Сериалы и нечто иное

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ завершенные » Тайна заброшенного подземелья


Тайна заброшенного подземелья

Сообщений 1 страница 10 из 127

1

Пусть тоже тут будет. Для коллекции. :rolleyes:
История Рыцарей (вся) с моими дорисовками.
Фанфик написан от лица Дерека и Итана. На ТС я его выкладывала по главам. Сейчас, наверное, буду так: сообщение- Дерек, сообщение - Итан. Так проще. И отправлять, и читать. Хотя, наверное, все, кто хотели, уже читали его на ТС.
Да, и еще! Если кто будет в первый раз фанфик просматривать... На хамство в адрес Крейги внимания не обращайте! Это я от имени Дерека обзывалась, а сама так не думаю!
Фанфик длинный, за один день не выложу. И вряд ли отредактирую. Поэтому пусть будет такой, как на ТС...
http://s8.uploads.ru/t/YFmap.jpg
Выложила весь. Уфф! http://s9.rimg.info/d4fb3558814696e46764b0443b84c70a.gif

Отредактировано ladyteen (2019-11-15 15:24:35)

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

+1

2

Итан и Дерек - встреча через 20 лет разлуки
Итан
Как душа чувствовала, не стоит мне возвращаться в родной город! Но, видимо, против судьбы мы бессильны...
Год назад, на момент приезда в Санта Барбару, мне было 29 лет, пять из которых я был счастливо женат на Лауре Симмонс, сексапильной блондинке с амбициями и очень коварным характером. Впрочем, о ее коварстве я не догадывался. До поры, до времени. Я работал в прокуратуре, был на очень хорошем счету, хотел перевестись в Калифорнию... и вдруг, словно по заказу,  подвернулась ставка окружного прокурора в Санта Барбаре. Сначала я обрадовался. Повышение на работе, курортный город на берегу океана и все такое... а потом ночью мне приснился кошмар… почти триллер, похожий на воспоминание из моего детства.
Я был в туннеле, где погибла моя знакомая девочка, Кассандра. Мы - четверо мальчишек – по-прежнему помнили ее, любили, как сестренку… Каждый из нас принес ей по цветку – серебристые розочки, светлые и нежные, какой была она сама…
И тут случился обвал.
Земля и камни посыпались на нас, отрезая путь к спасительному выходу из туннеля  в подвал сиротского приюта. Ближе всех к двери стоял Стивен, возможно, у него еще оставался какой-то шанс, а мы, трое,  попали, практически, безнадежно. Я видел, как засыпало моих друзей, я тащил их из завала, и знал, что в следующий момент засыплет и меня тоже.
Я знал, что погибну.
Но не мог их бросить. Ни за что…
Одного из ребят - Крейга - мне удалось кое-как выцарапать из груды камней, я отшвырнул его к двери и стал спасать второго! И у меня даже получилось! Но тот, выбираясь, потерял равновесие и, падая, сбил меня с ног. В следующее мгновение нас обоих накрыло бесчисленными обломками и камнями, похоронив заживо. Прямо как клялись друг другу, мы теперь будем вместе навсегда…
Наступила темнота...
Вот и конец…
Но ведь я еще жив? Я дышу, могу шевелиться? А он?
- Дерек! - позвал я и проснулся.
Все в порядке, это сон, просто сон, всего лишь сон.
Но интуиция мне подсказывала: что-то не так.
Первым моим желанием было позвонить парню, с которым в моем кошмаре погибали вместе. Но, поразмыслив, я отказался от этой идеи. У него своя жизнь, у меня своя. Я помнил его одиннадцатилетним ребенком, а что я знал о нем взрослом? У него всё такие же пронзительные черные глаза, очаровательнейшая улыбка, и он живет во Франции. Не слишком подробная информация, верно?
И что бы я ему сказал? Я представил себе этот разговор:
«- Привет, Дерек.
- Привет, Итан.
- Как жизнь?
- Спасибо, неплохо. У тебя как?
- Нормально. Я возвращаюсь в Санта Барбару.
- Ого! А ты помнишь, что в следующем году 20 лет со смерти Кэсси? Надо будет встретиться... ну, ты понимаешь. Пока ее убийца не найден, мы не можем быть спокойны.
- Дерек, я все помню. Не надо об этом.
- Хорошо, хорошо. Как твоя прелестная жена?
- Отлично. А ты? Все еще не женился?
- Нет. Это не для меня. Я всегда один.
- Рад был тебя слышать. Не пропадай.
- Ничего не могу обещать. Но я тоже рад тебя слышать».
Все наши немногочисленные диалоги были похожи один на другой.  Для Дерека не существовало другой животрепещущей темы, кроме Кэсси. Кроме этого, он задавал вежливые дежурные вопросы, но ему было откровенно наплевать на мои ответы.
Впрочем, я его понимал.
История с Кэсси оставила незаживающий след в душе каждого из нас, четырех ее друзей.
Нам, четверым мальчишкам, было по 11 лет. Ей, малышке, которую мы любили, как сестренку, всего 6. Она была прехорошенькой и уже тогда умела произвести впечатление. Ее взяла самая богатая семья в городе, семья Кэпвеллов. Мы не понимали, зачем им еще приемный ребенок, если и так много своих: Мейсон, Ченнинг, Иден, Келли и крошечный Тэд. Но, как бы то ни было, ее взяли пожить, а потом удочерили официально. Все думали, ей повезло. А сама Кэсси была и рада, и нет – она боялась ревнующего подростка Мейсона, всегда сердитого садовника Фрэнка Прессмана…
К тому же наша маленькая сестричка скучала по нам.
Но эту проблему решили быстро.
В подвале приюта мы давным-давно обнаружили подземный ход, из которого можно было выйти на желанную бесконтрольную свободу.
По счастливому совпадению, один из выходов подземного хода был неподалеку от дома Кэпвеллов. Мы стали ходить туда на встречи к Кэсси.
Однажды мы так же пробирались к ней. Стояла ночь. Мы уже почти пришли, когда услышали голоса. В туннеле кто-то был, кроме нас, там кто-то ссорился!. Мы притихли. Потом где-то что-то застучало… Заскрипели прогнившие деревянные балки, посыпались камни… Мы хотели убежать, но тут Крейг воскликнул: «Что это? Слушайте!» И сразу раздался душераздирающий девичий крик… Господи, даже сейчас у меня бегут мурашки, когда я думаю об этом. За первым криком последовал другой,  туннель рушился, а она все кричала и кричала… Мы не знали, бежать к ней или прочь, пока нас не засыпало! Впрочем, все произошло очень быстро. Нас чуть не придавило, мне тогда сильно повредило ногу, но мои мальчишки помогли выбраться. Мы побежали к Кэсси, думая, что она так же застряла.
Кэсси не было.
Только возвышалась груда камней от пола до верха туннеля.
Мы попробовали разобрать ее. Я не знаю, сколько времени мы разгребали камни и обломки деревянных перекрытий, пока до нас дошло, что Кэсси давно молчит…
Мы поняли, что она замолчала навечно.
И в этом был виноват тот, с кем она ссорилась, когда начался обвал.
Конечно, стоило позвать взрослых. Но мы боялись. Если бы стало известно, что мы ходим в этот туннель, если бы открылись все наши подростковые страшные тайны…  страшно даже представить, что бы с нами было.
Вскоре Дерек предложил нам организовать тайное общество, братство, в память о Кэсси. Целью создания тайного общества должна была стать месть злодею, из-за которого погибла маленькая, добрая, светлая девочка.
Мы поклялись в верности друг другу и нашей погибшей сестричке. Мы все хотели, чтобы неизвестный злодей ответил за ее гибель.
Прошло много времени. Мы повзрослели, у троих из нас появились какие-то другие интересы, другая жизнь. А Дерек словно застрял на своих детских впечатлениях и планах. Поиск убийцы Кэсси с последующим неотвратимым возмездием стали смыслом его жизни, его сверхценной идеей. Должно быть, это очень тяжело, когда дышишь только за тем, чтобы кто-то перестал дышать.
Я понимал его, но не разделял эту зацикленность.
Для меня Дерек, Стивен и Крейг были дороги ничуть не меньше, чем память о Кэсси. И они живые, с ними можно видеться, общаться.  Мы могли бы найти много общего между собой, даже без упоминания нашего прошлого. Но нет... Парни старались не пересекаться друг с другом и со мной.
У каждого сложилась своя, отдельная от других, жизнь, о которой мне было известно лишь самое основное. Стивен стал кинорежиссером. Крейг связался с мафией и, кажется, работал с отелями и казино  в Лас Вегасе. Дерек... много лет я ничего о нем толком не знал. В восемнадцать лет он попал в тюрьму за мошенничество, потом вышел оттуда и почти сразу стал миллионером, носился по всему миру без определенной цели, долго жил во Франции, кажется, у него теперь французское гражданство... Согласно недавней информации из СМИ, Дерек пожертвовал 25 миллионов на благотворительность, вроде бы, все свое состояние, и перебрался в Канаду. Короче, своеобразная личность.
"Нет, наверное, парни тут ни при чем. Просто душа не лежит возвращаться в родной город" - решил я.
А потом забил на все предчувствия и перевелся в Санта Барбару.
И это стало концом моей семейной жизни. Не зря снилось, что я гибну.
Там Лаура сразу встретила Майкла Доналли, бывшую свою любовь, и возобновила с ним отношения у меня за спиной. И это еще не всё… Она совершила убийство. Конечно, человека, застреленного моей супругой, можно назвать жертвой с большой натяжкой, это был наркоделец, похититель детей, да что уж там -  из-за него в свое время погиб маленький сыночек Лауры. Но факт остается фактом, женщина, которую я считал идеальной, смогла лишить жизни человеческое существо.
Я об этом узнал не сразу.
Сначала она молчала, как пленный партизан, предоставив мне и Майклу возможность подозревать друг друга. Позволив нам  безумно грызться между собой, словно псы, не поделившие самку.
Но в какой-то момент ситуация вышла из-под ее контроля. По стечению обстоятельств Лаура попала в реанимацию, и, думая, что умирает, рассказала мне обо всех своих похождениях.
Ну, разве я мог позволить подвергнуть ее уголовному преследованию?
Я выбросил пистолет, находящийся в комнате вещественных доказательств, и уничтожил многие материалы дела. Грубо, но на более изящные комбинации не было ни сил, ни времени.
Так, я, почти всю сознательную жизнь старавшийся быть честным и играть по правилам, стал настоящим преступником.
А через какое-то время выяснилось, что  сделал это ради коварной и вероломной женщины, которая любила не меня, а связанное со мной положение в обществе...
Постепенно мои отношения с Лаурой изменились. Каждый из нас не мог забыть о происшедшем. Мы все время думали только об этом...
Мне казалось, что я любил Лауру, но теперь понимаю, что это была только привязанность. Узнав, что уже во время нашего брака она спала с Майклом, я не мог заставить себя забыть об этом.  Я ушел жить в другую комнату. При каждом поцелуе, при каждом намеке на близость, я думал, как у нее это было с ним... Да, к моему стыду, я не смог ее простить.
Потом на какой-то светской вечеринке она встретила свою подружку детства, Джину, и та, конечно, познакомилась со мной... Джина была прямой противоположностью Лауре, веселая, непосредственная, самостоятельная. Я потерял голову, влюбился в нее, хотел развестись. И тут Лаура сообщила мне, что беременна.
В общем, жизнь после возвращения в родной город оказалась, как в сказке, чем дальше, тем страшнее...

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

+1

3

Дерек
Все началось с того, что приближался памятный день - 20 лет со дня гибели Кэсси.
На протяжении этих двадцати лет меня стабильно мучили кошмары, днем и ночью я помнил, как мы с ребятами играли в туннеле, когда вдруг раздался ее крик... мы побежали к ней, но случился обвал, отрезавший ее от нас, и Кэсси навсегда осталась погребена там...
Почему она так кричала? Кто и что ей сделал? Кто ее убил? Была ли она мертва, когда камни засыпали ее?
Я не мог думать об этом... и не мог выбросить это из головы...
Что бы со мной ни происходило, я не забывал ЭТО ни на минуту.
Жизнь шла своим чередом. Из одиннадцатилетних подростков мы стали взрослыми мужиками... прошу прощения, взрослыми мужчинами, конечно. Нас раскидало по всей Америке.
Наш умник - Итан - стал окружным прокурором Санта Барбары. Мы почти не общались с тех пор, как его усыновила семья бывшего губернатора Калифорнии Патрика Эшера.
Мечтательный, но практичный Стивен Слэйд теперь кинорежиссер, он живет в Лос Анжелесе, но все время торчит в Голливуде. С ним мы немножко перезванивались. Как-то он рассказал, что хочет снять фильм про свою жизнь, в том числе, про нас. Я на тот момент еще не успел избавиться от своих миллионов, и дал ему денег на съемки.
С третьим моим другом детства - обаятельным гангстером Крейгом Хантом - мы виделись неоднократно. Он не очень умен, но зато с ним весело, хоть в огне, хоть в воде. И... не знаю, почему, но он вызывал у меня самые сильные чувства из всех троих. Может, из-за своей неустроенности? Со мной он узнал хотя бы элементы красивой жизни. А так... как был беспризорником, так и вырос в бандита из подворотни...
Мы, все четверо, очень разные. Но нас связывало общее прошлое, желание отомстить за убийство Кэсси и клятва верности друг другу.
Об этой клятве можно рассказать чуть поподробнее.
Все началось, когда нам было по 10 лет. Итан шел в библиотеку по каким-то своим делам. Я пошел с ним. Во-первых, просто захотелось. Во-вторых, чтобы к нему никто не приставал. Итан, со своим видом ботаника и чересчур правильным поведением, давно стал бы постоянной жертвой ребят в школе и в приюте, но мне он чем-то нравился, поэтому любой, кто косо посмотрит на Итана, получал по шее от меня и моих дружков - Стива и Крейги. В тот день остальные были чем-то заняты, и мы с нашим тихоней отличником ходили вдвоем.
В читальном зале стояла солнечная, пыльная тишина. Я с тоской посмотрел в окно и спросил:
- И что, мы здесь надолго?
Итан поправил очки и серьезно прошептал:
- Во-первых, здесь болтать нельзя. Во-вторых, мы только пришли, не знаю, на час-полтора точно. В-третьих, возьми себе пока что-нибудь интересное почитать. Посмотри на полках.
Я внял его совету и пошел искать что-нибудь интересное. Мое внимание привлекла старая потрепанная книга, на которой был изображен рыцарь с мечом. Это оказалась легенда о рыцарях Круглого стола, о короле Артуре, о волшебном мече  Эскалибуре, волшебнике Мерлине, леди Гиневре... Итан с трудом смог вернуть меня в окружающую действительность, я зачитался так, что не слышал, как он меня звал.
- Возьми такую книжечку  с собой, она есть на абонементе, - улыбаясь, сказала мне библиотекарь.
С этого дня для меня реальность переменилась. Я бредил рыцарями сам, и заразил ими своих друзей. Мы даже нашли настоящий круглый стол - старый журнальный столик, и притащили его в свою штаб - квартиру, в подвале сиротского приюта, где мы росли... Я был Королем Артуром, парни - его верными вассалами  - рыцарями, девочка, которую мы все четверо считали сестренкой, Кэсси, - Гиневрой.
А потом Кэсси погибла...
После этого, в одну темную ночь, в темном-темном подвале, откуда можно было проникнуть в подземный туннель, где навсегда осталась Кэсси, мы с ребятами поклялись друг другу в вечной верности.
"Друзья навеки! Друзья на всю жизнь! Братья в несчастье и в радости!"
Мы решили во что бы то ни стало найти убийцу Кэсси и заставить его заплатить за ее гибель.
Мы действительно были как родные между собой. Заботились друг о друге, доверяли друг другу.
А потом все стало стремительно меняться.
Итана усыновили мистер и миссис Эшер. Это произошло резко и внезапно, не так, как должно быть. Обычно, когда кто-то приходил в приют подобрать себе дитя, нас всех выстраивали, как на школьной линейке, потенциальные усыновители  имели возможность посмотреть, выбрать внешне приглянувшегося ребенка, потом брали его на выходные к себе, общались, знакомились… И либо возвращали назад, либо оставляли себе и оформляли усыновление официально.
Уж я-то знаю, меня сколько раз так брали. А потом стабильно отдавали назад. Ни с кем из предполагаемых приемных родителей мы не сошлись характерами.  Наверное, потому, что если  кто-то хочет со мной сблизиться, я сначала почти бессознательно проверяю его чувства на прочность – веду себя отвратительно. Они и не выдерживали. Эта ужасная привычка сохранилась у меня на всю жизнь. Только несколько человек смогли выдержать такую проверку… Короче, у меня не было и нет иной семьи, кроме трех названых братишек.
Но вернусь к истории об усыновлении Итана.
Нас предупредили, что очень хорошая семья хочет себе ребенка, желательно, мальчика, причем не совсем малыша, а подростка младшего возраста. Получается, скорее всего, выбирать должны были из нас четверых.
Мы думали, будет стандартная процедура, и с интересом ждали эту семью, болтали между собой, фантазируя, какие они будут, и как с нами познакомятся. Каждый из нас даже в душе досочинял, что если возьмут именно его, он найдет способ подружить приемных родителей с нами, а там, чем черт не шутит, может, возьмут еще хотя бы одного… А может, даже всех… Такую откровенную фантазию мы не озвучивали, понимая, насколько она не реальна.
Но реальность оказалась совсем ужасной.
В один теплый летний вечер мы играли в комнате, когда одна из воспитательниц зашла и позвала Итана. Она сказала, что приехал шофер той семьи, взяла нашего братишку за руку и куда-то увела …
Больше мы его не видели, и, как потом рассказал Итан, как бы он ни просил, ему ни разу не разрешили нам позвонить или написать.
Как оказалось, Итана выбрали за его хорошие оценки, при этом внешность и характер не имели большого значения для приемных родителей. Хотя, думаю, если с внешностью при их деньгах вопрос бы решили в любом случае, то с характером, наверное, было бы сложнее. Например, меня бы точно через два дня вернули бы, хоть того лучше будь учеба, тут без вариантов. Но им повезло. Им достался не только очень умный, но и тихий, послушный красавчик,  ангелочек внешне и по характеру.
Длительное время мы с ним не имели возможности общаться, и совсем отвыкли друг от друга. Уже позже, взрослыми, стали немножко перезваниваться, но, мне кажется, сейчас у нас троих нет с ним ничего общего.
А особенно - у него со мной. Мы абсолютно противоположны. Хотя, конечно, мы всегда были противоположными, но раньше наоборот - идеально дополняли друг друга. А сейчас... Тем более, мне по многим причинам лучше не находиться рядом с ним.
После окончания школы мы со Стивом и Крейгом навсегда закрыли за собой дверь приюта и пожали друг другу руки на прощание.
Чем я потом занимался - об этом, пожалуй, расскажу позже. Или в другой раз.
И вот, двадцать лет спустя, я вернулся в Санта Барбару...
Первый вечер в родном городе прошел сумбурно. Со мной были двое французских ребятишек - круглых сирот - которых следовало пристроить на усыновление... ладно, это совсем другая история и к делу не относится. Меня сопровождала очаровательная леди - жена Мейсона Кэпвелла, Джулия. Кстати, приятная женщина, я мог бы, пожалуй, влюбиться в нее, но всякие там влюбленности, привязанности - это не моё. Вот флирт и ни к чему не обязывающий секс – пожалуйста, сколько хотите. А отношения - нет и еще раз нет. Но это тоже к делу не относится. Около пяти утра, когда Джулия собралась домой, нас атаковала толпа журналистов, пришлось провести импровизированную пресс-конференцию, я был мокрый после душа, наверное, нас не так поняли…
В общем, скучать не пришлось.
Честно говоря, Джулия мне понравилась сразу, но по-настоящему я обратил на нее внимание тогда, когда она сказала очень правильную фразу, перекликающуюся с моим собственным убеждением: "Одиночество страшно в любом возрасте".
Умная девушка. А я люблю умных людей.
Но я всегда один. Всегда…
Я одинокий воин Справедливости...

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

4

Итан
Лаура пудрила мне мозги, а я развешивал уши и трепал нервы Джине, то обещая поговорить с Лаурой, попросить у нее развод, то умоляя потерпеть еще с годик, пока родится малыш...
Тем временем в моей жизни произошло еще кое-что важное. Более того, судьбоносное. Но я не сразу оценил значимость происшедшего как следует.
Это событие было давно ожидаемо, хотя я представлял, как оно произойдет, совсем по-другому.
В один прекрасный зимний день меня вызвали на работу в мой законный выходной. Звонил мэр. Рассказал, что на днях в наш город приехал молодой миллионер - филантроп,  остановился в отеле Кэпвеллов... и уже влип в историю. А подробнее – попал под арест за мелкое хищение. В тот день на улице был аномальный холод, шел снег, что вообще - то  бывает очень редко в Санта Барбаре. Город, конечно, оказался не готов. В том числе, общественный центр не справлялся с задачей обеспечить обратившихся бездомных людей теплой одеждой и пледами. И вдруг там появился этот парень, с одеялами, взятыми им из отеля Кэпвеллов. Следом влетел сын владельца отеля - Мейсон Кэпвелл с обвинениями, дескать, тот украл имущество отеля. Активная личность с одеялами спокойно пояснила, что не украл, а позаимствовал, взял с возвратом, потом предложила за них заплатить, но Мейсон уже вызвал полицию и настоял на аресте. Сюжет об этой ситуации попал журналистам, те раздули историю на целый репортаж. Моей задачей было срочно разрулить проблему, причем любитель благотворительности должен был выйти сухим из воды...
Ну, еще бы. Конечно, должен. По многим причинам.
Я приехал в участок. Задержанного филантропа уже привели в комнату для допросов.
Я вошел туда и встретился взглядом с черными глазами, которые целых двадцать лет время от времени видел во сне...

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

5

Дерек
Стоило мне прийти в общественный центр с этими одеялами, как следом ворвались полицейские и Мейсон Кэпвелл.
Впрочем, этот арест был мне на руку во всех отношениях. Одним ударом три зайца! Во-первых, забавный сюжет, где я стою в наручниках в общественном центре, а мой адвокат Джулия, та самая, жена Мейсона, ругается на своего супруга и старательно оправдывает мое благородное стремление помочь бездомным... Сюжет бесподобен! Смотришь и не понимаешь, то ли выступают слезы умиления, то ли это от смеха. Кстати, спасибо, Иден Кастилио, за бесплатный пиар, теперь обо мне узнал весь город!
Во-вторых, на фоне Мейсона я выглядел прямо сверх белым и сверх пушистым. Кстати, Джулия, в пику ему,  потребовала арестовать ее вместе со мной, и в камерах мы уютно устроились рядышком, даже решетка не мешала. Очень, знаете ли, мило побеседовали. Все-таки она такая приятная леди. Все сокрушалась, какое, наверное,  ужасное впечатление произвели на меня жители этого города. Я честно предупредил ее, что не нужно думать обо мне слишком хорошо, что могу рассказать о себе такое - у нее волосы дыбом встанут. Джулия, кажется, решила, я просто кокетничаю. Знала бы она, бедняжка...
В-третьих, меня с минуты на минуту ждала встреча с местным окружным прокурором. Которого я очень давно не видел. Целых двадцать лет...
Меня привели в комнату для допросов. Итана еще не было. Я сохранял внешнюю невозмутимость, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Интересно, что он подумает, когда увидит меня? Какой он стал? Изменился по характеру или нет? А вдруг для него всё, что было, теперь ничего не значит?
Я сидел спиной к двери и ждал...
Дверь распахнулась. Знакомый и в то же время незнакомый голос, который я всего несколько раз за прошедшие двадцать лет слышал по телефону, спросил:
- Мистер Гриффин?
Я обернулся и улыбнулся. Итан стал другим, и в то же время, остался собой. Теперь он не носит очки и ходит в костюме. Повзрослел, конечно. И всё! В остальном - какой был, такой и есть. Серьезные глаза цвета морской волны, быстро двигается, мягко разговаривает...
Жаль, не поболтать с ним, полицейский у двери мешает.
- Да, - автоматически ответил я, и невинно спросил: - могу я вернуться назад, в свою камеру?
Ит взглядом четко дал мне понять, что приколы следует оставить при себе, и вообще, нечего забывать, что мы видим друг друга впервые в жизни.
- Я - Итан Эшер, окружной прокурор.
Я протянул ему руку, честно говоря, слегка неуверенно. Он быстро и между делом пожал ее, словно это было вполне естественно.
- Мне только что звонил мэр, - Итан сел напротив меня, - попросил приехать и разобраться во всем.
"Давай, разбирайся, а я пока дальше дурачиться буду... "-  подумал я и возразил:
- Нет-нет, не надо, меня поймали на месте преступления с поличным!
- Его задержали за кражу из отеля Кэпвеллов - с одеялами для бездомных, - пояснил полицейский.
- Я был вынужден так поступить, не могу бороться с желанием спасти умирающих от холода людей, - я одарил Итана самой очаровательной улыбкой, на какую способен.
- Понимаю, - тихо и мягко ответил окружной прокурор, и перешел на свою родную профессиональную тему: - у Вас есть адвокат? Если нет, я предоставлю защитника.
Я тоже попробовал стать серьезным.
- Нет-нет, у меня есть адвокат. Джулия Кэпвелл.
- О, она блестящий адвокат, и если мы втроем сядем и поговорим...
- Да, конечно, - перебил я его, - очень мило с Вашей стороны, но она в соседней камере.
- Боже, - искренне удивился Итан, - они арестовали Джулию Кэпвелл? Кто всё это устроил?
- Муж этой дамы, сэр, Мейсон Кэпвелл, - пояснил полицейский.
Я вглядывался в родное лицо окружного прокурора, в его яркие глаза, но не видел ничего, что могло бы как-то сказать об его отношении ко мне. И к нам четверым в целом...

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

6

Итан
Я был прав. Его улыбка всё такая же неотразимая.
- Могло быть и хуже, по крайней мере, в тюрьме теплее, чем на улице, - Дерек оглянулся на полицейского, словно искал поддержки.
- Не думаю, что это позволит нам успокоить общественное мнение, - я взялся за телефон. Присутствие Дерека не давало сосредоточиться, я отвернулся от него.
Полицейский, наконец,  вышел за дверь, оставив нас двоих наедине.
Мы не рискнули вести себя слишком открыто, даже не обменялись лишней улыбкой.
- У людей короткая память, через несколько дней эта новость утратит свою актуальность, - заявил Дерек и добавил с намеком: - особенно если будут сняты все обвинения.
- Это зависит от того, смогу ли я договориться с Мейсоном Кэпвеллом, - прямо ответил я.
Мейсон не брал трубку.
В дверь постучали.
- Да! - отреагировал я.
Дерек с интересом обернулся.
Пришел руководитель общественного центра, он же бывший любовник моей жены - Майкл Доналли.
- О! Здравствуйте, друг мой! - обрадовался наш вороватый филантроп.
- Входи, Майкл, - позвал я.
- Надеюсь, всё идет к тому, что вас освободят? - Майкл дружески пожал руку Дереку и покосился на меня.  В мое доброжелательное отношение к кому-либо он верил с трудом. Наверное, решил, что раз я рядом,  Дереку крупно не повезло,  попал хороший парень в серьезные неприятности.
- У меня такое ощущение, что мистер Кэпвелл полон решимости защищать честь своей семьи... или, по крайней мере, свои одеяла, - сострил Дерек.
- Уверен, я поговорю с ним, и все прояснится, - я вновь взялся за телефон и попросил конвой передать Мейсону, что тот мне срочно нужен. И вновь обернулся к Дереку, вполголоса переговаривавшемуся с Майклом: - мистер Гриффин, я полагаю, Ваших показаний достаточно, и мы можем освободить Вас.
- Мистер Гриффин отказался от поручительства, - с недоумением сообщил мне Майкл.
- Верно, совершенно верно, буду с Вами откровенен, я не хочу никого затруднять. К тому же у меня такая удобная камера, здесь прекрасно кормят, все офицеры очень вежливы. Просто замечательно! - валял дурака Дерек. Майкл стоял, улыбался. Нашли, где повеселиться, два... ладно, промолчу.
- Ну, прекрасно, я думаю, после того, что произошло, им особенно приятно это слышать, - я пошел в коридор перехватить Мейсона, о чем поставил в известность этих... веселых парней – Майкла и Дерека.
Майкл ничего не ответил, а Дерек понимающе закивал.
Но в коридоре перехватили меня самого. Лаура!
Из-за нее я чуть не упустил Мейсона.

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

7

Дерек
Когда Итан привел Кэпвелла, Майкл уже ушел, а я спокойно сидел на столе.
Мейсон выглядел не лучшим образом. Словно прямо в дорогом костюме валялся на помойке. Или в него швырялись вкусняшками. Интересно, чем он так раздраконил Джулию, и откуда она взяла столько еды?
- Позовешь, когда обо всем договоритесь, - бросил Ит, выскальзывая за дверь, и закрывая нас на ключ.
Я скрестил руки на груди.
Мейсон кинулся на дверь и стал звать Итана, обещая обвинить его в незаконном задержании...
- Кажется, ты не поладил с кухонным комбайном? - невинно поинтересовался я.
- Проголодались? - в ответ съязвил Мейсон.
- Нет, спасибо, - улыбнулся я.
Мейсон наконец-то заговорил нормально.
- Поскольку Итан Эшер высказал намерение держать нас здесь, пока не урегулируем свои разногласия, предлагаю начать немедленно!
- Уже слишком поздно возвращать одеяла, - развел руками я.
- К черту одеяла! Я отдал их Майклу Доналли! Поговорим про Джулию!
С этого и следовало начинать...
- Она мой адвокат...
- Заткнись, и тебе не понадобится никакой адвокат!..
Впрочем, как бы Мейсон ни орал на меня, а дело сдвинулось с мертвой точки. Я объяснил, что не имею никаких видов на Джулию... а Мейсон проорался всласть и выписал чек на благотворительность. Всё, нас можно было отпускать. Мы обо всем договорились.

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

8

Итан
Нельзя сказать, что на момент встречи с Дереком в комнате для допросов я не испытал никаких эмоций. Я был рад его видеть, хотя, конечно, обстоятельства нашей встречи слегка неподходящие. На меня нахлынули теплые воспоминания детства об этом мальчике, лидере нашей хулиганистой подростковой компании, который считал себя ответственным за нас со Стивеном и Крейгом -  своих "вассалов". Кстати, пожалуй, в Средневековье он был бы неплохим сюзереном. Дерек требовал беспрекословного выполнения всех его требований, но он готов был отдать за нас  свою жизнь, если понадобится...
В свое время я шел за ним на что угодно, на любые детские авантюры и даже на настоящие правонарушения. Случалось, пытался показаться ему круче, чем был, чтобы ему нравиться, чтобы он мог меня уважать... Сейчас я понимаю, что он меня уважал такого, как есть, причем не за поведение, а за мозги. Со Стивеном и Крейгом у него изредка вспыхивали разногласия, а со мной нет, мы всегда ладили идеально, он даже изредка соглашался сделать так, как я ему говорю, чего с другими не могло быть в принципе.
Интересно, он очень изменился?
Когда-то мы были близкими приятелями. Нет, не так! Мы были близкими друзьями! Даже не друзьями – мы, действительно, были как братья.  Интересно, смогли бы мы дружить сейчас? Или стали слишком разными, и у нас нет общих интересов?
А ведь когда - то мы поклялись в верности друг другу на всю жизнь...
Впрочем, долго думать о Дереке не получилось. Лаура не давала мне покоя своими художествами!

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

9

Благотворительный аукцион

Дерек
Мы с Джулией постоянно тусовались вместе.
В один прекрасный вечер, вскоре после моего появления в родном городе, мы собирались пойти на благотворительный аукцион, организованный в загородном клубе.  Вырученные деньги предназначались детям-сиротам и все такое. Организовали его мы с Джулией, помогала Иден Кэпвелл, а главным лотом стал конь сестры Джулии – Августы.
Повезло мне с этими леди. Благодаря их активности, я смог за один вечер перезнакомиться со всей элитой города, да еще произвести на всех благоприятное впечатление.
Я заехал за Джулией, она еще была не готова -  бегала по дому в халатике и ругалась с Мейсоном. В общем, все шло, как положено. Увидев меня, Мейсон скривился, словно проглотил жука:
- Что-то ты рано. Волнуешься перед премьерой? Мурашки бегают?
- Должен признаться, волнуюсь, не люблю толпу, особенно незнакомых. А здесь я почти никого не знаю, -  сказал я.
Мейсон еще поворчал и ушел.
- Мне нравится, что ты так спокойно на него реагируешь, - Джулия вылетела из комнаты, она уже была почти собрана. Я помог ей снять браслет, не подходящий к платью, и сделал комплимент ее внешности. Потом, пока ждал ее, стоял у окна и распространялся про луну, взошедшую, не дожидаясь захода солнца. Джулия хлопала глазами. Она никак не могла решить, как ко мне относиться.
В поло клубе уже собралось много народу. Меня сразу ухватила Августа. Отделаться от нее не было никакой возможности, даже появилось ощущение, что я сменил обычную для себя роль охотника на роль добычи. Не самое приятное чувство, нужно признаться... И я обрадовался первой же возможности смыться от нее, когда увидел своего старого друга, Роберта Барра. С ним мы познакомились при ужасных обстоятельствах – мало того, что в тюрьме, так еще и его порезали за меня. Вообще-то, он тогда спас мне жизнь. После того я чувствовал себя обязанным ему, а он себя как бы в ответе за того, кого приручил. За меня, то есть. Мы все время были вместе, он даже рассказал про свою печальную романтичную историю любви к девушке Иден, которая привела его к пожизненному заключению, хотя вообще-то не любит болтать о себе. Я не был столь откровенен о своих привязанностях, но Роберт мне до сих пор кажется хорошим и надежным парнем.
- Бобби! - позвал я.
- Привет, Дерек! Добро пожаловать в Санта Барбару! Отличный вечер! - мы пожали друг другу руки, - я здесь уже семь месяцев, но что-то никто не устраивал приемы в честь моего приезда, - Роберт, как всегда, был улыбчив и язвителен. Впрочем, он такой мне и нравится.
- Это не в честь меня, а в честь детей, - начал оправдываться я.
- Что-то я не вижу здесь детей. По-моему, все собрались в честь тебя и лошади.
- Я вложил в этот прием свое сердце, так что, не расстраивай меня, - ухмылялся я.
- А ты изменился, по крайней мере, внешне, но в душе-то мы прежние, верно?
Ага, было бы странно не измениться за семь лет, пока мы не виделись. И вообще, чуть-чуть другая стрижка и одежда, манера поведения - и сразу другой человек. А по факту – всё это такая же маска, как любая другая. Кстати, тот же Роберт за свою жизнь был и бедным рыбаком, и вором домушником, и  каталой, и крутым бизнесменом... а кто он на самом деле? По сути - романтик и фанат Иден Кэпвелл. теперь уже Иден Кастилио.
- Августа хочет представить меня новым гостям, - сказал я, пытаясь соскользнуть с неудобной темы.
- И что, так будет всегда? – он многозначительно кивнул на меня.
- Надеюсь, Бобби, очень надеюсь. Не все же могут быть отшельниками и жить в пещерах, в пустынях или на яхтах... Извини, - я улыбнулся ему, давая понять, что говорю не всерьез, ехидничаю просто так, не желая его задеть, и отошел.
Аукцион шел, как по маслу.
Спутница, а может, уже и новая дама сердца Роберта, младшая дочь СиСи Кэпвелла, Келли, хотела стать хозяйкой главного лота - коня. Роберт и не одобряющий возлюбленного дочери СиСи сцепились, стремительно повышая ставки. Каждый из них хотел сделать Келли этот подарок. Конечно, выиграл СиСи. Мне показалось, Августа немножко подыграла ему: как только тот объявил цену в два миллиона, Августа крикнула: "Продано!" - не дожидаясь реплики Роберта. Келли рассердилась на отца за Бобби и даже отказалась принять подарок.
Учтем на будущее. Келли по натуре – бунтующий подросток, хотя ей уже 25-26 лет, - отметил для себя я.
Появилось еще одно знакомое лицо. Итан. Я не подходил к нему, да и он не особо рвался со мной пообщаться. Он был с Лаурой, но без ума приставал к Джине. Та не знала, как от него отделаться. Впрочем, Лаура тоже времени не теряла, она прицепилась к Майклу Доналли. «Похоже, между Итаном и его супругой все кончено, интересно, почему они не разводятся? Нет, все-таки я правильно делаю, что не завожу никаких отношений!» - думал я, глядя на эту живую мелодраму.
Ага, еще одна знакомая личность. Стивен Слэйд, собственной персоной. Увивается вокруг драгоценной мечты всей своей жизни - Софии. Он на нее запал еще в 10 лет, когда увидел в фильме. А уж потом, когда им случилось поговорить друг с другом... Фанатизм Стивена зашкалил за мыслимые и немыслимые пределы. Впрочем, это не мешает ему менять сожительниц, как перчатки, видимо, помешательство на кинозвезде и реальные отношения могут сосуществовать, не мешая друг другу. В фильме, на который я дал ему денег, Софии отведена главная роль. Кто бы сомневался, да? Она, конечно, в матери ему годится, но они, кажется, неплохо ладят. Вряд ли у них роман, скорее, нежная дружба. Вот и хорошо. Пусть хоть у кого-то мечты сбудутся.

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

10

Итан
Мы с Лаурой пришли на благотворительный аукцион в поло клубе.
Лаура сразу говорила мне, что там точно будет Джина. И вот, как в воду смотрела...
Джина пришла с каким-то слишком  молодым придурком. Я устроил ей сцену ревности. А потом, сдуру, поцеловал...
Лаура бегала за Майклом,  потом, вроде, ушла с ним, но вернулась в тот момент, когда я полез целоваться. Наверное, у нее встроенная антенна на такие моменты.
Майкл, как всегда, поступил очень мило: быстро предложил Джине отвезти ее домой, и дал понять, что мы с Лаурой должны попробовать поговорить друг с другом.
- Вот до чего ты меня довел! Одинокая, полная отчаяния, никому не нужная... - с горечью говорила Лаура. Меня стала мучить совесть, я отвел глаза. Черт! Мне было ее жаль! А она продолжала: - Я села в машину, прекрасно осознавая, что Майкл не то, что не любит меня - ненавидит, потому что я сломала ему жизнь! Но это меня не остановило:  мне вдруг так захотелось человеческого тепла и участия! Просто вспомнить, как это бывает!
Я постарался держать лицо.
- Ну что ж, я очень рад. Я не единственный, кому ты испортила вечер.
Лаура впала в истерику, она то ли плакала, то ли смеялась - не разобрать:
- Я так больше не могу! Что мы делаем с нашим ребенком! Это не жизнь, а агония, Итан!
- Я не позволю тебе использовать ребенка, чтобы запугать меня, - я повернулся и пошел к выходу.
- Куда ты? - крикнула Лаура.
- Домой!
- А как же я?
- Возьми такси, - я все-таки ушел один.
Дьявол!
Я больше не любил ее, и осознавал этот факт, но и бросить не мог. Чувство ответственности, жалость, осознание наличия и моей вины в ее неприятностях...
Что же лучше, предательски уйти или остаться и продолжать трепать нервы друг другу?
На следующее утро мы опять разругались.
За завтраком я читал газету, старательно отгораживаясь ею от Лауры. Черта с два отгородишься. Она тихо, но настойчиво позвала меня:
- Итан!
Этот тихий, вкрадчивый голос уже доводил меня до бешенства.
Я рывком опустил газету.
- Что?
- Мы не могли бы поговорить?
- Нет! Мне пора на работу, - я стал быстро собираться.
Лаура стала торопливо говорить, что вчера просто хотела заставить меня ревновать. Но я больше не испытывал таких чувств... к ней, по крайней мере.
- Быть может, если тебя изберут губернатором раньше, чем меня, я и стану ревновать, - мрачно отшутился я.
- Когда ты вернешься?
- Можешь ужинать без меня.
- Иногда, когда ты уходишь, мне кажется, что ты совсем никогда не вернешься!
- Сомнения вносят разнообразие в жизнь, - я торопливо удрал в офис.
Но при первой же возможности  приехал к Джине и стал ныть, что она мне нужна, что мы Лаурой, как чужие...
Джина хотела того, что я не мог ей дать - стабильных отношений, крепкую семью. А я не мог развестись прямо сейчас. Несмотря ни на что,  совесть не позволяла мне уйти и оставить Лауру в таком состоянии. Но страсть захлестывала, заставляла терять голову, вести себя глупо… И я по подростковому наивно убеждал Джину: "Я люблю тебя! Я женюсь! Мы можем заняться любовью?"
Да, на тот момент мы еще ни разу этого не делали!
А я был влюблен в нее, как мартовский кот. Она казалась мне чудесной, самой нежной и любимой, самой желанной на свете. Я готов был целовать песок, по которому она ходила. Я был готов бегать за ней и разгонять ухажеров.
И очень боялся, что она меня отвергнет…
Но произошло чудо!
Она согласилась на близость!
Может, всё, что я испытывал к Джине – это было просто страстью, не имеющей ничего общего с настоящей трепетной и бережной любовью, но какие это были бешеные чувства...   
- У меня никогда не было человека ближе тебя, - под влиянием минутного порыва сказал я, когда все произошло, девушке, которую плохо знал, и, на самом деле,  вряд ли мог оценить по-настоящему.
- Не сравнивай меня ни с кем, - справедливо сделала замечание Джина.
Правильно. Никогда нельзя сравнивать. И думать в такие минуты о ком-то, кроме человеческого существа, находящегося в твоих объятиях.
Я пришел домой счастливый, даже насвистывал!
- Ты сегодня рано, - сказала Лаура.
- У меня был легкий день.
Кто бы мог подумать, что секс так много значит в жизни человека. Или это радость получения долгожданного подарка?
Для меня мир переменился! Даже с Лаурой я мог разговаривать нормально. Она тоже была рада этому, видимо, тоже устала от бесконечных перепалок. Мы решили заключить перемирие. Я был в таком бесподобном настроении, что предложил сам что-нибудь приготовить. Лаура пошутила, что именно так затевалось убийство в одном из фильмов про Коломбо.
Я не знал, что это наведет ее на мысль...http://sd.uploads.ru/t/J3wRZ.jpg

Отредактировано ladyteen (2019-11-15 19:38:38)

Подпись автора

Если болтаю лишнее, не обижайтесь, я любя!

0

Похожие темы


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ завершенные » Тайна заброшенного подземелья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC