Сериалы и нечто иное

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » I will be your song (In memory of Roscoe Born)


I will be your song (In memory of Roscoe Born)

Сообщений 51 страница 60 из 86

51

61958,15 написал(а):

Я исхожу из того, что она учтроилась к отцу на фирму лелея возможность с Робертом пересечься. Смысл страдать над русалом? ))) Я еще понимаю, если бы она узнала, что он женат, наладил жизнь и все такое. 10 лет он ее любил, возможно всё еще любит,  но почему не поехала? Не сказала,  что любит? Смысл столько лет любить, страдать? В свое время она ради Круза горы могла свернуть. Почему ради Роберта не могла?

Мне тоже не совсем понятно, зачем нужно было ждать столько лет http://arcanumclub.ru/smiles/smile6.gif
То что Роберт её не искал - это понятно! Он уехал, оставив ее с мужем и детьми! Решил не мешать ей и не было у него надежды, что Иден даст им ещё шанс🙁 Она ведь расставила все точки над  "i"! И он решил попробовать начать всё заново, тоже попытался стать счастливым. Но не получилось http://arcanumclub.ru/smiles/smile390.gif
А вот Иден даже развелась с мужем из-за Роберта! Она сделала такой большой шаг .. И что? Остановилась на пол пути к своему счастью!? Почему не пошла до конца? Ведь она была свободна и должна была найти Роберта и всё ему рассказать и стать счастливой! Но потеряла столько времени! И семья разрушилась и счастливою не стала http://yoursmileys.ru/tsmile/tears/t2357.gif ! Она наверное лишнего себе надумала🤔 Решила наверное, что уже не нужна Роберту🙁  или боялась вновь связать с ним жизнь, чтобы не нервировать близких людей http://arcanumclub.ru/smiles/smile59.gif
Или она как-то узнала, что он женился и решила, что её поезд ушел 🤷
В любом случае, глупо столько лет любить и не попытаться найти друг друга!
Хотя возможно Иден искала его... Может мы просто бежим вперед паравоза🤷
Подождем продолжение и узнаем 😉

+1

52

Девочки, спасибо за ответы, теперь понятнее, что именно смущало.
Вечером ответим подробно из чего мы исходили, и почему допускаем тот вариант, который прописан в фике.

Подпись автора

И это пройдет.

0

53

Девочки, мы обдумали ваши вопросы, отвечаем.

61959,243 написал(а):

То что Роберт её не искал - это понятно! Он уехал, оставив ее с мужем и детьми! Решил не мешать ей и не было у него надежды, что Иден даст им ещё шанс🙁 Она ведь расставила все точки над  "i"!

Роберт тоже расставил все точки, разве нет? Давайте вспомним их прощание в 89. Она — «ты мой последний бунт», он — «не попадайся мне на глаза, видеть тебя не хочу». Они всё друг другу высказали предельно ясно. Кроме того, уезжая, он был с другой женщиной.
Поэтому

61958,15 написал(а):

10 лет он ее любил, возможно всё еще любит,  но почему не поехала?

с чего бы Иден думать, что он, возможно, все еще любит её, как все 10 лет, и ждет? Он не оставил своих контактов со словами "разведешься - приезжай, буду ждать", он четко дал понять, что всё - край.
ИМХО, их каноническое прощание — одно из тех, которые иллюзий и надежд на будущее особо не оставляют. И уверенности в чувствах друг друга - тем более.
Соответственно, у Иден были все основания считать, что она не так уж нужна, что он разочаровался, что, возможно, он устроил свою жизнь, к тому же от него за эти годы тоже ни пол звука. Что да, она совершила ошибку, не выбрав его, но пути назад уже нет. Сюда, кстати, отлично вписывается ее каноническое «я думала, что ты меня бросил» из 79, когда она уехала с отцом, не усомнившись и не проверив, так ли это на самом деле.
Аналогия с Робертом из 84 в предыдущем нашем ответе была не случайна.
Кто -то может чётко объяснить, почему тогда он уехал на 5 лет, толком ни в чем не разобравшись?
Почему Иден, имея после их разрыва в 89 больше внятных причин ( они хотя бы поговорили!), не могла точно так же сомневаться в своей нужности, в его чувствах?
Вопросы сводятся к одной мысли -  любящим людям это свойственно, а нашим - тем более, так как были вполне явные  зацепки в каноне.

