Сериалы и нечто иное

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » I will be your song (In memory of Roscoe Born)


I will be your song (In memory of Roscoe Born)

Сообщений 1 страница 10 из 88

1

Памяти Роско Борна посвящается

Идея этого сюжета появилась несколько лет назад, но активно обсуждаться и облачаться в письменный вид это всё начало относительно недавно. Естественно, с некоторыми изменениями и корректировками, не оказывающими, тем не менее, хоть сколько-нибудь существенного влияния на финал.
Здесь авторам показалось уместным привнести в образ Роберта чуть больше от самого Роско.

Авторы: Scout, Happiness
Фандом: Санта Барбара
Пейринг: Иден и Роберт
Место и время действия: Париж, Франция, 2006 год
Рейтинг: NC-17

Отступления от канона:
После того, как в 90-м году Иден сделала выбор в пользу семьи, Роберт уехал из города, и больше о нём никто из её окружения не слышал.
Лиса в этой реальности не появлялась.
Все события на Лас-Сиренас в 79-м имели место быть.

Примечание:
Авторы пытались рассмотреть отношения героев через призму реальной жизни, поэтому в данной версии шаманы и призраки не принимали участия в примирении Иден и Круза и не стирали их память. Острый конфликт в семье, возникший по причине чувств Иден к Роберту, им пришлось переживать без волшебной помощи.

Предупреждение:

Авторы готовы к оценке и обсуждению поступков героев в предложенной ситуации.
От прочтения лучше отказаться тем, для кого разрыв пары ИК неприемлем или воспринимается болезненно.

https://sun9-18.userapi.com/c857136/v857136878/1db44e/S9PGSIKvo9g.jpg

Подпись автора

И это пройдет.

+1

2

Он не мог отвести от неё глаз. Он забыл, где он, с кем и зачем пришёл. Просто стоял и смотрел, как она отнимает телефон от уха, как струятся при движениях головы белокурые локоны, как покачивается длинная сережка, касаясь шеи. Смотрел, как на чудо, на ожившую сказку, на воплотившуюся фантазию.
Неужели такое ещё возможно? Неужели такое ещё возможно - для него? Неужели сейчас, когда он давно ничего не ждёт, когда он давно привык быть один, она снова - реальна?
Он забыл, как трепещет душа. Как колотится сердце в груди, заходясь от стука. Как теплеют ноги и дрожат от волнения руки. Он забыл, что живой. Он как будто и не жил всё это время.
Стоял, боясь моргнуть, и ждал, когда она заметит его.
Поворот головы, танец локонов, мимолётный скользящий взгляд по нему - и вот она уже смотрит в другую - противоположную - сторону. И медленно, как в режиме slow, возвращается к нему.
В её глазах - всплеск эмоций. Радость узнавания, удивление, смущение, восторг.
В его глазах - отражение всех её чувств и ещё - неизвестно откуда взявшиеся слёзы. Стоят мутной пеленой, мешая смотреть на неё. Никуда не уходят.
И ему страшно - что если он смахнёт их, а вместе с ними - её образ?
Но ведь он её не выдумал. Он уже давно перестал видеть её в каждой длинноволосой блондинке, перестал слышать её голос и переливистый смех. Он уже начал считать, что забыл её.
Иногда, редко, она приходила в его сны, и тогда он целый день проводил с ощущением какого-то откровения, спустившегося на него, маленькой тайны, полушепота, полувзгляда, пред-поцелуя. Даже когда эти сны не были радостными.
А сейчас она возникла в дверях «Costes» наяву - одна, без Круза, и тоже узнала его, и замерла на несколько секунд - как и он, не в силах сразу справиться с нахлынувшими чувствами. И вот уже ноги сами несут их навстречу друг другу. Даже если бы он не хотел этого, все равно не смог бы сопротивляться.
В ответ на её счастливую улыбку нельзя не улыбаться. Или это она улыбается - в ответ ему?

- Привет...
- Привет...

Они замирают в шаге друг от друга. И только капелька смущения не позволяет им упасть друг другу в объятия.
Вдруг она не одна, и Круз вот-вот замаячит на горизонте, и эти объятия создадут ей ненужные неприятности... Нет, он не станет её компрометировать. Только одно трепетное прикосновение - её рука в его руке. Только один восторженно-благоговейный поцелуй её пальцев.

- Иден... - имя-молитва. Имя-любовь. Имя-жизнь.
- Роберт!..

У неё тоже слёзы в глазах, значит, можно свои не прятать.
Столько слов на языке - и ни одно её не достойно. Разве можно облечь в слова это забытое чувство скоротечного, но абсолютного счастья? Стереть из памяти её контуры, её запах, их мечты и их песни? Когда они одни в целом мире. Когда целый мир только для них двоих. Когда её глаза блестят для него одного. Когда её губы улыбаются только ему. И никто у него этого не отнимет.

- Как ты?.. Что ты здесь делаешь? Ты... одна?

Что привело её - именно сюда, именно сейчас, именно к нему? Какая неведомая сила позволила ему вновь испытать это пьянящее ощущение полёта?

- Я... я в порядке. Да. У меня встреча здесь. А как ты?

+2

3

Если бы только он знал, сколько раз она пожалела о своём выборе тогда. Сколько раз злилась на себя за трусость и нерешительность. Сколько раз мысленно переигрывала каждую встречу с ним - позволяя себе принять его любовь и отдать ему всю себя, без остатка. Произнести вслух «Иден останется здесь» и больше не уходить.
С Крузом не получилось ничего наладить. То, что в самом начале примирения еще можно было пытаться выдать за нормальную семью, на самом деле больше ею не являлось. Роберт исчез из города, но не из её жизни.
Его образ тупой иглой засел в её сердце и следовал за нею неотвязно. Он превращался в звуки гитары уличных музыкантов, когда ей случалось проходить мимо, слышался в шуме волн - во время каждой прогулки с Крузом. Ощущался в тёплом прикосновении южного ветра - на крыше её отеля. Прочно, на правах хозяина, обосновался в шелесте документов и мерном тиканьи маятника - в «Кэпвелл Интерпрайзис».
Она всё чаще находила предлог, чтобы зайти в кабинет отца без особого повода, делая вид, что интерес к делам компании - единственная причина её появления.
Всё там напоминало о нём и о том времени, когда они работали вместе. Когда могли обмениваться взглядами - случайными и не очень - и делать вид, что сосредоточены на контрактах, цифрах и сводках.
Возможно, отчасти поэтому она и вернулась к управлению отцовской компанией - втайне надеясь пересечься с ним где-то на конференции или на другой деловой встрече.
Постепенно она привыкла жить с этим, лишь изредка позволяя себе погружаться в воспоминания. В такие дни она бродила вдоль океана и плакала - втайне от всех. Или стояла в дверях своей каюты на «Софии» - и тоже плакала.
Но, как бы ни пыталась она скрыть свою боль, в надежде, что раны, наконец, затянутся и перестанут напоминать о себе, Круз всё чувствовал. Её душевная тоска не угасала, и он устал. Сначала ревновал, потом раздражался и в конце концов сделал то, на что она не решилась - подал на развод. Сказал, что не хочет быть вторым в её сердце и третьим в их постели.
После расставания с Крузом она почти не думала о том, последнем их времени, подсознательно гнала от себя любые мысли о самой неприглядной, как она считала, странице своей жизни.
Странице, на которой она расписалась в причиненной семье боли и собственном провале.
Но сейчас эта случайная встреча с ним вновь яркой вспышкой высветила постыдную очевидность её чувств, навсегда застывшую в глазах Круза и - в долетающих до неё сквозь мутную пелену отрицания метких фразах.

«- Что не так, Иден?
Она надеялась, что он снова заснёт, пока читает детям сказку, и не спешила подниматься наверх.
- Ничего. - Она отвернулась и поспешно отёрла мокрые щёки. - Всё в порядке.
- Ты плакала.
- Нет, тебе показалось.
Она натянуто улыбнулась и принялась собирать с пола машинки и кубики Лего.
Круз был категоричен.
Не прошло и недели с тех пор, как они решили дать себе ещё один шанс.
- Мне не показалось. - Он приблизился к ней и присел рядом. - Иден, посмотри на меня. У тебя проблемы в компании? Ты поссорилась с отцом? У тебя что-то болит?
- Нет, - не поднимая головы, она механически сортировала разбросанные игрушки в две коробки. - Дети спят?
- Да. Иден, что происходит?
- Ничего. - Она отнесла одну из коробок на полку и вернулась за второй.
- Я могу что-то сделать для тебя? - он спросил почти из спортивного интереса, заранее зная ответ.
- Нет. Всё уже в порядке, спасибо. Ложись, я скоро приду.
Она, наконец, осмелилась взглянуть на него и даже выдавила некое подобие мягкой улыбки.
Если бы он заснул в детской, она могла бы осторожно скользнуть в постель, и не пришлось бы придумывать никаких отговорок, а тихо свернуться клубочком на своей стороне кровати и постараться заснуть быстро и без сновидений.
Но он спустился за ней - и застал её в слезах. Отрицательно покачал головой в ответ на её слова, непроизвольно сжимая кулаки от гнева и бессилия.
- Нет. Не в порядке. Ничего не в порядке. Все дело в наших отношениях, да? Я тебе мешаю! Да, Иден?
- Круз, мне просто стало немного грустно, только и всего! Неужели теперь я должна спрашивать у тебя разрешения на то, чтобы погрустить? Прикажешь подавать тебе заявление в письменном виде?!
- Значит, дело опять в Роберте Барре?
Она покачала головой, сгребла назад волосы, облизнула губы.
- Ты вспоминаешь о нём чаще, чем я.
- Он тебе снится, ты плачешь, - нет, извини, - немного грустишь! Что дальше?
- Это никак не связано.
- Серьёзно?
- Пожалуйста, иди спать...»

***

«- Роберт? Что, в самом деле? ...Да, действительно неожиданно.
Она услышала до боли знакомое имя из уст Круза и вся превратилась в слух. Он говорил по телефону, когда она расставляла на стол чашки для завтрака. В доме пахло кофе, и солнечное утро обещало прекрасный день.
Круз продолжал разговор, даже не оборачиваясь на неё.
- ...Я был уверен, что он отчалил навсегда. ...Знать бы, что ему снова понадобилось у нас. ...В любом случае, интересно. Спасибо за информацию. Я не знал, что он вернулся.
Он оглянулся только на звон бьющегося стекла - и вдруг обо всём догадался. Она наклонилась собрать осколки, поранила палец, кровь капала на пол, и она взяла салфетку, чтобы перевязать ранку.
- Иден... - он бессильно покачал головой. - Речь не о Барре, ясно? Это парень из участка. Он переводился в другой штат и теперь вернулся. Чёрт!!!»

Отредактировано Happiness (2020-07-16 23:07:48)

Подпись автора

И это пройдет.

+2

4

«- Иден, это что? - он развернул к ней обложку старого номера «TIME».
Вопрос звучал фактически «Как это понимать?»
Она вышла из душа, завернувшись в халат, и увидела его рядом со злосчастной коробкой и лежащими рядом ракушками.
Он неожиданно заскочил пообедать домой, и она не успела избавиться от улик.
- Я... разбирала ненужные вещи... - она быстро сложила всё обратно и потянулась за журналом, но он не отдал. - Круз, пожалуйста... - в её взгляде помимо стыда и неловкости промелькнул страх, и от него это не укрылось. - Я хочу убрать всё это... на чердак.
Она старалась не смотреть на журнал, как старалась не смотреть на ундину в его руках - за секунду до того, как он разбил её, и боялась выдать своё небезразличие очередным нечаянным взглядом или мимикой. Ему же, казалось, доставляют удовольствие её мучения.
- По-моему, я уже видел на чердаке эту коробку. Ракушки, морские звёзды, книги про русалок, вырезки из газет, «TIME» с мистером Барром... Это же она, да? Коробочка дивных воспоминаний. Не знал, что ты ностальгируешь время от времени.
Она снова протянула руку к журналу - это было то немногое, что осталось от Роберта, и она не могла позволить себе потерять свои сокровища, но он взглядом запретил ей прикасаться.
- Я просто хотела убрать то, чем сейчас не пользуюсь.
Она понимала, как жалко и неправдоподобно звучат её слова, но других найти не могла.
- В таком случае журнал и ракушки лучше оставить. Может, оформим обложку в рамочку и разместим над кроватью? Или лучше положим под подушку, чтобы не забыть поцеловать его перед сном?
- Круз, перестань. Я не сделала ничего предосудительного. Можно подумать, будто у нас нет других проблем, чтобы раздувать скандал из-за... кучки хлама!
- Дело не в кучке хлама, как ты изволила выразиться, дело в Роберте. В том, что ты любишь его.
- Круз, я живу с тобой, а не с ним.
- Мне этого мало.
Она сменила тактику. Чистосердечное признание вины всегда смягчало его, поэтому она решила извиниться.
- Прости, что огорчила тебя, это вышло непреднамеренно... Я понимаю, это выглядит не слишком хорошо, но, пожалуйста, дай мне шанс доказать, что всё не так, как ты думаешь.
- Не стоит извиняться, что чувствуешь не то, что хотела бы.
- Круз, что с нами происходит?
- Нас давно нет, Иден. Есть ты, я - и Роберт Барр».

Развод она тоже переживала болезненно. Посещала психотерапевта, пыталась вернуться к делам компании - не с первого раза, потом снова возвращалась на телевидение - и нигде не находила утешения.
Временами на неё накатывала злость: она злилась на Роберта за то, что он появился, за то, что исчез, злилась на себя за своё малодушие, злилась на Круза, за то, что он был прав в отношении её чувств, злилась на родных, что не поддержали её, пока, наконец, не признала, что она - единственная, кто во всем виноват.
Это она должна была решиться. Должна была слушать сердце.

Отредактировано Scout (2020-07-17 00:02:16)

+2

5

Как здорово, что совпал этот фик и мой ДР.  Жаль что Роско больше нет и этот фик просто обязан быть.Обязательно прочту завтра.

Подпись автора

- Знаешь, Кости, ты можешь любить много людей в этом мире, но есть единственный человек, кого любишь больше всех.
- А как понять, кого ты любишь больше, когда запутался в химических посланиях, которые путешествуют по всей лимбической системе?
- Ты просто знаешь.
- Что если ты дашь этому человеку уйти?
- Этот человек никуда не уйдет.

+1

6

Адриана возникла практически из ниоткуда.
Ворвалась в их крохотный мир, нарушив их единение.
- Привет! - дочь чмокнула её в щёку и бодро затараторила. - Как дела? Выглядишь неплохо! Спасибо, что смогла приехать!
Иден украдкой смахнула слёзы и, стараясь сдержать волнение в голосе, с улыбкой заговорила.
- Я очень рада, что ты позвала. - Она коснулась её щеки, чтобы стереть оставленный след от помады, и перевела взгляд на Роберта. - Милая, ты знаешь, это мой... давний знакомый...
Но Адриана уже успела взять его под руку.
- Мама, - торжественно начала она, - позволь представить тебе - это мой жених. Впрочем, раз вы уже знакомы, то обойдёмся без лишних формальностей. Кто хочет есть? - она лихо отодвинула стул для себя и открыла меню. - Для начала возьмём шампанское, а потом определимся с выбором. Официант!
- Адриана, ты шутишь?
- Адриана?
- Роберт?! Кто-нибудь скажет мне, что происходит?!
Она отвлеклась от изучения меню и подняла голову.
- Что-то не так, мама?
Её тон звучал подчёркнуто-холодно.
Иден рассерженно хмурилась.
- Ты не догадываешься? Это розыгрыш? Вы оба решили, что это будет смешно?
Адриана вскочила с места.
- Никто не пытается тебя разыграть! - выкрикнула она сердито. - Всё время тебе кажется, что мир крутится вокруг тебя одной! Роберт мой жених, мама! Мы собираемся пожениться!
- Иден, нет, она преувеличивает.
Он сделал останавливающий жест и попытался коснуться её руки, но она решительно отстранилась.
- Адриана, откуда ты знаешь этого человека?
- Мама, ты меня слышишь вообще? Мы с Робертом любим друг друга!
Он попробовал заслонить её спиной, чтобы Иден видела его, а не дочь.
- Нет-нет-нет, об этом речи не было, не стоит ничего придумывать, сейчас не лучшее время для подобного рода фантазий. Иден, посмотри на меня. - Он вновь хотел дотронуться её плеча, и она опять категорически не позволила. - Это неправда.
Адриана вспыхнула. Все эти их взгляды, улыбки, а теперь и их отчаянная неловкость казались ей тошнотворными.
- Ты мне не веришь? Вот! Смотри! Это кольцо в честь нашей помолвки!
У Иден путались мысли и пол под ногами качался. В конце концов она села на стул и закрыла лицо ладонью.
- Отлично мама, большое спасибо за поддержку! Именно этого мне всегда и не хватало!
- Софи, довольно!
Он выставил руку, как барьер, инстинктивно желая оградить Иден от этих слов и нападок, и Адриана презрительно фыркнула:
- Не трогай меня!
- Я и не пытался. Перестань изображать паиньку! Ты не видишь, что ты делаешь?
- Нет, - она невозмутимо повела плечом. - Ты разве не знал? Это её обычное состояние. Потерянный взгляд, отрешенность от мира. Мама, ты где? Мама, вернись к нам! Ма-ма! Мы всё ещё здесь!
Иден вскинула голову.
- Адриана, хватит паясничать. Ты привлекаешь к нам слишком много внимания.
- Софи, довольно! Прекрати!
- Я только начала!
Он чуть понизил голос, всё ещё надеясь справиться с ней.
- Прошу тебя, оставь нас.
- Оставить вас? - она наигранно захлопала глазами. - Ты пришёл сюда со мной, а не с ней!
В другой ситуации он бы вывел Софи-Адриану, несмотря на сопротивление, и объяснил, как следует разговаривать с матерью, но оставить Иден одну - да ещё в таком состоянии - он не мог. Он подал ей стакан воды, но она к нему не притронулась. И он снова обернулся к Адриане, взглядом пытаясь воззвать к её благоразумию.
- Пожалуйста, выйди.
Она недоверчиво покачала головой и обиженно поджала губы.
- Я думала, ты меня любишь! - она обращалась явно к нему, но сказала это только для Иден - драматично и мастерски играя голосом.
- Нет, это просто смешно! Довольно цирка на сегодня.
Он понимал, что должен прекратить это, и не знал, как.
И Иден понимала - и у неё были те же трудности.
- Адриана, милая, пойдём отсюда. Нам нужно поговорить. - Она поднялась со стула, и взгляд скользнул по платью дочери. - Откуда у тебя эта брошь? Ты что, рылась в моих вещах? Впрочем... давай... давай просто уйдём отсюда, ладно? Мы слишком много внимания к себе привлекли. Обсудим всё наедине, хорошо?
Адриана сделала шаг назад, чтобы Иден не думала к ней прикасаться.
- Собираешься отговорить меня от замужества? Положила глаз на моего жениха и хочешь его увести?
- С чего ты... с чего ты взяла это?
- Ну, хватит уже! - он схватил Адриану за локоть, исчерпав другие возможности заставить её замолчать.
- Роберт, не смей её трогать!
В ответ Адриана презрительно сморщилась.
- Мама, избавь меня от этого. Я сама могу постоять за себя, ясно? - она перевела взгляд на Роберта. - Я столько времени на тебя потратила! А ты наплевал на меня! На всё, что у нас было! Стоило только ей появиться! Ненавижу вас! Обоих ненавижу!
Она в слезах бросилась к выходу, Иден - за ней.
- Адриана!
- Иден, оставь её. - Он поймал её за руку и развернул к себе. - Посмотри на меня. - Ладони с привычной мягкостью легли на её скулы. - Посмотри! С ней всё будет в порядке, слышишь? Иден?!
Она привычно отдёрнулась и привычно влепила ему по щеке.
- Как ты смел?! Из всех женщин на свете ты выбрал мою дочь! Тебе мало того, что ты разрушил мою жизнь, ты решил сломать её Адриане! Она же ещё ребёнок!
Она представила, как он целует её девочку, как пытается её соблазнить, и удушающее чувство стыда и ревности захлестнуло её.
Она устремилась к выходу - будто вслед за дочерью, и ей хотелось, чтобы это выглядело именно так, чтобы он никогда не догадался, как невыносимо ей теперь смотреть на него.
- Иден... Иден, всё не так! - Он догнал её в дверях и развернул к себе, но она не могла заставить себя встретить его взгляд и дёрнула локоть, чтобы вырваться из его плена. - Послушай меня... да послушай же! Я не знал, что это Адриана! Она назвалась другим именем! Я бы никогда не стал... Иден!
Её сознание зачем-то продолжало рисовать перед глазами отвратительные в своей абсурдности картины близости между двумя дорогими ей людьми, и она не знала, как отвязаться от этих видений.
- Хватит! Оставь меня! Мне противно! - она дёрнулась ещё раз, и он, повинуясь её воле, разжал пальцы. Она вырвалась и выскочила наружу. Он - следом.
Она встала спиной к нему, закрыв лицо ладонями. Он приблизился и занёс руки над её плечами, инстинктивно желая обнять и утешить её, но, предвидя новый всплеск негодования с её стороны, так и не посмел дотронуться.
- Пожалуйста, не говори так. Выслушай меня. Она далеко не так наивна, как ты считаешь. И она вовсе не ребёнок!
- Замолчи! - Она обернулась, по-прежнему не глядя на него - малодушно не могла себя заставить, и он увидел, что её лицо всё мокрое от слёз. «Ты не была ребёнком, Иден, ты была женщиной, мы занимались любовью», - зачем-то всплыло в памяти. - Ни слова больше, иначе я за себя не ручаюсь!
- Иден! Я прошу тебя, давай поговорим!
Она категорично мотнула головой и сбежала вниз по ступенькам.
Он сбежал тоже. Он не был уверен, что всё до конца понял, но суть ему удалось ухватить - Адриана изо всех сил старалась сделать Иден больно и преуспела в этом. Что-то произошло между ними. Когда-то.
Он тоже заметил брошь, которую подарил Иден в Лос-Анджелесе и которую Адриана успела нацепить на себя, пока отлучалась. И заметил удивление Иден, когда она увидела эту брошь. Она хранила её. И узнала. Дальше предполагать он боялся - но сердце радостно встрепенулось.
Она остановилась у отельного лифта, но тот завис на верхнем этаже, и, опасаясь, что Роберт вот-вот приблизится к ней, устремилась к лестнице.
Он не отставал, но тактично держался на пару шагов поодаль.
- Иден, пожалуйста, давай всё обсудим.
Слёзы душили её - горло свёл спазм, и прогнать его она не могла. Открыла дверь своего номера и, зная, что он стоит рядом, захлопнула её перед его лицом.
Теперь можно было не сдерживаться.

Подпись автора

И это пройдет.

+1

7

В каком-то тумане, не понимая, что делает, она прошлась по гостиной, машинально поправила кресло, пригладила велюр на диванной подушке, потом взяла её в охапку и прижала ко рту, чтобы заглушить рыдания. Сползла на пол у дивана и, обнимая подушку, дала волю слезам.
Лёгкий стук в дверь и его негромкий голос из коридора с просьбой открыть заставили её сдавленно потребовать его ухода.
- Прошу тебя, позволь мне всё объяснить... Ты всё не так поняла. ...Иден, я не уйду.
Она не отвечала. Подтянула колени поближе к себе.
Неужели опять, спустя столько лет?.. Возник в её жизни, как чёртик из коробочки! Как раз тогда, когда всё, наконец, устаканилось. Когда она примирилась сама с собой и перестала ждать от жизни сюрпризов.
В прошлый раз он появился, чтобы захватить отцовскую компанию, теперь он пошёл ещё дальше - решил забрать у неё дочь. Последнее, что у неё осталось.
- Иден. Давай поговорим.
- Нет. Убирайся! - сухо потребовала она. - Оставь меня!
- Мне не хочется объясняться через дверь, но ты не оставляешь мне выбора.
- Уходи, или я вызову полицию.
- Ты правда веришь, что меня это испугает?
- Роберт, убирайся!
- Иден, это она со мной познакомилась. Я думаю, она знала, кто я.
Она швырнула подушку в дверь и, чуть шатаясь, поднялась на ноги. Скинула туфли и выпила воды. Прошла в ванную, умылась и стёрла остатки растёкшегося макияжа.
Из зеркала на неё смотрела уставшая и несчастная женщина, в которой она сама с трудом могла бы узнать себя прежнюю - юную длинноволосую русалку, вскружившую голову бедному рыбаку-островитянину.
Разве сейчас она смогла бы чем-то привлечь его? Разумеется, нет. Потухший взгляд, тонкая паутинка морщинок возле глаз. Поникшие уголки губ. Кого она пыталась обмануть помадой и пудрой?

Она достала карандаш и флакончик с тушью и снова подрисовала глаза - влажные, покрасневшие. Надо как-то прийти в себя. Не хватало ещё, чтобы кто-то заподозрил, что она плакала.
Она достала из сумочки телефон и позвонила Адриане. Абонент не отвечал. Она набрала ещё и ещё раз - безрезультатно. Отправила смс - без ответа. Отбросила телефон на диван и села рядом. Обхватила руками голову, пытаясь как-то собраться с мыслями. Мысли не собирались.

+1

8

Они уже полгода не виделись с дочерью. И не сказать, чтобы часто созванивались. Адриана злилась на неё из-за Круза. После развода она хотела жить с отцом, но он убедил дочь остаться с ней, пообещав, что они будут часто видеться. Но потом обстоятельства сложились так, что Крузу пришлось уехать, и на Адриану накатило отчаяние. Она сердилась, возмущалась, протестовала, они ссорились, не разговаривали по несколько дней подряд, дочь не шла на контакт и обвиняла её в том, что Круз оставил их.

«- Мисс Венди сказала, что ты часто бываешь грустной и невнимательной на уроках, из-за этого успеваемость снизилась. Я знаю, ты скучаешь по папе, и мисс Венди тоже это знает, но папа расстроится, когда услышит, что ты не хочешь заниматься.
- Ну и пусть!
- Ты же не любишь его огорчать.
- Мне все равно! Он уехал, значит, ему на нас наплевать!
- Адриана, это не так. Папа вас очень любит и тоже сильно скучает. Он делает всё возможное, чтобы поскорее вернуться.
- Папа сказал, что никогда не вернётся домой! Он уехал из-за тебя!
- Даже если мы больше не сможем жить в одном доме, мы всегда будем вас любить.
- Если бы он меня любил, он бы взял меня с собой!
- Милая, он очень хотел бы, но у него нет возможности, ты же знаешь. Папа всё тебе объяснял.
- Это ты не разрешила мне с ним поехать! Ты никогда ничего не разрешаешь! И когда я хотела остаться на ночь у Дженни, ты тоже не разрешила!
- Это совсем не одно и то же, у Дженни сложная обстановка в семье, и папа тоже предпочёл бы, чтобы ты ночевала дома.
- Почему ты его не любишь?
- Я люблю его, он замечательный человек и прекрасный отец.
- Ты врёшь! Я слышала, что вы говорили, вы кричали! Папа сам сказал, что ты его не любишь!
- Значит, мы говорили в сердцах и сгоряча, и многое из того, что мы сказали, сильно преувеличено.
- Ты врёшь, ты всегда нам врёшь! Если бы не ты, папа был бы дома!»

Однажды она сбежала из школы и уехала на вокзал, чтобы добраться до Мексики. Её сняли с рейсового автобуса, когда Иден подняла на ноги всю полицию.
«- Ты могла потеряться, ты понимаешь?! Адриана, я чуть с ума не сошла! С тобой могло случиться что-то плохое! Тебя могли обидеть! Что с тобой происходит?! Ответь! Адриана. Пожалуйста, скажи что-нибудь. Пообещай мне, что это больше не повторится».

Когда Адриана изъявила желание учиться в Европе, для неё это стало своего рода облегчением. Она понадеялась, что разлука сгладит остроту их отношений и даже смягчит их, но ничего подобного не произошло. Ссор стало меньше, но теплоты не прибавилось. Примерно раз в неделю они общались по смс - и это были довольно сухие, безэмоциональные, общие фразы. Поэтому, когда Адриана позвонила сама и, сказав, что встретила человека, с которым намерена разделить судьбу, попросила её приехать, чтобы её возлюбленный смог попросить её руки и получить благословение, она скорее обрадовалась и вдохновилась. Да, разумеется, Адриана казалась ей слишком молодой и беспечной для серьёзных отношений, но первое, о чём она вспомнила, вознамерившись отговорить её, - это о Роберте. О своих взрослых чувствах к нему. О желании и готовности быть с ним. И - да, она бы хотела, чтобы возлюбленный дочери был так же хорош, как её Робби.
Но то, как всё обернулось, повергло её в шок и ужас. Она старалась убедить себя, что всё дело в разнице в возрасте - и понимала, что это не так. Будь на месте Роберта любой другой мужчина, она не отреагировала бы так остро. Она была бы неприятно удивлена и, вероятно, возмущена, и попыталась бы убедить дочь не совершать ошибки, - но ей бы не было сейчас так невыносимо, удушающе больно, и жгучий стыд не заливал бы краской щёки, и она не мечтала бы провалиться сквозь землю, только чтобы избавиться от навязчивых сцен, которые ей рисовало воображение.
Пытаясь отмахнуться от этих мыслей, она снова набрала номер Адрианы - и снова не дождалась ответа.

+1

9

Она по-прежнему ощущала его присутствие - даже через дверь.
Она не знала, откуда ей это известно, она просто понимала, что он там.
Если бы он не стоял за дверью, её сердце бы билось иначе, а не у самого горла.
Это было невероятно, почти сверхъестественно.
Спустя столько лет снова встретить его - так неожиданно - реального, настоящего, уловить в его взгляде те же эмоции, что и прежде, и ту же искреннюю радость в его улыбке...
Эта его улыбка вновь и вновь появлялась у неё перед глазами, в ушах звучал его голос - будоражащий, возбуждающий - произносящий её имя, заставляющий верить в её исключительность, а мозг услужливо воссоздавал аромат его одеколона - терпкий, пробуждающий чувства - с теми же нотками, что и раньше...
Он пошёл за ней - почему? Почему за ней, не за Адрианой? Почему стоит сейчас за её дверью? Чувствует свою вину? Почему его волнует это? Что ему нужно от неё? Удостовериться, что ей достаточно больно? Или же... это всё потому, что он всё ещё...?
Может ли это быть - спустя столько лет? Тогда зачем он связался с её девочкой? Как он мог вообще посмотреть в сторону столь юного создания, годящегося ему в дочери?
И неужели Адриана могла влюбиться в него? Во всём Париже не нашлось парня помоложе, достаточно привлекательного и близкого ей по интересам?
Но она ведь нашла и надела ту брошь...
Неужели она что-то узнала об их с Робертом прошлом? Хотела бросить вызов? Проверить реакцию? Испытать её на прочность?

Она снова набрала номер Адрианы - и снова чей-то равнодушный голос сообщил ей, что абонент недоступен. Внезапно её осенило, она вытащила из сумки записную книжку и, отыскав стационарный номер квартиры, которую снимала для дочери, набрала его. Послушала длинные гудки почти две минуты - никто не брал трубку. Её охватила тревога.
Что, если её девочка в отчаянии сидит где-нибудь в подворотне? Или пьёт виски в каком-нибудь баре, чтобы забыть всё случившееся? Или - и того хуже, курит травку или колет что-нибудь себе в вену? А если кто-то воспользуется её состоянием и причинит ей зло? И всё это - в то самое время, пока она сидит здесь, в отеле, и предаётся тягостным воспоминаниям о далёком прошлом!
Ей нужно найти её, как можно скорее, пока не случилось ничего непоправимого. Если ещё не случилось.
Она сгребла волосы назад, поколебалась ещё несколько секунд, сунула ноги в туфли и приблизилась к двери. Повернула ключ, открывая замок, и торопливо отошла в середину комнаты.
Ручка наклонилась, и дверь приоткрылась.
Он шагнул в её номер - она демонстративно смотрела не на него, а в сторону, на пол, на стену - куда угодно, лишь бы не на него.
- Я правильно понял - это значит «мне стало немного лучше, и я готова к диалогу»?
- Позвони ей. Мне она не отвечает, возможно, ответит тебе. Я бы не стала просить, если бы видела другой выход.
- Хорошо, я позвоню, ты только не волнуйся. Я уверен, что с ней всё в порядке. - Он набрал номер и некоторое время подержал трубку возле уха. - Нет, абонент не доступен. Должно быть, отключила телефон. Знала, что ты будешь звонить.
- Что же делать? Где она может быть? Она могла поехать к тебе... или... к вам?
- Не думаю. У неё нет ключа. Иден, всё не так, как тебе кажется.
Она покачала головой, по-прежнему избегая смотреть на него, и как можно более равнодушно проговорила:
- Мне всё равно. Тем более, прямо сейчас. Значит, ты отрицаешь возможность её нахождения в твоём доме. Тогда где она может быть? Ты знаешь кого-то из её друзей? У тебя есть их телефоны?
- Телефонов нет. Каких-то ребят я видел пару раз, но даже лиц не помню. По именам... Кати или Мари... Себастьян... По правде говоря, я даже не старался запомнить. Прости, от меня мало толку.
- Я поеду в её квартиру. Здесь ждать бессмысленно, она не знает, где я остановилась.
Она прошла к выходу, прихватив с собой плащ со спинки кресла, и призывно открыла дверь, приглашая его освободить номер.
- Я тебя отвезу, - вызвался он, но она сухо отказалась.
- Спасибо, я возьму такси.
- Иден, так будет быстрее.

Подпись автора

И это пройдет.

+1

10

Ого, и здесь Родри. Это уже фанон )
Спасибо за столь эмоциональный фик.

Подпись автора

- Знаешь, Кости, ты можешь любить много людей в этом мире, но есть единственный человек, кого любишь больше всех.
- А как понять, кого ты любишь больше, когда запутался в химических посланиях, которые путешествуют по всей лимбической системе?
- Ты просто знаешь.
- Что если ты дашь этому человеку уйти?
- Этот человек никуда не уйдет.

0


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » I will be your song (In memory of Roscoe Born)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC