Сериалы и нечто иное

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » Игры разума


Игры разума

Сообщений 1 страница 10 из 60

1

Фанфик закрыт для продолжения другими авторами, написания приквелов, сиквелов и т.д.
Внимание: Не судите строго, я только учусь

Название:    «Игры разума»   
Жанр:    всего понемногу
Пейринг:    Иден – Роберт, и немного Келли
Время действия: 1991 год, Квинн улетает из Санта-Барбары

***
     Он поднялся по трапу и прошёл в салон самолёта. Приветливая стюардесса взяла билет и показала по карте салона место, указанное в его билете. Поблагодарив её, прошёл к своему месту и сел. Посмотрел в иллюминатор. Обслуживающий персонал уже убрал шланги и заправщик медленно покатил от самолёта. Заправка закончена, значит скоро взлёт…
      «Ну вот и всё… - тяжело вздохнув, подумал он. – Прощай, Келли… И спасибо…». Сердце сжалось в груди. Оно рвалось к ней, к любимой… Единственному родному человеку на всём белом свете. Стоило только встать и успеть выйти, пока ещё не поздно…
     «Нельзя… Нельзя… Отпусти её…» - с однообразной монотонностью повторял разум.
     «Нет! Не хочу!» – кричало сердце.
     «Надо, так надо…» - успокаивал разум.
     Она изменила его внутренний мир, сделала самого его совсем другим человеком. И он был благодарен ей за это. Он улетал не тем, каким появился в Санта-Барбаре. Так ему кажется… Но откуда он это знает? Ответа у него на этот вопрос не было…

     Откинувшись на спинку кресла, он достал из внутреннего кармана пиджака паспорт. Открыв его, долго смотрел на фотографию. На его фотографию, брата-близнеца. Или всё же свою…
     «Роберт Барр» - прочитал он и подумал: « Теперь я, Квинн Армитадж – это он, Роберт Барр. Или наоборот…». Как всё запуталось… И действительно, кто же он на самом деле? Квинн или Роберт? Он запутался. В последнее время он часто пытался ответить себе на эти вопросы. И опять не находил ответа. Он чувствовал, что потерял ту невидимую грань, разделявшую их. Иногда ему казалось, что он Квинн. А иногда – что он Роберт.
     «Так, наверно, и сходят с ума… - ухмыльнулся он. – Всё, хватит об этом…».
     «Ну вот, снова…» - он закрыл глаза. Так было всегда в последнее время… Стоит только начать задавать самому себе эти дурацкие вопросы и думать об этом, как сразу появлялась головная боль. В первый раз она появилась сначала тихо и ненавязчиво, всего на несколько секунд. Просто всплеск, на который не обращаешь внимания… Обычное дело,  у всех такое бывает. Но постепенно, с течением  времени, всплески стали продолжительней. А промежутки времени между ними становятся всё короче. И это уже была не случайность, а закономерность.
     «Дааа…  – подумал он, открыв глаза. – Эта задачка, которая требует решения».

     Самолёт незаметно тронулся с места и покатил по рулёжке. Сначала медленно, а потом всё быстрее, шасси лайнера застучали на стыках бетонных плит, направляясь к взлётной полосе.
     «Всё, ты опоздал… Уже ничего не изменишь… Обратного пути нет… - мелькнуло в голове. – Я люблю тебя, Келли! Я всегда буду тебя помнить, слышишь? Прощай…».
     - Котёнок… - прошептал он, губы невольно тронула  улыбка.
     - Мистер, пожалуйста, пристегнитесь. – мягкий голос стюардессы, проходившей мимо него на своё место, вывел его из воспоминаний.
     - Да, конечно… – ответил он.
     - Может, вы хотите что-нибудь заказать?
     - Бренди, пожалуйста.
     - Хорошо, ваш заказ принесут сразу после взлёта. – с улыбкой проговорила она и ушла к себе.

     Тем временем лайнер вывернул на взлётную полосу и замер на месте. Рёв двигателей становился всё сильней и мощнее. Корпус начал подрагивать, но тормоза крепко держали его на месте. И вот, когда уже от рёва  двигателей стало закладывать уши, он начал движение. Резко сорвавшись с места, лайнер всё быстрей и быстрей разгонялся по бетонной полосе. Задрав нос, тяжело оторвался от земли и начал медленно набирать высоту. Затем, завалившись на правое крыло, повернул на заданный курс и полетел прочь от Санта-Барбары…

***
     Услышав голос стюардессы в динамике, который сообщал о скором прибытии в столицу Испании город Мадрид, Квинн открыл глаза и потянулся; затем вернул кресло в  вертикальное положение и пристегнул ремень безопасности. Он честно проспал весь этот долгий перелёт и теперь чувствовал себя вполне отдохнувшим. Лайнер, совершив разворот над аэродромом, начал снижение и вскоре шасси мягко  коснулись земли.
     Забрав багаж и пройдя таможенный досмотр, Квинн вышел из здания аэропорта «Барахас». Чтоб добраться до конечного пункта своего путешествия, города Куэнка, ему оставалось только сесть на скоростной поезд. Было всего шесть часов утра по местному времени. Первые лучи солнца осветили верхушки деревьев. Несмотря на столь ранний час, народу было довольно много. Кто-то улетал и их кто-то провожал. Кто-то, как он, наоборот прилетел и их тоже кто-то встречал. Вдохнув полной грудью прохладный пока ещё воздух, он огляделся в поисках такси. К его удивлению, ждать совсем не пришлось. К нему тотчас подкатило свободное такси. Он сел в машину и замер, глядя на водителя…
     - Сеньор, я говорю по-английски. – предвосхитил его вопрос тот.
     - На вокзал «Аточа», пожалуйста – сказал Квинн, облегчённо вздохнув.
     - Да, сеньор – ответил водитель и тронулся с места.
     - Это самый лучший вокзал в Мадриде – сказал тот, взглянув на пассажира в зеркало заднего вида. И тут же добавил с нескрываемой гордостью. - Вы сразу это поймёте, сеньор!  Как только его увидите! Он и раньше был красив, а теперь после реконструкции, он просто великолепен.
     - Вот и посмотрим – слегка улыбнувшись, ответил Квинн.

Теги: игры, ИР, разум

Отредактировано vredinka (2015-10-24 21:40:26)

+2

2

***
     Приехав на место и расплатившись с таксистом, Квинн вошёл в один из  павильонов вокзала. По дороге купил газету. Первое, что он увидел, войдя внутрь, это настоящий тропический парк, который был разбит здесь. Он занимал всю центральную часть павильона, оставляя свободными лишь широкие проходы вдоль его стен. Сам же парк был также разделён проходами на четыре больших сектора. В каждом секторе возвышались огромные семиметровые пальмы. Вокруг и среди пальм располагались разнообразные виды тропической флоры. Где-то в глубине, среди зарослей, слышалось журчание воды, льющейся с небольших водопадов. Заканчивали живописную картину многочисленные скамейки, служившие ограждениями по всему периметру каждого сектора этого чудо-парка и две зоны столиков для, ожидающих своего отправления, пассажиров. Для столь раннего часа в павильоне было весьма оживлённо и шумно от прибывающих и отъезжающих людей, там и тут сновали носильщики с багажом. А следом, едва поспевающие за ними, пассажиры.
     - Да, действительно, очень красиво – качнув головой, удивлённо проговорил Квинн.

     Прошёл к железнодорожной кассе возле пандуса, ведущего на второй этаж, и купил билет на скоростной поезд. Отправление поезда было в 7-45 по местному времени. В запасе оставался ещё целый час, и он решил выпить кофе. Купив в автомате кофе, Квинн направился к одному из свободных столиков.  Расстегнув пуговицу пиджака, он сел лицом к парку. Просмотрев и отложив газету, Квинн взглянул на тропические пальмы.
     «Настоящие джунгли…» - с ухмылкой подумал он.

     …Тихий солнечный день… Жаркое солнце, находящееся в зените, заполнило своим светом всё пространство. Волны с тихим шелестом набегают на пустынный берег океана…  Высокие пальмы раскинули свои пышные шапки над пляжем, создавая островки благодатной тени… И девушка-русалка, бредущая перед ним вдоль берега по воде и изредка собирающая ракушки…
     - Иден! – негромко позвал её он…
    Она обернулась к нему, убрала рукой, развевающиеся от ветра, волосы с лица и улыбнулась…
     - Иден, ты счастлива?...

     Голос информатора, сообщавший об отправлении очередного поезда, вывел Квинна из оцепенения. Он потёр виски - очередной всплеск боли не заставил себя долго ждать. 
     «Какого чёрта? – пронеслось в его голове.– Что это было? Что за наваждение? Откуда вдруг в голове пальмы, песок, волны… И что делает Иден у меня в  голове?».
     Он сидел, откинувшись в кресле, смотрел на пальмы и ничего не понимал. Сказать, что он был в растерянности, значит было ничего не сказать. Такого с ним ещё не происходило. Мысли лихорадочным роем проносились в голове. Всё оставшееся время, потягивая слегка остывший кофе и совершенно забыв про газету, он провёл в невесёлых раздумьях, пытаясь дать хоть какое-то объяснение происшедшему.

***
     До отхода поезда оставалось пятнадцать минут. Квинн встал, сунул газету под мышку и не спеша направился в сторону перрона. Подойдя к лестнице, посмотрел на информационное табло. Его поезд должен был подойти через десять минут с левой стороны перрона.
     Людей на перроне пока было не так уж и много. Справа пассажиры ждали пригородный поезд. Спустившись по лестнице, прошёл к левой стороне перрона. Встал недалеко от колонны и, в ожидании своего поезда, снова развернул газету. Информатор еще не успел закончить сообщение о прибытии, как справа появился поезд, медленно вползающий под крышу вокзала. Квинн повернул голову, подошедший пригородный поезд как раз остановился. Двери открылись, выпуская на перрон немалое количество людей. Сегодня был обычный день, люди спешили на работу или ещё куда-нибудь по своим неотложным делам.

     Основная масса людей уже прошла вперёд к лестнице, как вдруг внезапно раздался громкий хлопок. Затем время, как будто, остановилось… Как в замедленном кино Квинн увидел, как двери поезда, находящиеся от него в метрах семи, начало выворачивать наружу… Большой столб огня и дыма вырвался вверх и в стороны… 
     Одновременно с этим людей, находящихся у дверей и лестницы, разметало в разные стороны, словно шахматные фигурки… Тут же в уши ворвался ужасный грохот, перемешанный со звуками разбитого стекла и скрежетом разрывающегося железа… Словно дуновение ветра, он лицом почувствовал ударную волну… В следующую секунду его с огромной силой отбросило назад. Он почувствовал сильный удар обо что-то большое и твёрдое… Дыхание перехватило… В голове, ставшей вдруг такой тяжёлой, стоял гулкий звон, как будто это была не его голова, а колокол… 
     Он ещё успел зацепить взглядом людей, метавшихся по перрону… Услышать, прогремевший где-то, ещё один взрыв… Крики людей… Почувствовать едкий дым… А потом последние остатки его сознания погасли в звенящей чёрной пустоте…

+1

3

***
     Доктор Оскар Лусио Хименес, воспользовавшись минутным затишьем, вышел из коридора приёмного отделения клиники на улицу. Утреннее солнце предвещало сегодня довольно жаркий день. Он подошёл к скамейке около входа и присел передохнуть. В руках он держал чашку кофе кортадо*.
     Вдохнув полной грудью тёплый воздух, перемешанный с ароматом кофе, перевёл дух. Его ночное дежурство, кажется, затягивалось на неопределённое время… Казалось, по всему городу с разных сторон, почти непрерывно, раздавались звуки сирен машин скорой помощи, пожарных или полиции. Клиники города уже были предупреждены о том, что произошло на вокзале «Аточа» и других местах, и уже начали принимать пострадавших.

     Оскару было всего 43 года, но он уже многое успел повидать на своём веку. И тому виной были теракты. К сожалению, здесь, в Испании, это уже стало довольно частым явлением. Но всё равно, каждый раз, когда такое случалось, это было полной неожиданностью. К такому невозможно было привыкнуть. Как и привыкнуть к чувству собственного бессилия, и что хуже всего, к чувству бессилия властей перед слепым, бессмысленным фанатизмом терраристов, прикрывающих свои преступления идейными или религиозными соображениями.

     Заметив, быстро приближающуюся от входных ворот клиники, очередную машину скорой помощи, он быстро допил кофе и вернулся в приёмное отделение, достал резиновые перчатки. Раненых было уже немало, и  они всё поступали и поступали. И это была только часть, остальных распределяли в другие клиники города. Несмотря на нехватку персонала в клинике, работа  проходила слаженно и помощь пострадавшим оказывалась достаточно быстро.

     В приёмное отделение вкатили очередного пострадавшего. Доктор, протерев очки, водрузил их на законное для них место. Подошёл к пострадавшему и спросил:
     - Ну, кто у нас здесь?
     - Судя по паспорту, его зовут Роберт Барр. Латиноамериканец. – Врач скорой помощи протянул Оскару паспорт.
     - Что с ним? – снова спросил Оскар, осматривая зрачки пострадавшего.
     - Без сознания, зрачки расширены, дыхание слабое, на затылке прощупывается большая гематома, рефлексы подавлены. Подозрение на ушиб головного мозга и контузию. Ещё обнаружены небольшие гематомы на спине, а также мелкие порезы от секущих осколков на лице, руках, – отрапортовал врач скорой помощи.
     - Как долго он без сознания? – спросил Оскар, закончив осмотр и начав заполнять карту пациента. 
     - Первый взрыв произошёл  в 7-38, остальные позже. Сейчас 8-23. Значит, самое большее  сорок пять  минут.
     - Ну что ж… - Оскар отдал заполненную карту двум санитарам, вернувшимся в это время за следующим пострадавшим. - Везите его на второй этаж, надо срочно сделать МРТ, проверить всё. Только очень осторожно, не растрясите его. Возможно, у него есть внутренние повреждения…
     Врач скорой помощи расписался в журнале приёма больных и, попрощавшись с Оскаром, вышел из приёмного отделения.

- - - - - - - - - - - - - - -
(*кортадо – кофе эспрессо с топлёным молоком)
- - - - - - - - - - - - - - -

+2

4

***
… Через 2 недели после взрыва
     Чёрная звенящая пустота начала уступать пространство возвращающимся в сознание ощущениям. Первое, что он осознал - это звон в ушах… Затем услышал своё тяжёлое дыхание… Откуда-то сверху, издалека, сквозь этот звон, начали прорываться в сознание чьи-то голоса. Просто обрывки слов, но разобрать их и собрать воедино, понять хоть что-то, никак не получалось… Мешала боль, сжавшая голову словно тисками, да давящая тяжесть в голове… Попытка открыть глаза не увенчалась успехом: поднять тяжеленные веки просто не было сил… Затем попытался ощутить тело. Тоже не получилось… Он решил предпринять последнее действие и попытался поднять голову. Тут же в затылок ударила волна страшной боли, к горлу подкатила тошнота и он снова провалился в чёрную звенящую пустоту…

***
… Ещё через 10 дней
     Дежурная медсестра раскладывала карты пациентов. Вдруг она обратила внимание на женщину в больничном халате, появившуюся в коридоре. Это была блондинка лет 30-ти, с аквамариновыми, как море, глазами. Длинные сияющие волосы ниспадали на её плечи. Подойдя к стойке, женщина слегка улыбнулась. От чего её глаза сверкнули мягким и нежным светом.
     - Добрый день, сеньорита! – убирая назад волосы рукой, она задержала её на шее. – Меня зовут Иден Кастильо. Мне моим лечащим врачом назначена магнитно-резонансная томография. Сегодня, в 11-00…

     - Доброе утро, сеньора Кастильо, - ответила девушка и посмотрела в журнал. – Извините, сейчас я узнаю, сможет ли доктор Вас принять.
     Медсестра ушла, Иден в ожидании осталась стоять у стойки. Неразобранные карты пациентов остались лежать на рабочем столе медсестры. Случайный взгляд Иден скользнул по верхней карте. Что-то знакомое промелькнуло в её сознании. Она вновь посмотрела на эту карту и увидела то, за что зацепился её взгляд…
     - «Роберт Барр»… - медленно прочитала она и схватившись за лоб, как будто у неё разболелась голова, уже с недоумением и удивлением: – Роберт? Откуда?
     - Да уж, мир тесен… - пробормотала она, медленно приходя в себя. Сердце почему-то в этот момент подпрыгнуло в груди и забилось быстро, быстро… И тут же сжалось в комочек от внезапно нахлынувшего испуга.
     - Господи, что опять случилось… -  до неё, наконец, дошёл весь смысл происходящего. Она огляделась вокруг, обошла стойку, взяла в руки карту, и ещё сомневаясь, прочитала снова и снова… Нет, ошибки не было… Чёрным по белому было написано – «Роберт Барр». Она лихорадочно пробежала глазами остальное…
     - Закрытая черепно-мозговая травма… В сознание не приходил… Палата №215… - выхватила она главное из карты.
     Услышав звук закрывающейся где-то двери, Иден быстро положила карту на место и отошла к стене с плакатами, сделав вид, будто их изучает. Иден выдохнула, постаралась успокоиться и принять обычное выражение лица. И вовремя. Из-за угла в конце коридора появилась медсестра и быстрым шагом подошла к стойке.
     - Извините, сеньора Кастильо. Доктор просит перенести ваше обследование на 16-00 сегодня, или на завтра в 11-00.  – извиняющимся голосом сообщила она.
     - Хорошо, давайте сегодня, в 16-00. Меня это вполне устроит.
     - Ещё раз приносим свои извинения, сеньора.
     Иден попыталась улыбнуться и, попрощавшись с медсестрой, быстро ушла.

+1

5

***
     Иден была рада этой неожиданной передышке. Она быстрым шагом пересекла живописные аллеи больничного парка, вошла в свой корпус и сразу вернулась к себе в палату. Закрыв за собой дверь, прислонилась к ней спиной и закрыла глаза…
     «Роберт Барр… Закрытая черепно-мозговая травма… В сознание не приходил… Палата №215…» - проносились у неё в голове выхваченные из карты слова. – Господи, Роберт… Только не  умирай… Только выживи… Пожалуйста…»
     Отойдя от двери, опустилась в изнеможении  на постель, пытаясь привести сбитое дыхание и разбегающиеся мысли в порядок.
     - Боже, что я здесь делаю. Ведь надо к нему…

     Иден вскочила и хотела уже выбежать из палаты, но  вновь остановилась. Снова закрыла, уже приоткрытую, дверь.
     «Теперь уже поздно это делать..» – твердил разум.
     «Почему? Ведь ему плохо… Ему нужна помощь…» - кричало сердце.
     «Сейчас нельзя… Слишком большой риск…» - убеждал разум.
     «А если он умрёт? А меня нет рядом…» - билось в ужасе сердце.
     «Не умрёт… Всё будет хорошо…» - успокаивал разум.

     Иден не знала, почему она сразу убежала к себе, а не помчалась сразу к нему. Ведь с ним случилось несчастье… Возможно ему нужна помощь… Не понимала такого своего поведения. И даже сейчас не могла сделать и шага к выходу. Продолжала стоять посреди палаты, как вкопанная… Словно невидимый барьер встал между ней и дверью.

     - Я приду к тебе вечером, Роберт… – твёрдо, словно пытаясь убедить себя, произнесла Иден. - Обещаю…

     От только что пережитого шока и тревожных мыслей о Роберте у неё начала болеть голова. Забравшись с ногами на постель, она прилегла и обняла подушку. Вновь прокрутила в голове всё, что произошло в холле. То, что Иден успела прочесть в карте пациента, выбило её из колеи…

     «Каких-то первых два слова, случайно прочитанных – и душевного спокойствия как не бывало… - пронеслось в её голове. - Всего два слова… И  поток воспоминаний захлестнул её… Перед глазами встало до боли знакомое лицо… Тёплый взгляд его манящих зелёных глаз, проникающий в самые глубины сознания… Его мягкая улыбка… Его голос… Его губы… Его руки… Кожа её покрылась мурашками, вспомнив его лёгкие и нежные прикосновения… Как же ей не хватало его всё это время… Большая часть её самой была тесно связана с ним и когда-то принадлежала ему. Она любила его…
    Любила? Или любит до сих пор? Эти два вопроса снова возникли в её голове… И сколько бы она не пыталась бежать от них, как бы ей не хотелось думать по-другому, у неё ничего неполучалось… Эти два вопроса возникали снова и снова… Каждый раз, при упоминании его имени…».

     Иден улыбалась, но в глазах стояли слёзы. Она крепче сжала подушку в своих объятиях… Будто она могла заменить ей Роберта… Мысли её потекли в другом направлении…

     «Конечно, у Иден оставалась ещё половина её самой, даже больше, чем половина. И эта часть всецело принадлежала Крузу и их детям... - сердце болезненно сжалось только при одном упоминании о них. - Только сейчас, упомянув его имя, она поняла, как сильно соскучилась по нему… И по Чипу с Адрианой… Она не знала, как долго их не видела. Но не могла избавиться от ощущения, что прошла уже целая вечность…».
     «Они, наверно, сильно подросли… И Адриана уже начала говорить… Возможно даже, что они забыли свою маму… Или думают , что она их забыла… Считают, что она бросила их… Как когда-то считала она сама, что её бросила её собственная мать… И они будут также ненавидеть её, Иден… Как она сама, в детстве, ненавидела свою маму…».

     Иден медленно встала с постели. На ходу вытирая ладонями, катившиеся по щекам, слёзы, подошла к окну. Навалившись на косяк, устремила свой взгляд вдаль…

     «Лиса… Её альтер-эго, исковерканное отражение детских переживаний, взращенное ненавистью к своей собственной матери… Она отобрала у Круза жену, и у детей маму. Лиса появилась после того, как  в Санта-Барбару приехал Андрэ Вулф. Именно с его появлением Лиса, до сих пор сидевшая взаперти  где-то глубоко, вышла из тени и постепенно, шаг за шагом, завладевала её сознанием. Когда появлялась Лиса, Иден исчезала…».

     Иден нахмурилась, взгляд стал жёстче. Пригладила рукой волосы, убирая их назад. Словно пыталась выкинуть из головы все, неприятные для неё, мысли…

     «Она вообще мало, что помнила из того периода своей жизни… Всё было отрывочно, отдельными фрагментами, никак не связанными друг с другом… С сильнейшими приступами головной боли… Последнее, что она смутно помнила, будучи самой собой - это вода… Чьи-то руки… Аэропорт… Люди в незнакомой форме, схватившие её, и щёлканье наручников у неё на запястьях… Люди в белых халатах… Попытка бежать… Опять ремни на руках… Опять боль…
          Затем первые, пока ещё робкие, но уже осознанные проблески сознания Иден… Понимание, что находится в Мадриде, в этой клинике… Первое ощущение радости… Возвращающиеся краски, запахи… Постепенно увеличивающиеся промежутки между сознаниями… Боязнь потерять всё снова… Злость на себя, на свою слабость… И упорство, с каким училась принимать Лису, пытаясь примирить себя с самой собою же… Пока, наконец, не наступил тот момент, когда два «Я» наконец пришли к согласию, и сознание Лисы постепенно начало уступать место сознанию Иден, как бы растворяясь в ней. Сеансы гипноза, занятия когнитивной терапии и собственное желание вернуться домой, делали своё дело… Цельная личность Иден потихоньку возвращалась к жизни.
     Возвращались потихоньку и воспоминания о семье, о Крузе, о Чипе и Адриане… И вместе с ними вернулись воспоминания о Роберте и всё что с ним было связано… о Роберте и Келли… об их свадьбе… И о Квинне, брате-близнеце Роберта, тоже…».

     «Вернулась и та ночь… В доме Келли и Роберта… Внезапное появление того, второго Роберта… Тот сильнейший шок, который она испытала, глядя на них двоих, таких безупречно одинаковых… И то чувство невероятного облегчения, когда поняла наконец, кто из них Роберт… И тот, роковой для Квинна и Иден, выстрел… И чувство вины, в том, что именно она, Иден, убила его своими собственными руками… И что бы ни говорил потом Круз, и не выяснила полиция, она ещё долго не могла избавиться от этого неприятного чувства «чужой крови на своих руках». Даже если оно и было ложным…
     Вспомнился виноватый и, одновременно растерянный, взгляд Келли в разговоре с Иден. Когда она призналась, что не любит Роберта, потому что полюбила Квинна»…

     - О боже… Келли! - внезапная догадка вывела Иден из своих раздумий.  – А если они вместе? А если она тоже здесь?

     «Если бы Иден сразу рванулась к Роберту, то могла столкнуться с Келли. А этого никак нельзя было допустить. Как бы Иден не хотелось увидеть своих родных, как бы её сердце не рвалось домой, она понимала, что это ещё слишком рано делать… Она ещё не поправилась… Она ещё не готова простить… И прежде всего саму себя, за причинённое своим близким и детям боль… Нет… Она ещё не готова к возвращению…».

Теперь она поняла, почему не помчалась в палату, где лежал Роберт, а убежала к себе. Взяв со стола ручку и дневник мыслей, сказала себе:
     - Ну что ж Иден, придётся быть осторожней.
     Затем Иден снова забралась на постель и начала записывать в дневник свои мысли, пережитые за эти полдня. Закончив записывать и переживая заново пережитые эмоции, она сама не заметила, как заснула.

Отредактировано vredinka (2015-10-24 21:48:36)

0

6

***
… в тот же день
     После полуденной сиесты клиника уже вошла в рабочий ритм. Иден отправилась на обследование. На ходу придумав свой миниатюрный план действий, который был предельно прост: пройти обследование и попытаться проникнуть в палату №215, ей оставалось только решить самую сложную проблему, а именно: как не попасться на глаза Келли. С этими мыслями она вошла в корпус, где находился Роберт.

     Когда двери лифта открылись, Иден, не выходя из него, осмотрела холл. Народу в холле было немного, и Келли среди них не было. Все были испанской национальности. Двое были, как и сама Иден, в халатах, и трое, мужчина и две женщины, в гражданской одежде. Видимо посетители.
     Выйдя из лифта, направилась к стойке, по пути незаметно оглядывая коридор на возможное присутствие сестры. При этом никак не могла избавиться от ощущения, что всё это напоминает ей детскую игру в шпионов. Она получила у дежурной медсестры подтверждение о том, что её уже ждёт врач, и не спеша направилась дальше по коридору к кабинету №212. И всё это время, пока шла, Иден очень боялась столкнуться с Келли. Каждую секунду она ждала за спиной окрика своей сестры. Но удача пока была на её стороне - Келли не было.
     Кабинет №212 оказался в середине коридора. Огляделась ещё раз. В коридоре по-прежнему никого не было.
     «Значит №215 дальше по коридору…» - подумала Иден и, постучавшись, зашла в кабинет.     

     Наконец, пройдя обследование, она осторожно вышла в коридор. Первая часть плана была выполнена. Сделав вид, что поправляет халат, посмотрела в сторону холла. Около стойки стояли два посетителя. Мужчина и женщина. Они оживлённо беседовали с медсестрой. Стойка вместе с дежурной медсестрой на две трети были скрыты стенами коридора.
     «Очень хорошо… - подумала Иден. – Если пройти дальше, к палате Роберта, наверно совсем не видно будет стойки».

     Настроение несколько улучшилось. Обследование показало, что последствия, перенесённого чуть больше месяца назад сотрясения мозга, почти прошли бесследно.
     «Ну вот, одна проблема решена – улыбнулась Иден. – Осталась ещё одна, самая главная: поправиться и выйти из клиники. Но сначала надо помочь Роберту».
     Она прошла по коридору несколько дверей, пока не заметила дверь палаты с номером «215». Улыбка тут же исчезла с её лица и чаще забилось сердце. Медленно подошла к палате, огляделась. Иден остановилась около двери, не решаясь зайти. Она помнила, кто может находиться за этой дверью, кроме Роберта. Это-то и держало её, не давая сдвинуться с места. Вздохнув, взялась за ручку, тихонько приоткрыла её и заглянула внутрь. Келли не было. Вздохнув облегчённо, быстро вошла в палату, ещё раз выглянула в коридор и прикрыла осторожно дверь.

+1

7

***
     В палате было полутемно, только свет из коридора проникал сквозь стеклянную непрозрачную дверь. Увидев его лицо, такое родное, она почувствовала облегчение.
     - Слава богу, живой…  - прошептала Иден, чувствуя, как на глаза наворачиваются непрошенные слезы.
     Роберт казалось, спал. Тишину нарушал только равномерный писк аппаратуры, следившей за его состоянием. Сердце в очередной раз сжалось от боли за него. Она всегда боялась за него, когда с ним что-нибудь случалось. Так было на Сиренас, одиннадцать лет назад, когда он был ранен, закрывая Иден от автоматной очереди… Так было в позапрошлом году, когда получил ранение в борьбе с Крейгом на складе, пытаясь защитить её и Келли от Тонелла… И в прошлом году в Луизиане, когда на болотах его укусила змея…В такие моменты всё уходило на задний план, она не видела и не чувствовала ничего, кроме одного: спасти его, чтобы он выжил. Потому что знала: если будет жить он, значит будет жить и она, Иден…

     Она тихо подошла к нему. Осторожно коснулась руки. Никакой реакции с его стороны… Он был всё также, без сознания. Присела на край постели.
     - Привет… - прошептала Иден, вытирая слезы. – А я вот в гости к тебе пришла… А ты даже и знать ничего не будешь… Хотя, врачи говорят, что в коме люди всё слышат.
     Она улыбнулась сквозь слёзы. Странные чувства сейчас испытывала Иден. С одной стороны она понимала, что Роберт принадлежит Келли… Что это теперь чужой для неё человек. Вернее должен быть чужим… А с другой стороны, он был всё тот же: самый первый любимый и родной её человек… Хоть и в прошлом, но её … Её Робби…

      Иден положила свою руку на его, смотрела на него и гладила его тонкие, длинные пальцы.
     - Я здесь, слышишь? Я с тобой… Как раньше, помнишь? Как тогда, на Сиренас. Вот также сидела около тебя и всё разговаривала, разговаривала… А ты молчал и всё слушал, слушал… А потом ты очнулся и пошёл на поправку. И сейчас так будет… Я уверена… И ты верь… И тогда всё будет хо-ро-шо…
     Иден понимала, что очень рискует. Что, чем дольше остаётся здесь, тем делает хуже себе. Что в любой момент сюда могла зайти Келли. Но никак не могла заставить себя уйти…
      «Я не могу уйти, ведь ему плохо…» - говорило сердце.
     «А если вдруг появится Келли? – трезво спрашивал разум. - Ты об этом подумала? Уходи… Немедленно…».
     Иден просидела около него ещё минуту. Затем, сжав его руку, осторожно погладила его по волосам, провела пальцами по, уже сильно заросшей, щеке.
     - Мне пора… - она тяжело вздохнула. Затем заставила себя встать, поправила одеяло. - Я ещё загляну, Роберт… Может завтра… Как отпустят…
     Больше она не раздумывала, повернулась и направилась к двери.

     Оглянувшись, ещё раз посмотрела на него, стараясь запомнить каждую чёрточку его лица.     Затем открыла дверь и снова осторожно выглянула в коридор. Вышла из палаты и, прикрыв осторожно дверь, пошла в конец коридора в сторону запасного выхода. Идти через холл Иден не решилась: она могла встретиться с Келли или у медсестры могли появиться вопросы насчёт её долгого отсутствия. Она решила пройти этажом выше и спуститься по центральной лестнице. Но, не доходя до конца поворота коридора, столкнулась с неожиданным препятствием. Недалеко от запасного выхода находилась ординаторская и дверь у неё была открыта. Оттуда шёл свет и доносились звуки музыки. Наверное, радио. Пройти к выходу незаметно у неё не получится. Если там кто-то есть, то её сразу заметят.
     «Придётся идти через холл… - пронеслось в голове у Иден. - И побыстрее… Вдруг кому-нибудь из врачей захочется выйти или его вызовут…».
     Развернувшись, она быстро пошла по коридору к центральной лестнице. По мере  приближения к стойке Иден становилось всё страшней. Даже руки похолодели. Но она заставила себя успокоиться.
     Не спеша вышла в холл, поправляя халат, и прошла мимо стойки. Медсестры на месте не оказалось. Не веря своему счастью, Иден чуть не бегом преодолела холл и, спустившись по лестнице, постоянно оглядываясь, покинула корпус. Только зайдя в свой корпус и пройдя охрану, она облегчённо вздохнула.

0

8

***
     Сквозь пустоту забытья быстро и беззвучно проскочила искорка яркого света… Проскочила и скрылась где-то в голове… Тут же в голове возникло, как будто со стороны, ощущение тепла… Сначала робко, а затем всё ярче и сильнее, пока не пришло осознание – это тепло… Откуда оно шло? Просто ощущалось… И тут же понял, что в руке… Тепло разливалось по руке, от чего стало радостно… Так радостно, что захотелось, чтоб не прекращалось… Блаженное, ни с чем не сравнимое состояние спокойствия и безмятежности… И сразу стало понятно: всё будет хорошо, надо только верить…

***
     Остаток дня прошёл в раздумьях. Она долго думала о Келли и Роберте… Вечером, после ужина, Иден решила записать свои мысли в дневник. Удобно устроившись на подушках, открыла его и как всегда, пока находилась в клинике, стала их записывать. 

     «Как странно… - подумала она. – За те минуты, что я пробыла в корпусе у Роберта и у него в палате, я могла в любой момент столкнуться с Келли. Но не столкнулась… Почему? Может, просто, она была уже сегодня? Или наоборот, может пришла к Роберту после меня? Всё же очень интересно, что мы с ней не столкнулись…
     Хотя, может и нет ничего странного? - засомневалась Иден. – Может ей сегодня некогда, или может она вообще не собиралась сегодня к Роберту приходить… Нееет… Келли никогда так не поступит. Она всегда будет рядом, если с кем-то из родных что-то случилось… Тем более, если что-то случилось с Робертом».

     - Скорее бы Роберт пришёл в себя… - вздохнула Иден. Затем встала, налила себе в стакан воды и сделала глоток. Поболтав воду в стакане, засмотрелась, на возникшие в нём, пузырьки…

     «Тогда можно было бы всё узнать про Келли у него. Ведь они наверно должны быть здесь вместе. И вообще, тогда можно было бы у него узнать все новости: и о том, что делается сейчас в Санта-Барбаре, о семье, о детях…».
Сердце снова сжалось при упоминании о детях…

     - Дааа… Хороша мамочка, ничего не скажешь… - укорила себя Иден, поставила стакан на стол и принялась расправлять постель.

     «Роберт ранен… - продолжила рассуждать Иден, взбивая подушки. –Но я не знаю, как это произошло… Пока не знаю… И Келли не встретила…»
     Вдруг она замерла. Затем села на постель, совершенно забыв про подушки.
     - Боже… Как же мне сразу это не пришло в голову! – опешила Иден.
     Страшные догадки крутились в голове, одна страшней другой…
     - А что, если они были вместе в тот момент, когда Роберт был ранен? Тогда она тоже могла пострадать? Может, также лежит в коме, а я ничего не знаю… Как же я сразу не догадалась? Вот почему я её не встретила…
     Последние остатки спокойствия улетучились, как дым в трубу. Но предпринимать что-либо было бессмысленно. День уже прошёл, и на город уже опустилась ночь…

     «Успокойся, Иден, тебе нельзя нервничать… Дышим… Смотрим трезвым взглядом на ситуацию… Оцениваем её… Решение само придёт… Надо только успокоиться…» - успокаивала сама себя Иден.

     - Завтра… - подвела итог своих рассуждений Иден. – Завтра же сразу утром позвоню и узнаю: поступала ли вместе с Робертом Келли, или нет…

0

9

***
Этим же вечером…     
     Сквозь отступающую черноту забытья, словно сквозь вату, в его сознание приглушённо ворвался какой-то монотонный писк, затем чьи-то неразборчивые голоса… Различить, о чём или о ком идёт речь, было пока невозможно… Он сделал попытку пробиться сквозь эту вату и прислушаться к этим голосам... Прошло несколько секунд,  а может быть минут, прежде чем почувствовал, как сознание начало проясняться. Вместе с этим пришло чувство тяжести собственного тела… Он попробовал пошевелить пальцами рук – они послушались, но с трудом.

     - Доктор…… он……в себя… - ему наконец удалось понять первые слова.
     Он открыл глаза. Приглушённый свет больно ударил по ним, заставляя вновь закрыть. Наконец глаза привыкли к нему и он смог различить нечёткие силуэты.
     - Сеньор Барр, вы меня слышите? – расслышал наконец свою фамилию Роберт. Даже чересчур громко расслышал.
     - Да… - с трудом произнёс он, не узнав свой голос. – И вижу… Только плохо...
     - Хорошо. Я – доктор Хименес, ваш лечащий врач, – негромко, но очень внятно произнёс Оскар, проверяя пульс у пациента. - Пульс учащённый… Как вы себя чувствуете, сеньор Барр?
     - Будто проспал целую вечность… - пытаясь осмысливать своё состояние, ответил Роберт. Он пытался поймать ускользавшую от него мысль, возникшее вдруг чувство тревоги. Наконец поняв, что вызвало его тревогу, он спросил:
     - Что… Что произошло? И почему вы называете меня сеньором?
     Доктор посмотрел на него внимательно.
     - Сеньор - потому, что вы находитесь в Испании, сеньор Барр… - не показывая своей возникшей  озабоченности, произнёс Оскар. - Вы в Мадриде, если ещё точнее, то уже 24 дня в Мадриде. Вы были на вокзале «Аточа», где произошло несколько взрывов. От одного из них вы и пострадали. Вас доставили к нам в клинику, где вы и находитесь до сих пор.
     - Да? Но как…?
     - Сеньор Барр! – остановил его доктор. – Вам лучше пока ни о чём не думать. У вас ушиб головного мозга. Причём тяжёлой степени. Плюс довольно сильная контузия после воздействия взрывной волны… Вы пробыли без сознания 24 дня. Так что, пока никаких вопросов. Спать как можно больше, и никаких нагрузок и резких движений. Вы поняли?
     - Ладно, ладно… – устало согласился Роберт. В затылке начала подниматься боль и думать сразу же как-то расхотелось.
     - Так… Теперь попробуйте пошевелить пальцами рук и ног… - продолжил опрос Оскар.
     Роберт сделал всё, как просил доктор.
     - Ну что ж, всё в порядке... – произнёс задумчиво доктор. - За исключением левой руки... Налицо ограниченная двигательная функция… Это следствие контузии.
     - Да, я её плохо чувствую… - подтвердил Роберт.
     - И последний вопрос. Сколько пальцев вы видите?
     - Много… - вздохнул наконец Роберт, потеряв надежду свести раздвоенную картинку перед глазами в одно целое. – В глазах двоится… Голова болит…
     - Ну что ж, всё правильно… Это диплопия*. Она со временем пройдёт. - Оскар снял очки и продолжил: - Вот головная боль, боюсь, не скоро пройдёт. Хотя уже прошло достаточно времени, но возможно, ещё будут проявляться головокружение, сонливость или заторможенность… Не исключена раздражительность… Насчёт руки не расстраивайтесь. Думаю, это временно. Массаж и лечебная физкультура вернут чувствительность и движения...
     - Так что, придётся ещё полежать, сеньор Барр. – продолжил Оскар. - Пока не пройдут симптомы. А потом разрешу подниматься. Сейчас ваша главная задача – поправиться. Так что, отдыхайте…   
     - Ясно… - проговорил Роберт, чувствуя, что снова проваливается в сон…

- - - - - - - - - - - - - -
(*Диплопия – симптомы: двоение в глазах, затруднение в оценке местоположения предметов.)
- - - - - - - - - - - - - -

***
     Иден открыла глаза. В тёмном проёме окна висел жёлтый диск луны. Жалюзи были убраны, лунный свет беспрепятственно проникал в палату, и комната была залита серебристым светом. За окном лёгкий ветерок шевелил кроны стройных кипарисов, отчего на противоположной от окна стене, возникали причудливые тени.
     Вот уже больше часа, время от времени ворочаясь с боку на бок, она пыталась заснуть. Но, как ни старалась Иден, у неё это плохо получалось… Виной тому были мысли о Келли… Они никак не хотели выходить из головы.
     - Нет, это невозможно…- признав, наконец, своё поражение, Иден решительно откинула одеяло в сторону.
     Она поняла, что пока не выяснит, что с Келли, ей не удастся заснуть. Встала, надела халат и, «нацепив» на ноги тапочки, вышла из палаты в холл.

     «Интересно, компьютер у них на ночь выключается или нет? – мелькнуло у неё в голове.
     Подошла к стойке. Медсестры на месте не оказалось, но компьютер был включен: мониторы работали. Значит, она была где-то здесь. Заглянув в один из мониторов, Иден увидела себя. Тут же ухмыльнулась:  видеокамеры в её корпусе была норма. Все пациенты знали об этом, и знали, как следует себя вести… Иден решила не портить себе репутацию, а просто подождать. Хотя ждать было невыносимо… Так и хотелось сесть за компьютер и самой попытаться всё узнать…

     Время тянулось медленно, хотя часы на стене показывали, что прошло всего три минуты. Наконец в дальнем конце коридора, за решёткой, из одной из палат вышла медсестра в сопровождении двух санитаров. Дежурный охранник пропустил её и закрыл за ней дверь решётки. Девушка лёгкой быстрой походкой вернулась на своё рабочее место.

     - Что-то случилось, сеньора Кастильо? – обеспокоенно спросила девушка.
     - Да… Никак не могу уснуть… - виновато улыбнулась Иден.
     - Может снотворное примете? – предложила девушка и уже потянулась в карман за ключами от шкафа с лекарствами.
     - Нет сеньорита, мне нужна помощь другого рода… Извините, но не могли бы вы кое-что узнать для меня в компьютере?
     - Сеньора Кастильо, вы же знаете правила…
     - Знаю, но ничего запретного я не попрошу от вас, сеньорита. Мне надо только узнать не поступала ли в клинику одна женщина, и всё.
     - Ну, хорошо сеньора Кастильо, думаю такую информацию можно предоставить. – девушка села за компьютер. - Назовите фамилию…
     - Спасибо… Её имя Келли Барр. – Иден чётко произнесла все буквы. И добавила для убедительности: - Это моя сестра…
     - Сейчас проверю по базе данных…
     Шустрые пальчики медсестры забегали по клавиатуре. Те секунды, пока Иден  ожидала ответа, показались ей томительными минутами. От волнения ладони Иден вспотели.
     - Нет, сеньора Кастильо… - наконец она услышала ответ. - Пациенток с такой фамилией нет. Есть только сеньор Роберт Барр…
     -Да, да… Я знаю, что он здесь… - нетерпеливо произнесла Иден и пояснила: - Это её бывшиймуж. Именно поэтому я и решила, что она тоже здесь… Думала, что тоже пострадала…
     - Нет, сеньора Кастильо, успокойтесь. Вашей сестры здесь нет… – улыбнулась медсестра.
     Иден облегчённо вздохнула, но тут же спохватилась:
     - Проверьте, пожалуйста, ещё одну фамилию… Келли Кепвелл. Это её фамилия до замужества…
     Снова шустрые пальчики забегали по клавиатуре… Снова томительно потянулись секунды…
     - Нет, сеньора Кастильо… - теперь уже медсестра вздохнула облегчённо. - Такой фамилии тоже нет в базе данных.
     - Может она в другой клинике…
     - Успокойтесь, у нас единая база данных о пациентах, находящихся в клиниках города, и сведения о наших больных также можно получить из любой клиники. Даже о тех, кто находится в моргах… Извините… - спохватилась медсестра, увидев как побелело лицо Иден.
     Иден закрыла лицо руками, но тут же убрала их. Осознав, что последние секунды она почти не дышала от волнения, облегчённо вдохнула полной грудью. Увидев растерянное лицо медсестры, улыбнулась ей через силу.
     - Спасибо большое, сеньорита… Вы очень мне помогли… Правда…
     - Я рада, сеньора, что с вашей сестрой всё в порядке. А сейчас вам просто необходимо вернуться в палату и постараться заснуть... Вы очень сильно перенервничали, я всё же дам вам успокоительное… Примите и сразу ложитесь.
     Медсестра тут же открыла ключами шкаф с лекарствами и достала упаковку таблеток. Иден взяла таблетку и, пожелав спокойной ночи, ушла к себе в палату.

Отредактировано vredinka (2018-03-24 13:31:16)

+1

10

vredinka, спасибо, что выкладываешь этот фик здесь) С удовольствием перечитывать буду и жду продолжения!

0


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » Игры разума