она учтроилась к отцу на фирму лелея возможность с Робертом пересечься

Надежда на встречу с ним не основной мотив тут. Эта подробность подчеркивают глубину тоски по нему, конечно, но помимо этого мы имеем следующую немаловажную и острую ситуацию в ее жизни, которая длилась не один год:

Роберт уехал, Иден пытается наладить отношения с Крузом, но при этом не может забыть Роберта. Они ссорятся из -за этого с Крузом, потом опять мирятся, опять ссорятся, он уходит, она уговаривает его вернуться - и так по кругу. Все это болезненно и одним днем не решается. Она не хочет инициировать развод, Круз сам решается, и даже после развода они пытались начать сначала, потому что
а) дети любят своего отца
б) о Роберте в течение всего этого периода ни слуха ни духа
в) Иден терзает чувство вины и ответственности за сломанные судьбы всех участников этой истории

По поводу последнего пункта - когда человек четко осознает, что его выбор повлек за собой несчастье многих, естественное желание - не искать счастья для себя, чувствуя себя не сильно этого достойным, а пытаться загладить вину и сохранить хотя бы то, что еще возможно. ИМХО, канонической Иден подобная черта была свойственна.
Отношения с дочерью на фоне развода также не добавляют энтузиазма для поисков.

В целом, девочки, хотелось донести, что её чувства к нему - это её чувства, она пыталась их в себе искоренить, боролась, как могла, и тоже в конце концов примирилась с ними. Да, она хотела бы однажды увидеть его - какой любящий не мечтает о встрече с любимым? Но это не значит, что её фантазии и мечты были её целями.

То же самое у него - он представлял, как встретит её, фантазировал на эту тему во время бессонных ночей, но это не значит, что он собирался поехать в СБ и искать встречи в реале - ну а вдруг с третьего захода ему повезёт?

Оба были уверены, что не нужны друг другу - вот главное.

А вот Иден даже развелась с мужем из-за Роберта! Она сделала такой большой шаг ..

Развелся с ней все таки Круз, так как видел ее чувства, и эта ситуация стала для него невыносимой.
Мы не пытались показать развод ИК как мостик к ИР, скорее тот факт, что он был бы вполне вероятным, если бы в сериале их конфликт не обнулили.

В свое время она ради Круза горы могла свернуть. Почему ради Роберта не могла?

Тут хочется отметить, что отношение к мужчинам у Иден в корне разное, хотя в обоих случаях это любовь.
С Крузом — ВЛ , где все четко, понятно и социально одобряемо, с Робертом — отрицание своих чувств практически постоянно. И злость на себя за эти чувства. И неприятие окружающих. В том числе поэтому и поведение у неё другое.
Но даже от Круза, ради которого она была готова на все, Иден добровольно отказалась, когда надумала себе, что будет не нужна ему, так как не стоит его ( линия с Керком). Точно так же пыталась поступить в линии Юты ( не хочу обременять).
Решать за других, исходя из своих представлений о том, как им лучше - в ее характере, эта черта тоже могла внести свои коррективы.

В любом случае, глупо столько лет любить и не попытаться найти друг друга!

Тут не поспоришь) Если бы не встреча, подстроенная Адрианой, они бы скорее всего не встретились, равно как и в сериале, если бы Энтони не понадобилась КИ, Роберт бы вряд ли приехал к ней.
В любом случае, мы не утверждаем что могло быть только так и не иначе. Это всего лишь авторская установка с опорой на некоторые факты из сериала и наше видение образов.
Вы вправе видеть ситуацию иначе)

Отредактировано Happiness (2020-07-26 09:31:47)

Подпись автора

И это пройдет.

0

54

61959,243 написал(а):

Может мы просто бежим вперед паравоза🤷

Нуу,.. паровоз может лишь сказать, что тоже бежит из всех сил, но догнать местами непросто, да) 
Надеемся, что следующие главы пояснят больше, чем наши ремарки к уже написанному)

Отредактировано Happiness (2020-07-26 09:19:23)

Подпись автора

И это пройдет.

0

55

Роберт тоже расставил все точки, разве нет? Давайте вспомним их прощание в 89. Она — «ты мой последний бунт», он — «не попадайся мне на глаза, видеть тебя не хочу». Они всё друг другу высказали предельно ясно. Кроме того, уезжая, он был с другой женщиной.
Поэтому

Эту другую женщину я упустила, ведь

61888,182 написал(а):

Отступления от канона:
После того, как в 90-м году Иден сделала выбор в пользу семьи, Роберт уехал из города, и больше о нём никто из её окружения не слышал.

Значит, в вашей версии Келли ролли были? Если ролли были, то наверное, да.
И все же зная, что Роберт уехал, не думаю, что в этой реальности было письмо Роберта о Келли, Келли убеждена, что Роберт любил Иден и уехал. Так что вот оно. Ищи его, едь к нему, говори, что любишь и что вот он тот  единственный и была не была. Пусть к черту пошлет, но потом к сердцу прижмет )

61963,182 написал(а):

С Крузом — ВЛ , где все четко, понятно и социально одобряемо

В период Керка особо одобряемо не было )

61964,182 написал(а):

Надеемся, что следующие главы пояснят больше, чем наши ремарки к уже написанному)

Ждем

61963,182 написал(а):

все четко, понятно и социально одобряемо

Что нравится мне в Келли, в любом воплощении, для нее вперед были ее чувства,  а уж соц.одобрение дело десятое. Она шла против течения к цели всегда. Будь то Джо, Роберт, Куинн, Круз.

Подпись автора

- Знаешь, Кости, ты можешь любить много людей в этом мире, но есть единственный человек, кого любишь больше всех.
- А как понять, кого ты любишь больше, когда запутался в химических посланиях, которые путешествуют по всей лимбической системе?
- Ты просто знаешь.
- Что если ты дашь этому человеку уйти?
- Этот человек никуда не уйдет.

0

56

В общем, что сказать)

61965,15 написал(а):

Так что вот оно. Ищи его, едь к нему, говори, что любишь и что вот он тот  единственный и была не была. Пусть к черту пошлет, но потом к сердцу прижмет )

Мы правда не знаем, как еще обозначить, почему люди в принципе способны сомневаться в чувствах друг друга, что для этого было достаточно внутренних причин  у них обоих.  Как могли, подробно пояснили выше и расписали в тексте.
Ходить по кругу смысла нет, сойдемся на том, что по -разному смотрим на эту жизненную ситуацию.
Вариант - она собрала чемоданы, получив заветную бумажку о разводе со штампом и подписью,  и побежала на поиски,  в данном случае мы не видим, исходя из нашего понимания образов и предлагаемых обстоятельств.

Значит, в вашей версии Келли ролли были?

В фике сохранены события до отъезда, потом он уехал и не давал о себе знать.
Небольшая отсылка есть в тексте, мысли Иден «сам связался с Келли, потом с Адрианой, кто следующий - моя мама?!», впрочем, на сюжет никак не влияющая.
У внимательных читателей такие вопросы возникать не должны :rolleyes:

По поводу Келли ничего не комментируем, эта другая героиня, она в ситуации Иден никогда не была и жизнь ее не проживала. Поэтому, сказать, как повела бы себя она в аналогичной ситуации, тоже на 100% сложно.

Отредактировано Happiness (2020-07-26 16:02:28)

Подпись автора

И это пройдет.

