медсестру, чтобы она сделала тебе укол.
- Я не хочу спать, Августа.
- Минкс, тебе нужен полный покой. Не капризничай.
Сил спорить с Августой у Минкс не было, поэтому она согласилась принять снотворное.
Минкс Локридж уже неделю не вставала с постели. Она плохо спала и почти ничего не ела. Ее врач был обеспокоен странным состоянием своей пациентки. Он не выявил физических причин, объясняющих ее состояние, поэтому, увеличив дозу обезболивающих и снотворного, прописал ей постельный режим, решив, что это переутомление. А сама Минкс все чаще и чаще задавалась вопросом, почему до сих пор жива. Ее немощное тело все больше дряхлело, но смерть не приходила за ней. Она, прожив яркую жизнь, совершила достаточно ошибок и имела множество грехов за душой. Минкс хотела бы искупить все свои грехи, но понимала, что это невозможно. Ченнинг и Брик, Кассандра и … Крейг Хант, еще один тяжкий грех на ее совести. От этого нельзя было убежать, скрыться, забыть. Каждый раз, засыпая, после очередной дозы снотворного, во сне ее терзали воспоминания.
Было раннее утро, солнце едва успело встать из-за горизонта.
- Миссис Локридж, если кто-то узнает…
- Я плачу тебе именно для того, чтобы никто ничего не узнал. – Минкс Локридж внимательно вглядывалась через стекло, пытаясь понять, какой из младенцев тот самый. - Когда начинается твоя смена?
- Через пять минут.
- Отлично.
Августа родила своего первенца примерно полчаса назад. Медлить было нельзя. Думая об этом, Минкс приходила в ярость. Как смела эта женщина, наглым образом проникнув в их семью, принести ублюдка в подоле! Она никогда не доверяла Августе, а теперь ей хотелось придушить ее. Она не только изменила мужу, но и умудрилась забеременеть от другого мужчины. А теперь без зазрения совести собирается подсунуть этого ребенка ее никчемному сыну. А сам Лайонел? Вместо того, чтобы с позором выгнать Августу, решил принять ее ребенка и воспитывать как своего! Уму непостижимо! При этом, запретив, ей, его собственной матери лезть в это дело. Но она не могла оставить все как есть и допустить, чтобы эта женщина воспитывала своего ребенка, а Лайонел чужого. Пусть лучше ребенок будет чужим для обоих. Не так давно у нее уже был подобный опыт, и Минкс точно знала, что ей следует делать. У нее ведь все получилось с Ченнингом, сыном Лайонела от Софии Кепвелл. Сделать такое снова казалось Минкс сущим пустяком. Хорошо, что все младенцы похожи друг на друга.
Наконец попав в палату, где находились новорожденные, Минкс стала прохаживаться между кроватками, пока подкупленная ею медсестра читала карточки рожденных сегодня мальчиков, подыскивая подходящую кандидатуру. При этом Минкс старалась не смотреть на сына Августы, потому что при мысли, что невестка могла одурачить ее, в женщине закипала злость. Взгляд Минкс привлекла одна из люлек. На ней была табличка с фамилией Хант. Без имени. Женщина повернулась к медсестре и спросила:
- Почему на этой кроватке только фамилия?
- Мать умерла при родах и не успела дать имя ребенку.
- Что с ним будет?
- Мальчика отправят в местный приют.
- Как интересно…
- Я не знаю… Я неуверенна… миссис Локридж…
- Я хочу посмотреть ее карту.
Получив от медсестры нужную карту, Минкс стала внимательно ее читать. Розмари Хант. 18 лет. К карте прилагались водительские права. Девушка, смотрящая на нее со снимка, была симпатичной. Каштановые волосы, карие глаза, она была немного похожа на Августу. Девушка родила сына на несколько часов раньше ее невестки. Само проведение сегодня на ее стороне. Тем более, больше никаких сведений об этой Розмари не было, а, значит, родственники, вряд ли станут искать ее или ребенка.
Минкс взглянула на осиротевшего мальчика. Он спал крепким сном и был таким крошечным и беззащитным. И, конечно, не подозревал, что остался совсем один в этом мире. Правда, ненадолго.
- Пусть будет этот.
- Миссис Локридж, вы уверены, что стоит это делать?
- Разве я спрашивала твоего мнения? И плачу я тебе не за разговоры. Поменяй младенцев местами и не забудь о бирках.
Минкс пристально наблюдала, как женщина выполняет ее приказ. Пара минут и новорожденный Уоррен Локридж стал сиротой по фамилии Хант. А осиротевший сын Розмари Хант с этого момента становился законным наследником состояния семьи Локридж.
Перед тем как покинуть палату, Минкс все же взглянула на ребенка, которому никогда не доведется узнать, что он мог бы расти в богатой семье и иметь все, что пожелает. Ему предстояло расти в сиротском приюте, с такими же, как он брошенными детьми. Минкс сожалела лишь об одном, что Августа никогда не узнает, о том, что сейчас произошло.
В коридоре Минкс столкнулась со Лайонелом. Он пришел взглянуть на ребенка.
- Ты уже видела его, мама?
- Да, дорогой. Уоррен чудесный, очаровательный малыш. Как Августа?
- Спит. Я так боялся, что что-нибудь случится.
- Что за глупости! Лайонел, сотни женщин рожают ежедневно. Обычное дело. Хотя вам мужчинам все равно не понять этого. – Минкс сделала знак медсестре, чтобы та показала ее сыну ребенка.
Когда женщина брала мальчика на руки, они дрожали. Ее мучила совесть. Но пути назад не было. Деньги, которые заплатила Минкс Локридж, помогут решить ей очень много проблем. Отец мальчика святился от счастья, малыш даже пошевелился на секунду, словно ощущая на себе взгляды. Вскоре счастливый отец и миссис Локридж ушли. Новоявленный Уоррен Локридж продолжал спокойно спать. Женщина взглянула на второго мальчика. Ребенок не спал, просто лежал с приоткрытыми глазами. Ей стало так жалко его, она почти решилась снова поменять младенцев. Но в этот момент этаж стал заполняться людьми, а к ней уже направлялся врач, чтобы осмотреть детей.
- Прости, малыш. – Прошептала женщина.
Спустя какое-то время в палату снова заглянул врач. С ним была монахиня из местного приюта.
- Мы пришли забрать ребенка умершей женщины.
Медсестра нервно сглотнула.
- Конечно, меня предупреждали. - Женщина указала на кроватку с надписью Хант. - Это он.
Монашка подошла и взяла мальчика на руки. Ребенок тут же расплакался, словно понимая, что его ждет.
- Доктор Говард, ему надо дать имя, чтобы заполнить документы о передаче.
- Конечно, Эмма. Как насчет Джон или Джеймс?
Монашка, безуспешно пытаясь успокоить ребенка, предложила.
- Ему подойдет имя Крейг.
- Крейг? Почему?
- Так зовут моего племянника. Этот мальчик похож на него. Такой же беспокойный. Уверена, он еще доставит нам немало хлопот.
Врач кивнул, соглашаясь.
Медсестра Эмма взяла ручку и написана в карточке Розмари Хант напротив имени ребенка – Крейг Хант. Она приняла решение, в конце месяца попросить расчет и навсегда покинуть Санта-Барбару. Хотя вряд ли совесть когда-либо перестанет мучить ее.
Врач и монахиня, с младенцем на руках, который продолжал плакать, покинули палату.

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0

18

You didn't ask for this,
Nobody ever would...
Caught in the middle of this dysfunction...
It's your sad reality,
It's your messed up family tree
And now you're left with all these questions...
Ты не просил об этом,
Никто бы не попросил,
Попав в эту путаницу ...
Где твоя грустная реальность,
Где твоя запутанная Родословная,
А теперь здесь только ты и множество вопросов.
Matthew West «Family tree».

Неделя, еще одна, но состояние Минкс не улучшалось. Ее продолжали терзать воспоминания о прошлом. При одной мысли рассказать правду, женщину охватывали страх и паника. Правда не изменит прошлого, но причинит новую боль ее дорогому, любимому внуку. Уоррену уже пришлось пережить известие, что Лайонел не его родной отец. Как он отреагирует, узнав, что и Августа ему не мать, Минкс боялась представить себе. Нет, она будет продолжать молчать. Унесет эту тайну с собой в могилу.
Тем временем состояние ее с каждым днем становилось все хуже и хуже. Чувствуя приближение смерти, Минкс попросила Августу позвать священника. Ей необходимо было покаяться, хоть кому-нибудь рассказать о том, что она натворила, облегчить свою совесть. Исповедь была единственным способом сделать это, сохранив при этом секрет, хранимый ею столько лет. Но и после визита священника лучше Минкс не стало. Потому что, выслушав ее, падре Морриси посоветовал ей открыть правду всем заинтересованным лицам. «Правда не перестанет быть правдой только оттого, что мы не желаем её знать». Сказал ей священник, заверив, что лишь это по-настоящему сможет ей помочь. Но решение Минкс приняла не сразу, внутренне она уже приготовилась гореть в адском пламени за то, что совершила. Все изменилось совершенно неожиданно. Однажды, когда Августа пришла к ней в комнату, чтобы проконтролировать очередной прием лекарств, выглянув в окно, она увидела семейство Хант, возвращающее с прогулки. Со жгучим презрением Августа Локридж произнесла:
- И как только земля носит людей подобных Ханту! За какие грехи нам приходится терпеть его общество! Как это ужасно жить по-соседству с преступником! Воистину жизнь не справедлива!
Слышать подобное от матери в отношении собственного сына, было жутко. Минкс понимала, это лишь ее вина. Если бы она не поменяла младенцев… Крейгу Ханту не пришлось бы расти в приюте и, возможно, жизнь его повернулась бы иначе. Многого уже нельзя было исправить. И Минкс приняла решение, именно в этот момент. Нет, уже ничего не исправить и не повернуть время вспять. Она любит Уоррена, и ей очень жаль Августу, но умереть с таким тяжелым грехом на совести она не могла.

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0

19

Келли Хант, спасибо, что перенесла, столь популярный теперь уже фанфик. Внимательно следим за сюжетом и ждём продолжения.
Думаю, Кристина будет рада сегодня))

0

20

Вечером в гостиной Локриджей собралась любопытная компания. Минкс, Августа и Уоррен Локридж, Келли и Крейг Хант. Обстановка не была дружеской или располагающей. В воздухе ощущались дискомфорт и напряжение. Никто, кроме старой Минкс Локридж, не понимал причин, по которым они оказались здесь, среди этих людей и чего следует ожидать от сегодняшнего ужина.
Все расселись за столом, Минкс во главе, Августа рядом с сыном, а напротив Келли и Крейг. Разговор не клеился. Каждый думал о своем. Уоррену и Келли было любопытно, что произойдет дальше и чем все закончится. Августа была раздражена необходимостью принимать в своей доме Крейга Ханта, а сам Крейг жалел, что они с Келли вообще пришли сюда. Чтобы не хотела сообщить Минкс Локридж, ему это было не интересно. Наконец, гнетущая тишина, наводившая уныние, надоела Августе, и она обратилась к Крейгу. Вежливо, но с явными нотками сарказма в голосе.
- Крейг, я давно не слышала никаких новостей о Лас-Вегасе. Ты не в курсе, что там сейчас происходит?
- Хочешь узнать о ком-то из наших общих знакомых? – В тон ей ответил Крейг. Если эта женщина собирается весь вечер заставлять его чувствовать себя неловко, у нее ничего не выйдет. – Боюсь разочаровать тебя, Августа, я не был в Вегасе много лет. И знакомых у меня так давно не осталось.
- Как прискорбно это слышать…
Уоррен Локридж расхохотался, закурив сигару. Взгляды, которыми обменялись его мать и Крейг Хант позабавили его. Какой бы вечер им не предстоял, но скучным он уж точно не будет.
- Знаешь, Хант, нам надо будет как-нибудь опрокинуть с тобой пару стаканчиков, и ты расскажешь мне о времени, когда мама жила в Вегасе. А то она почему-то отказывается приоткрыть завесу тайны над временем, когда она была миссис Энтони Тоннелл. Уверен, ты знаешь много любопытного.
- Да, у меня есть пару интересных историй о том времени. – Крейг посмотрел на Уоррена, который явно наслаждался происходящим, без улыбки. Несколько лет назад, перед тем как Локридж перебрался в Вашингтон, куда его позвали на должность редактора в «Вашингтон Пост», у них состоялся откровенный разговор. Они обсудили прошлое, обозначили свои позиции и пришли к пониманию. В итоге, сойдясь на том, что каждый будет жить своей жизнью, не мешая друг другу. У них не было ничего общего, кроме Кассандры, которая была дорога обоим. А война Кепвеллов и Локриджей давно была окончена, поэтому делить им тоже было нечего.
Августа бросила недовольный взгляд на сына. Она не разделяла его хорошего настроения, а при мысли, что Уоррену станет известно хоть что-то из ее жизни в Вегасе, Августу охватывал стыд. Если Хант посмеет открыть свой рот…
- Не смотри так на меня, мама… Я просто стараюсь поддержать разговор. А то мы здесь окончательно умрем от скуки.
- Мне кажется, обсуждение моего прошлого не подходящая тема для ужина.
- Предложи другую. – Уоррен обвел присутствующих беглым взглядом, но, похоже, никто не собирался вести светскую беседу. И чтобы не расстраивать мать, он решил поговорить о чем-то нейтральном, поэтому обратился к Келли. - Я слышал, что ты занялась проектом по созданию нового общественного центра. Может, расскажешь об этом, Келли?
- Буквально на прошлой неделе, все старые постройки, относящиеся к приюту, были снесены. После расчистки территории, начнутся основные строительные работы. Думаю к концу года, большая часть их будет закончена.
- Это очень благородно со стороны Кепвеллов вложить столько денег и времени в благотворительный проект, который не принесет никакой прибыли.
- Деньги это не главное в жизни, Уоррен.
- Бесспорно. Может, мне стоит написать об этом? Статья на первую полосу. Что-то вроде «Богатые, думающие о бедных. Пример для остальных». Ты дашь мне интервью, Келли? Станешь примером для подражания.
- Я даже, не знаю…
- Соглашайся, Келли. – Отправив в рот очередной кусок нежнейшей телятины, скучающе высокомерно произнесла Августа Локридж. Она не собиралась вмешиваться в разговор, но просто не смогла промолчать. – Расскажешь о собственном опыте, помощи в исправлении преступников. Возможно, он пригодится кому-нибудь.
Уоррен с насмешливой ухмылкой, затушил сигару. Келли положила свою ладонь сверху ладони Крейга. Каждый мускул на его руке был напряжен. Он сверлил глазами сидящую напротив Августу, и в этом взгляде читалась явная угроза, говорящая, можешь издеваться надо мной, унижать, но не смей трогать мою семью, иначе пожалеешь. Угроза, обращенная к Августе Локридж и явно понятая ею. Сжав ладонь мужа, Келли с металлическими нотками в голосе произнесла.
- Может и пригодится. Потому что мне хочется надеяться, что людей готовых самосовершенствоваться на нашей планете гораздо больше, чем тех, кто застрял в своем высокомерии, просто неспособных стать лучше.
- Чудесно. Давайте, выпьем за это. Жаль, что мне придется довольствоваться водой. - Августа с подчеркнутой небрежностью подняла бокал с водой вверх, но никто не поддержал ее. После этого в комнате снова повисла тишина.

Минкс, молчавшая все это время, наблюдала за происходящим, не вмешиваясь. Она до сих пор не решилась на то, ради чего собственно и затевался сегодняшний ужин. Как ей рассказать, что не Уоррен, а Крейг Хант родной сын Августы? Стоит ли ей делать это? Сегодняшний ужин наглядно показал, между Августой и Хантом, нет ничего общего, даже элементарного уважения. Никто из них не обрадуется правде. Но правда причинит боль Уоррену. Минкс жалела, что настояла на этом ужине. Лучше ей продолжать молчать.
Уоррен вновь начинающий скучать, посмотрел на свою бабушку, которая делала вид, что происходящее ее вовсе не касалось. Он был очень рад, что она поправилась. Сейчас Минкс выглядела намного лучше, чем тогда, когда он приехал. Уоррен понимал, что она слишком задержалась на этом свете, но он любил Минкс и не хотел терять. Но затеянный ею ужин и приглашение на него Хантов, вызывал массу вопросов. Никто из них все еще не знал, с какой целью они оказались здесь. Он решил, что настало время выяснить это.
- Моя милая бабуля, может ты, наконец, расскажешь, почему мы все здесь? Уверен, остальные заинтригованы, также как и я.
Минкс вздрогнула от слов внука. Что ей делать? Сказать или нет? Как поступить?
- Я согласна с Уорреном, Минкс. Чем быстрей ты все расскажешь, тем быстрей закончится этот нелепый ужин. – Августа отпила немного воды из бокала. Скользнув вызывающе презрительным взглядом своих пронзительных карих глаз по Крейгу Ханту, подчеркивая, насколько ей неприятно его общество. – Или ты сделала это с целью позлить меня?
- У меня не было такой цели, Августа.
- Тогда скажи, в чем дело. Чтобы мы поскорей покончили с этим.
Даже прожив с Августой много лет под одной крышей, она все еще вызывала у Минкс раздражение. Если бы это касалось лишь ее, она, не раздумывая, выложила бы Августе всю правду. Но речь шла об Уоррене и его чувствах. Именно это останавливало Минкс.
- Думаю, мы с Келли сделаем это за Минкс. – Крейг встал. Эта комедия слишком затянулась. Он не хотел больше принимать участие в ней. – Миссис Локридж, спасибо за приглашение, но мы с женой, пожалуй, покинем вас.
Келли тоже поднялась из-за стола. Она разделяла мнение мужа, что им лучше покинуть дом Локриджей. Крейг был прав с самого начала, им вообще не стоило приходить сюда.
Увидев радость и облегчение на лице Августы, Минкс поняла, сейчас или никогда. Она должна решиться и сказать правду. Ее невестке будет полезно опуститься с небес на землю, а Уоррен… Минкс молилась, чтобы внук понял ее и смог простить, однажды.
- То, что я собираюсь сказать, важно.
- Миссис Локридж…
- Крейг, Келли, останьтесь, прошу вас.
- Минкс, по-моему, ты до сих пор не в себе. Ты принимала сегодня лекарства?
- Мама, может, ты дашь, бабушке сказать то, что она хочет. – Уоррен, облокотившись на спинку стула, закурил новую сигару, выпустив облако дыма над столом. – Келли, Крейг, давайте, выслушаем Минкс.
- Когда ты уже бросишь эту отвратительную привычку, Уоррен. – Недовольно поморщившись, проворчала Августа. Она то надеялась, что все уже закончилось.
- Хорошо, мы останемся. – Келли села первой, потянув Крейга за рукав пиджака, чтобы он сделал то же самое.
Крейг нехотя вернулся на место. Пусть уже Минкс Локридж скажет то, что собиралась, и они, наконец, покинут этот негостеприимный дом.
Минкс, выпрямившись в своей инвалидном кресле, обвела собравшихся сосредоточенным взглядом, пытаясь, подготовиться к их реакции на то, что она скажет.
- Все мы совершили множество ошибок в своей жизни. Я не исключение. Вам всем известно, что я бросила свою дочь Кассандру, боясь общественного порицания. Я поменяла Ченнинга и Брика, чтобы не допустить, того, чтобы Локридж воспитывался в семье Кепвеллов.
- Ты решила устроить вечер воспоминаний? – Не выдержала Августа. Ей было неприятно вспоминать, что у Лайонела был ребенок от Софии Кепвелл, а своего дорого Уоррена она родила не от мужа.
- Если ты не будешь перебивать меня, то вскоре сама все узнаешь
- Я постараюсь, продолжай, Минкс.
- Так вот. – Минкс вздохнула, собираясь с мыслями. Как же это тяжело, невероятно тяжело, говорить правду, после долгих лет молчания. - К сожалению, это далеко не весь список моих грехов.
- Бабуля, ты же не хочешь сказать, что бросила еще одного ребенка помимо Кэсси? – Уоррен недоуменно уставился на Минкс. Неужели речь пойдет об очередной скелете в шкафу его семьи?
- Нет, дорогой. Твой отец и Кассандра мои единственные дети.
- Дражайшая свекровь, может, ты уже перейдешь к сути вопроса.
Глядя на невестку, Минкс стало ее жаль. Если бы она знала, о чем пойдет речь, то наверняка предпочла бы не торопить ее с признанием. Или вообще не знать правды.
- Когда Лайонел рассказал, что ты беременна, Августа, я обрадовалась. Но Лайонел не выглядел счастливым. Я решила узнать, почему. И добилась своего. Он признался мне, что ребенок не от него. Не представляю, как он узнал. Ты Августа считала, что сумела всех провести. Как же я ненавидела тебя тогда.
Келли и Крейг переглянулись. Совершенно не понимая, какое отношение они имеют к семейным делам Локриджей.
Августа нервно сглотнула, взглянув на сына. Чувства вины перед сыном убивало ее. Она столько лет носила это чувство в себе, не подозревая, что Лайонел знает, что Уоррен не его сын. Тем более что и Минкс известно это. Каждый раз, когда об этом заходила речь, ее тянуло к выпивке. И бороться с этим желанием было очень сложно.
- Женитьба Лайонела на тебе, всегда была мне поперек горла. Но я никогда не думала, что у тебя хватит глупости или наглости забеременеть от другого мужчины…
Переведя взгляд с сына на свекровь, Августа сердцем почувствовала, к чему ведет Минкс. Нет, это слишком жестоко. Нет, она просто не так поняла ее. Нет, Бог не допустит этого…
- Ты не могла сделать этого! Минкс, ради бога скажи, что не сделала этого! – Закричала Августа. Она вскочила со стула, пытаясь испепелить Минкс взглядом.
- Боюсь, что сделала, Августа. Я не могла допустить, чтобы мой сын воспитывал ребенка, которого ты нагуляла от другого. Я не могла смириться с этим!
- Ты бессердечная… Я ненавижу тебе!

- Сюрприз. – Сделав последнюю затяжку, Уоррен затушил сигару. Он встал и обнял мать за плечи. Ее всю трясло, а по щекам текли слезы. Сам Уоррен чувствовал что-то непонятное. Растерянность, потерянность, несправедливость. Неужели это происходило на самом деле, и его бабка только что сказала, что он не сын своей матери? Кто же он, если Лайонел и Августа не его родители? Что это за насмешка судьбы… Кто он, черт возьми!!! – Значит, я не только не Локридж, но даже не Уэнрайт.
- Нет, нет, сынок… - Сквозь слезы, крепко обняв его, срывающемся голосом шептала Августа. – Минкс выжила из ума. Она бредет, и сама не знает, что несет. Ты мой сын, мой родной, любимый мальчик.
Келли и Крейгу было не комфортно следить за семейной трагедией Локриджей, ведь это их совершенно не касалось.
- Нет, Августа, Уоррен не твой сын. Как бы мне не было жаль, и как бы не хотелось, чтобы это было ложью.
- Ты врешь, Минкс!
- Не вру. Я заплатила приличную сумму и проследила, чтобы твой сын никогда не оказался в твоих руках. Уоррен…
- Тебя жаль, я уже понял.
- Я люблю тебя. Всегда любила, как родного.
- Я знаю.
- Прости меня, дорогой…
- Ты сумасшедшая, Минкс! Я не верю тебя! Если Уоррен не мой сын, тогда где же мой? Скажи мне? Или ты не знаешь, потому что это наглая ложь!!!
- Я не следила за его судьбой, но я точно знаю, твой ребенок жив и здоров. И находится к тебе ближе, чем ты могла бы подумать.
Крейгу захотелось срочно, не медля ни секунды, покинуть дом Локриджей. У него было чувство, что он стоит на краю пропасти и вот-вот сорвется туда. Потому что, произнося свои последние слова, Минкс Локридж посмотрела на него. И что это значило, догадаться было не сложно.
- И где же он?
- Здесь. - Минкс указала на Крейга.
В комнате стало так тихо, как будто гостиная была пуста. Даже дыхания присутствующий не было слышно.
- Что за нелепость??? – Пропасть открыла ему свои темные, бесконечные объятия, и Крейг полетел вниз. Он не понимал, что чувствует. Шок, потрясение, смятение…опустошенность. Как вообще такое возможно… Августа…Нет, это не правда. – Мою мать звали Розмари Хант, и она умерла во время родов. С чего вы взяли…
Уоррен, высвободившись из материнских объятий, неожиданно для всех расхохотался. Августа переводила свой взгляд с Уоренна на Крейга, не веря в происходящее. Злость и ненависть в ее душе с каждой секундой нарастали все сильней и сильней. Она не понимала, зачем Минкс утверждает, что ее сыном является этот убийца, закоренелый преступник - Крейг Хант. За что она так жестоко наказывает ее? Вот она черная неблагодарность во всей своей красе. Пока Лайонел снова развлекается непонятно где, она, переступив через себя, заботится о его матери. И что получает в ответ? Гнусную историю о подмене младенцев!
- Повторю, за судьбой ребенка, которого родила Августа, я не следила. За твоей судьбой, Крейг. Я знала, что ты попадешь в местный приют, но это не заботило меня. Ты не был Локриджем, какая разница.
- Тогда какие же у тебя основания утверждать… Я даже произнести этого не могу!
- Успокойся, мама.
- Успокоиться, Уоррен? Твоя сумасшедшая бабка выдумала нелепую историю и пытается выдать ее за правду!!!
- Это правда, Августа. Понимаю, принять это сложно.
- Принять, что мой сын преступник и негодяй!!?!! Это ложь!
- Нет.
- Минкс, как же вы узнали, что Крейг тот младенец, которого вы подменили? – Спросила Келли, пытаясь переварить услышанное. Она держала мужа за руку, понимая, каково ему находиться здесь и слушать все это. И как больно от реакции Августы, которую сама мысль, что, возможно, он ее сын привела в такой ужас, словно ей прочили в сыновья самого дьявола. А еще Келли догадывалась, что именно подтолкнуло Минкс Локридж к своему открытию.
- Несколько недель назад, когда ты приходила к Августе, с собой у тебя были две папки. Досье из приюта на твоего мужа и его мать. Ты оставила их внизу, и я заглянула в них.
- И тогда…
- И тогда я вспомнила то, что так старательно пыталась забыть. Лицо девушки на фото, я не забыла его, несмотря на все прошедшие годы. Разве я могла забыть?
- В тот день, когда ты разбила графин и вазу… Всю эту чушь ты придумала в тот день? Увидев подходящую возможность испортить мне жизнь в очередной раз!
- Августа, я понимаю твою боль… Мне жаль.
Августа Локридж с полным ненависти взглядом бросилась к свекрови. Ей жаль?!? Она понимает!?! Как она может понять! Мерзавка! Она вытрясет из нее правду….
Уоррен подоспел вовремя прежде, чем его мать добралась до Минкс. Он крепко схватил ее, прижав к себе. Ее боль была его болью, но им следовало успокоиться, пока все не зашло слишком далеко.
- Келли, нам лучше уйти. – Крейг, наконец, пришел в себя. Почему они все еще здесь? Почему слушают все это? Он не сын, Августы, он не ее сын…Не сын.
Келли кивнула, это было хорошее решение. Уйти отсюда и дома все спокойно обсудить. Боже, но если это правда… Невероятно!
- Да, Крейг, вам лучше уйти. Пусть страсти немного улягутся. – Сказал Уоррен, продолжая обнимать мать, рыдающую у него на груди. Почему-то прямо сейчас он почувствовал странную, необъяснимую связь с Крейгом Хантом. Сегодняшний вечер перевернул их жизни с ног на голову. Правда или нет, сказанное Минкс, подтвердить не составляло труда, только у Уоррена сложилось четкое и ясное понимание, правда сейчас не нужна ни его матери, ни Крейгу Ханту. Что же до него… А нужна ли ему самому эта правда?

Подпись автора

Как в невесомости, без ошибок без привычной глупости.
На полной скорости мы ушли, а вам остались новости.

0


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ завершенные » Тайное. Явное. Сокрытое.