0

57

Он выдохнул, постоял несколько секунд неподвижно, потом оставил свой бокал на столике рядом с её и занял дверной проём между гостиной и спальней, уменьшив количество попадающего в комнату света.
Ему нужно было знать, с кем она говорит в такой час. Он должен был знать - сразу. И сразу, без лишних вопросов, только одним своим присутствием хотел дать ей понять, что теперь она - его.
«- Привет, милая. Как ты? Я сказал жене, что уезжаю в клуб на все выходные, и она была не против, так что я полностью твой. Как насчёт того, чтобы поехать в наш домик на побережье?»
- Нет, в эти выходные точно нет. Я же писала, что уезжаю.
«- О, черт, прости, я совершенно забыл. Замотался на работе, так что... Ну, ты понимаешь... Хочешь, чтобы я приехал к тебе? Где ты сейчас?»
- В Европе. И здесь сейчас ночь.
«- О, детка, прости, что разбудил! Может, я смогу тебя встретить и загладить вину? Когда ты возвращаешься?»
- Да, разбудил и... Поговорим лучше потом, ладно? Пока.
Он подождал, пока она нажмёт «отбой» и опустит телефон.
Лёгкий укол ревности заставил его сделать усилие над собой, чтобы не вдаваться в детали.
- Это твой любовник?
Она почему-то замешкалась, смутилась и не сразу подняла на него взгляд.
- Вроде того.
- Почему ты не сказала, что ты со мной?
Он приблизился - медленно, и снова коснулся ладонью её щеки.
Она усмехнулась - его самонадеянности. И в то же время ей это льстило. Он произнёс это так однозначно, словно всё было уже решено. Заявил свои права на неё - сразу, безоговорочно. Как будто один его поцелуй мог перечеркнуть - и перечеркнул - всех остальных мужчин в её жизни.
- Завтра скажу, - шепнула она, глядя на его подбородок и - ниже, на расстёгнутый ворот рубашки и впадинку у основания шеи - такую вызывающе-соблазнительную, что хотелось провести по ней подушечкой пальца, а потом скользнуть ладонью под рубашку - вдоль ключицы. А потом наблюдать, как паутинка её волос опутывает его плечо.
Он следил за её взглядом и её неровным дыханием, и даже не пытался выровнять своё. Склонился к ней ещё ближе - почти касаясь носом её носа.
- Обещаешь?
Она кокетливо улыбнулась и многозначительно проговорила:
- Если завтра я всё ещё буду с тобой.
- Уже завтра, - напомнил он, мягко лаская пальцем уголок её губ.
- Роберт, прошу тебя... - слабо запротестовала она, ощущая на лице тепло его дыхания и - едва могла дышать сама.
- Не говори, что ничего ко мне не чувствуешь.
Она уже забыла, что всё может быть так. Представлять его рядом, вспоминать о нём оказалось и вполовину не так волнующе, как - видеть его, ощущать каждой клеточкой тела его близость, ощущать, как кружится голова, как пол качается и плывёт под ногами, как заходится сердце от стука, готовое вот-вот замереть от восторга и трепета перед ним... Она не ожидала, что это всё ещё возможно - для неё.
- Я бы не смогла, если бы и захотела...
Он вновь дотронулся губами до её губ - сначала робко, будто проверяя реакцию или боясь испугать её силой проявления чувств, потом - убедившись, что она отвечает - увереннее.
Она ни о чём не мечтала так, как о его поцелуях. Даже близость с ним казалась лишь естественным продолжением слияния губ.
И всё же она его оттолкнула. Не сильно - только слегка. И этого было достаточно.
- Роберт, мы всё ещё не знаем, где Адриана. Я... не могу так.
- Я уверен, с ней всё в порядке.
Он держал в ладонях её лицо и нежными поглаживаниями призывал посмотреть на него. И она не смотрела, зная, что утонет в тёмной глубине его глаз. Если только нырнёт - то не выплывет.
Если бы он сказал сейчас, что между ним и её девочкой ничего нет и не было, она бы поверила и - разрешила себе его. Упоительную сладость его поцелуев, волшебство его прикосновений,  опьяняющую близость его тела.
Но сам он не говорил, а задать прямой вопрос она боялась. Знала, что он не сможет солгать ей, а принять их связь не сможет она.
- Прости. Даже если бы она мирно спала в квартире, всё равно наши отношения были бы неправильными. Она любит тебя.
«Пожалуйста, скажи, что ничего не было. Убеди меня...»
- Нет-нет-нет, это не так, Иден. Это и был её план.
- Какой план, что ты имеешь в виду? - она отвернулась, чтобы он не увидел отчаяние на её лице и поверил, что она правда не понимает.
- Иден... Послушай. Я не знаю, как, но она как-то узнала о нас. И придумала всю эту историю, чтобы сделать тебе больно. Понимаешь?
- Как ты можешь так говорить?! Она моя дочь! Да, наши отношения далеки от идеальных, но она бы не стала связываться с тобой назло мне. Она даже не знает, кто ты!
- Может, стоило рассказать? - осторожно предположил он, и вопрос прозвучал вполне искренне.
- Что я должна была рассказать, по-твоему? «Вот, дорогая, видишь, этот человек на обложке «TIME» - это тот самый, чувства к которому твой отец не смог мне простить»?
Он не сразу нашёл, что ответить. Воспоминания выбросили его обратно в восемьдесят девятый, когда их любовь вспыхнула и разгорелась с новой силой. И когда она выбрала не его.
Он злился на неё, на себя, на весь мир.
Он не знал, что делать. Не хотел жить без неё, и не мог заставить её быть с ним.
- Почему ты не ушла ко мне? - наконец, спросил он хрипло.
Сейчас её ответ уже не мог ничего изменить - нельзя было вернуться назад и исправить всё, переписать этот чёртов сценарий, сказать ей другие слова, схватить в охапку и не отпускать никогда, - но он всё равно хотел знать это.
Она и сама хотела бы знать.
- Я думала, что справлюсь, - проговорила она отстранённо - будто смотрела на себя в том времени и ненавидела за тот малодушный выбор. - Что мы с Крузом справимся. Что просто нужно время, для того, чтобы всё вернулось на места и стало, как было. Но время шло, и ничего не менялось. Мне снились сны. Я называла тебя по имени. В последний раз это было не во сне.

Подпись автора

И это пройдет.

+1

58

«Два бокала вина кружили ей голову. Один был бы идеален для создания приподнятого настроения, а два уже будоражили её воображение и - пробуждали желание. В последнее время это случалось с ней всё реже и реже, но сегодня действительно был повод, и этот второй бокал Шардоне сыграл с ней злую шутку.
Она сама была инициатором. Сама спровоцировала - умудряясь избегать поцелуев в губы. Устремлялась к нему навстречу и - будто качалась на волнах в такт его ритмичным движениям. Комкала в кулаках подушку, сжимая пальцы, словно боялась оторваться от земли, и в пылу страсти не старалась сдерживать стоны. А потом вдруг - на самом пике - горячо прошептала его имя.
- Роберт!..
Голова по-прежнему кружилась, и даже уголки подушки, сжатые в побелевших пальцах, не спасали.
Он отстранился и, бросив на ходу: «С меня хватит», хлопнул дверью ванной.
А, когда вышел, сказал, что подаст на развод.
- Пожалуйста, не говори так. - Она ждала его, запахнувшись в подаренный им когда-то шёлковый пеньюар от комбинации - в смутной надежде на то, что это сможет его хоть немного разжалобить. - Мы же... мы же только решили ещё раз попробовать!
- К чёрту, Иден! С меня довольно! Я сыт по горло твоими попытками, твоими обещаниями и твоим Барром! Какого чёрта ты к нему не ушла?! О, Боже!
Она взволнованно закусила губу. Если бы это касалось только их двоих и могло всё изменить, она бы предпочла провалиться от стыда и отчаяния. Но дети сегодня были так счастливы, что он впервые за долгое время остался дома, и утром они наверняка прибегут, чтобы всем вместе поваляться в кровати, и ей придётся сочинять отговорки, объясняя, куда опять подевался их отец.
- Круз, послушай, я знаю, что всё это выглядит плохо, я сама не знаю, как это вышло... и на твоём месте я, разумеется, испытывала бы то же самое... Пожалуйста, прости...
От её лживых извинений его коробило и мерзко сводило желудок.
- Довольно! Лучше молчи! Ни слова больше! Не надо делать из меня идиота! Я и так слишком долго терпел унижения, твои слёзы и твоего мистера Барра в нашей семье! Даже не знаю, кто из вас двоих мне противнее.
Он стремительно натягивал джинсы, резкими движениями расправлял манжеты рубашки и - избегал смотреть на неё. Всё в нём клокотало от гнева, и он боялся, что вот-вот сорвётся, не выдержит, слетит с катушек. Ярость затмевала разум, он представлял, как трясёт её за плечи, швыряет обратно на кровать - чтобы не стояла на пути, или, и того хуже - хлёстко, тягуче бьёт наотмашь.
- Пожалуйста, не уходи... - попросила она, снова робко шагнув в его сторону - и не веря, что он удовлетворит её просьбу. Однако не попытаться она не могла.
Лгунья, устроила здесь дешёвый театр! А он, как последний дурак, пошёл у неё на поводу, повёлся на уловки, почти поверил что эта острая, обнадёживающая нежность - для него!
Что же ему досталось на самом деле? Его собственные догадки, так упорно ей отрицаемые, оказались единственной правдой - обжигающей, унизительной и не оставляющей больше никаких вариантов, кроме одного.
Неимоверным усилием воли он сдержался, чтобы не тронуть её. Как бы ни было ему плохо - из-за неё, он не мог позволить себе потерять лицо. Иначе он перестал бы себя уважать.
Все те качества, которыми он по праву мог гордиться - самообладание, порядочность, чувство собственного достоинства - сыграли ему на руку в самой катастрофической и разрушительной ситуации в его жизни, когда он был на волоске от того, чтобы потерять контроль от пугающей ярости и немыслимой боли.»

Воспоминание всколыхнуло в ней давно утихшее чувство стыда и разочарования. Все их бесконечные ссоры, претензии, упрёки выливались в череду его уходов и возвращений. Ему нравилось, когда она унижалась и просила его вернуться, и со временем это превратилось в игру, прервать которую казалось так же мучительно, как и продолжать раунд.
Её бы устроило, если бы он оставался ночевать в соседней спальне, просто как друг, как отец их детей, но ему эта перспектива показалась бы оскорбительной. Она и просила его вернуться из-за детей, но это никогда не казалось ему достаточно весомым аргументом.
Стена непонимания и осуждения, возникшая между ними по мере пробуждения её воспоминаний о Роберте, в какой-то момент обрушилась, расшатав почву под ногами, и разверзлась в пропасть  отчуждения и неприятия.

- Это было безумие. Наваждение. Я так хотела принадлежать тебе. Круз много раз повторял, что мне нужно было переспать с тобой, чтобы успокоиться. Но я знала, что дело не только в этом. Мне мало было просто переспать. Мне и сейчас этого будет мало.
- Иден... - он облизнул от волнения губы, не зная, как подступиться к ней. - Не представляю, что заставило думать тебя так, но я никогда не предлагал тебе только секс. Ни тогда, ни сейчас.
Она отдернулась.
Старые затянувшиеся раны не выдержали вмешательства и вновь начали кровоточить.
- А что ты предлагал? Какой-то план действий, или, может, хотя бы одну конкретную идею? Ты вспомнишь хоть какую-то формулировку? Ну? Постарайся. Всё ещё нет? Знаешь, почему? Потому что ничего не было. Да и сейчас нет.
- О чём ты? Я хотел, чтобы ты была со мной! Всегда! С той минуты, как увидел тебя впервые.
- И это весь твой план? Ты хочешь, а я всякий раз должна бросить всё, что у меня есть - отца, мужа, дочь - ради призрачного шанса быть с тобой?
- Если я и жду решения от тебя, то только лишь потому, что ты не даёшь мне самому права решать. Я слишком уважаю тебя, чтобы принуждать к чему бы то ни было! Я готов бросить всё, что у меня есть, в любую минуту, только попроси.
- Это потому, что тебе нечего терять. Что у тебя есть? Оглянись!
- Мне нужна только ты. Даже когда у меня было всё, без тебя это не имело смысла. Ты - единственное, чем я по-настоящему дорожу, что боюсь потерять и всякий раз теряю!
- И это всё? Всё, на что ты способен? Заявить о своём желании и ждать, пока я всё устрою?
- Что ты от меня хочешь? Просто скажи. Скажи, и я всё сделаю.
Она молчала. Стояла, отвернувшись к тёмному окну, прикладывая ко лбу ладонь, как при жаре.
Тысячи подавленных, спрятанных в самых потаённых уголках души обид, горьких слёз, напрасных надежд стояли у неё в горле, и ни одну она не решалась озвучить.

Отредактировано Scout (2020-07-28 00:31:36)

+2

59

- Иден. - Он развернул её к себе. - Я не успел должным образом подготовиться, потому что не знал, что встречу тебя. Но это не значит, что я не ждал этой встречи. Я мечтал увидеть тебя всё время. Не было ни дня в моей жизни, чтобы я не вспоминал тебя. Я ждал тебя. Представлял, как мы встретимся снова и больше уже не расстанемся. Слишком много времени мы упустили безвозвратно, и я не хочу больше терять ни минуты. Я хочу быть с тобой.
Его слова обжигали ей сердце. От этих признаний, так долго остававшихся на уровне ощущений глубоко в подсознании, и, наконец, получивших возможность быть облечёнными в эмоциональные фразы, её словно повело - несмотря на все старательные попытки сохранить холодность, самообладание и рассудок.
Он видел, как её лихорадит просто от его присутствия рядом, как дёргают её невыплеснутые и невысказанные чувства, и, несмотря на это - договорил до конца.
- Выходи за меня. Пожалуйста. Скажи, что ты будешь моей женой.
Она выдохнула - не зная, как пережила это. Покачала головой - с привычным отрицанием, поражаясь его наивности и полному непониманию того, что она пыталась до него донести.
Его предложение было бы лестным и - в то же время - само собой разумеющимся, если бы не все эти отягчающие обстоятельства, при которых оно было сделано.
- Ты сумасшедший. - Она отстранилась, потёрла лоб и демонстративно усмехнулась, хотя ей было вовсе не смешно. - По-твоему, это разом решит все проблемы?! Адриана найдётся и перестанет любить тебя, стоит только мне сказать «да»?!
Её реакция его возмутила.
- По-моему, это вообще не проблемы! Это отговорки, которые ты придумываешь, чтобы создать видимость сложностей! Она не ребёнок! Она всё подстроила - нашла меня, вызвала тебя, чтобы столкнуть нас, посмотреть на произведённый эффект и наврать тебе про любовь и замужество! А потом эффектно исчезла, выставив себя жертвой, зная, что ты места себе не найдёшь, пока она там танцует до упаду и хлещет текилу!
- Ты говоришь о моей дочери!
- Я знаю, о ком я говорю! И, выходит, я знаю её куда лучше, чем ты!
- Замолчи. Ты ничего не знаешь. Ни о ней, ни обо мне. Всё, на что ты способен - красивые слова и эффектные жесты, за которыми одна пустота. Не сомневаюсь, что ты нарочно вскружил ей голову, как и мне в своё время. Больше я не куплюсь на это и ей не позволю.
Она словно специально придумывала всю эту чушь, тщательно подбирая слова, чтобы как следует разозлить его. Уколоть побольнее, вернув тем самым многолетнюю боль, которую не могла простить ни ему, ни себе.
- Красивые слова?! Так ты называешь признания в любви или, может, предложение руки и сердца? Если на то пошло, то от тебя я и слов не слышал! Одни вздохи в сторону Круза, искусно имитирующие любовь!
- А что я должна была говорить?! Что люблю тебя?!
- Да, чёрт возьми, хотя бы для разнообразия!
- Может, разница в том, что для меня это не просто слова. Это обещание! И ответственность! Перед собой, перед тобой и перед всеми. Это ты бросаешься признаниями направо и налево! Ты любишь меня, и Адриану, и всех своих жён!
- А ты по-прежнему любишь Круза, всё так же стоя рядом со мной. Может, вернёшься к нему, на радость своей семье? Или всё же попробуешь быть честной с самой собой? - она не нашлась, что ответить сразу, или даже не захотела отвечать, и он с рвением продолжил. - Нет? Ну, тогда, если снова повезёт, и мы оба будем ещё живы, можем встретиться лет через двадцать. Вдруг что-то всё же изменится к тому времени, и между нами не окажется других неудобств, кроме зубных протезов и виагры!
Она помолчала. Покачала головой - своим мыслям и, наконец, проговорила.
- Это жестоко. Пафосно и унизительно. И какой... честности ты ждёшь от меня в ответ?
Его прошлая тирада помогла ему выпустить пар, и теперь он ответил гораздо более сдержанно.
- Любой, которой ты меня удостоишь. Я сделал, как ты хотела. Оставил тебя в покое и уехал. И снова сделаю так, как ты скажешь.
- Иными словами, ты умываешь руки? Предпочитаешь остаться в стороне, чтобы потом иметь возможность благородно и с достоинством принимать выпавшие на твою долю страдания? Интересная позиция. Счастья она, может, и не принесёт, но хоть не ты будешь во всём виноват. Хочешь честности? - она замолчала на пару секунд и, не дожидаясь ответа, произнесла. - Я любила тебя тогда и люблю сейчас. А теперь прими, пожалуйста, хоть какое-нибудь решение.
Он выдержал её взгляд и принял её вызов.
- Ты забыла добавить «не так, как Круза», без этого признание звучит недостаточно эффектно.
- С меня хватит, - покачав головой, обронила она и устремилась к двери. Попыталась обойти его, но он властно задержал её за руку. Не сильно, но уверенно.
- Иден, мы не закончили.
- Мне всё равно, - она дернулась, попробовав освободиться, и он безоговорочно отпустил её руку - лишь для того, чтобы взять в ладони её лицо.
- Скажи, что любишь меня. - Его пальцы снова касались её щеки, приподнимали голову, заставляя посмотреть на него. - Не швырни, как подачку, а скажи, как будто ты и правда меня любишь.
- Иначе что?
Она упорно смотрела вниз, из последних сил отрицая степень его воздействия и - неизбежность её признания.
Для неё это было равнозначно полной и безоговорочной капитуляции - и, хотя она давно приняла для себя своё поражение, выбросить белый флаг после того, как он крутил шашни с её дочерью, казалось невыносимым, немыслимым, противоестественным.
Она даже не была уверена, что когда-нибудь сможет забыть об этом.
Одновременно две острых противоположности разрывали её на части - жгучая ревность, досада и возмущение противостояли желанию любить его, вопреки всему, схватить его в охапку и зацеловать, засыпать горячими, бессвязными словами любви, - и она понимала, что ни на то, ни на другое не имеет морального права.
Само её присутствие здесь уже было аморально.
- Иначе продолжать диалог нет смысла. Ты говоришь об осознанности и ответственности, а сама не в состоянии разобраться в себе. Может, ты просто стыдишься своих чувств ко мне? - вдруг догадался он, меняясь в лице.
Она поджала губы и уверенно подняла подбородок.
- Мне нечего стыдиться. Я вступаю в отношения с людьми уместного возраста, и не флиртую с теми, кто годится мне в сыновья.
Теперь, наконец, ему открылась истинная причина.
- Ты и любовников так же ревнуешь или только меня? Хорошо, что мы давно не любовники. Это и делает меня особенным, да?
- Знаешь, во многом Круз ошибался, но насчёт тебя он всё же был прав. Ты не стоишь того, чтобы...
- Знаешь, интересно, что сказал бы Круз, узнай он о том, что ты влюблена в жениха его дочери.
- Мерзавец!
Хлёсткий звук пощёчины разрезал воздух. Не светской, не манерной, а остро болезненной и полной тех противоречивых чувств, которые она так тщательно сдерживала, и которые, наконец, нашли выход.

Отредактировано Happiness (2020-07-28 00:10:09)

Подпись автора

И это пройдет.

+2

60

Он будто ждал этого - или даже именно на это и рассчитывал, поэтому не попытался остановить её или хотя бы увернуться.
Ладонь горела. Внезапные слёзы - бессилия, обиды, гнева и осознания собственной слабости вдруг потекли по её щекам, и у неё больше не было сил, чтобы справиться с этим потоком.
Она отвернулась, пряча лицо и поспешно отирая мокрые щёки, но слёз, как назло,  становилось всё больше, и его чуткие руки с готовностью оказались рядом, мягко отводя её волосы, приподнимая подбородок, помогая промакивать солёные ручейки.
- Прости, прости меня... - исступленно повторял он шёпотом, продолжая обнимать её голову, целуя виски, лоб, пряди волос.
- Нет, - сдавленно произнесла она, вдруг перестав сопротивляться, и, будто не до конца осознавая происходящее, начала отзываться и отвечать на его поцелуи. - Я не хотела...  Я не должна была... - пальцы, оставившие пылающий след на его щеке, снова коснулись её - теперь нежно и бережно, сожалея о содеянном и желая загладить вину. - Я не то делаю, и совсем не то говорю... Я так по тебе скучала...
Никакие слова не смогли бы передать её бесконечную тоску по нему, как не могли они и выразить всю глубину и остроту её чувств, когда они раздевали друг друга и покрывали поцелуями разгорячённые тела, вспоминая наяву и радостно узнавая каждое очертание, каждый изгиб, вкус
и запах.
Он опустил её на постель, так и не разрешая себе до конца поверить в происходящее. В то, что она, наконец, с ним, в то, что дождался этого дня, в то, что их чувства по-прежнему сильны и взаимны.
Опасаясь, что она вот-вот снова оттолкнёт его или отстранится, он пытался себя контролировать, чтобы успеть среагировать на любой её жест. И потому каждый его поцелуй был как последний.
Он желал её так же страстно, как и всегда, как не желал - и не смог бы желать - ни одну другую женщину. Он упивался каждой секундой с ней - ощущением её пальцев в своих волосах, чувственностью её ладоней, скользящих по его спине вдоль позвоночника, её затуманенным страстью взглядом, мягкостью её губ, оставляющих влажные дорожки на его теле, порханием ресниц и горячим прерывистым дыханием на его животе и груди.
Ему хотелось овладеть ею как можно скорее, чтобы у неё уже не было шанса пойти на попятную, и - в то же время - остановить это фантастическое мгновение абсолютного счастья, когда она лежала, наконец, так близко, обвивая его и прижимаясь к нему всем телом, стонала от его ласк и задыхалась от блаженства.
Она была в его пульсе, в каждом вдохе и выдохе. Разливалась по венам опьяняющим пламенем.
Он как в бреду ловил её нежность, намеренно продлевая мгновения прелюдии, чтобы сполна насладиться её отдачей.
Он сходил с ума от неё - такой, и не позволял себе спешить - пока она сама не попросила. О том, чего так и не смогла разрешить себе много лет назад, в восемьдесят девятом, и потом без конца сожалела об этом.
Сердце её неистово колотилось в груди, словно ей в вену ввели какое-то дикое снадобье, с привкусом его имени на губах.
Она дрожала под ним, как в агонии, принимая его любовь и отдавая ему свою, сгорая в его жарких объятиях, сливаясь в поцелуях, и не зная, чего ей хочется больше - продлить эту сладкую муку его присутствия внутри, понимая разумом и ощущая каждым атомом, что теперь это - он, или взорваться фейерверком, рассыпаться на тысячи искр и раствориться в нём до конца.

Когда она заснула, измождённая и счастливая, на его груди, в окне уже брезжил рассвет.
Он же, словно находясь в каком-то другом измерении, и потому не в силах больше пошевелиться, некоторое время ещё слушал её дыхание, а потом тоже провалился в забытье, и впервые за долгое время оно не было тягостным.

+2


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » I will be your song (In memory of Roscoe Born)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC