Сериалы и нечто иное

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » Нечто бесценное (ремейк рыцарей-2)


Нечто бесценное (ремейк рыцарей-2)

Сообщений 21 страница 30 из 110

21

Вторая серия стартует. Сразу говорю: что-то трогательное либо душещипательное у меня сейчас не пишется. Так что... Выкладываю, как есть.

0

22

Игорь Ясенев прошел в зал судебного заседания. Достал документы, блокнот и ручку, аккуратно сложил все на стол, предназначенный для гособвинителя.
Кроме него и солнечного света, здесь никого не было.
Иногда вот такие минуты между процессами казались Игорю тихими и умиротворенными, иногда – затишьем перед бурей. Сейчас Ясенев ощущал мандраж, как перед выходом на сцену. Хотя, кажется, всё шло нормально. Никаких сюрпризов не ожидалось… Никаких вывертов.
Только бы свидетели и сам подсудимый не наговорили лишнего.
В дверь заглянул Костя Лисицын. Увидел Игоря и помчался к нему. Так, наверное, корабль Колумба несся к берегам Америки…
- Игорь… Павлович! А я-то тут зачем?! А я-то чего?! Я же…
- Не знаю, зачем тебя принесло. Мы могли просто огласить твои показания, что ты ничего не видел, и не знаешь. А теперь… Ты уже отметился? – тихо спросил Игорь.
Послышались чьи-то шаги.
Костя резко обернулся.
- А вы, я так понимаю, свидетель Лисицын? – радостно уточнила секретарь Стремительная Надежда Михайловна. – Как удачно я вас поймала! Сейчас, отметим, что явились! Подойдите ко мне в приемную! Прямо сейчас! С повесткой!
И убежала дальше, по своим делам.
Свидетель Лисицын воззрился на Игоря.
- И что теперь делать?!
- Что делать, если ты уже спалился! Идти отмечаться! – отозвался Ясенев. – А потом – много не болтать, держаться в рамках… Ну, ты понимаешь.
- Да я вообще не…
- Костик, всё.  Никто тебя тут не съест, не бойся. Иди, отмечайся... Раз уж принесло!
Костя вздохнул и побрел искать приемную.
Через три минуты тет-а-тет Игоря и пустого солнечного помещения снова был нарушен.
Следующим в зал для судебных заседаний ввалил Степан Владимирович Королёв.
- Отмечайся, иди, - прошипел Игорь и отвернулся.
- Игорь, - неуверенно позвал Степка.
Тот не отозвался.
Степан подошел, тронул Игоря за плечо.
- Не злись на меня. Пожалуйста.
- Свидетель, ждите в коридоре, пока вас вызовут давать показания, - Игорь отошел подальше, - и не оставайтесь со мной один на один. Потом скажете, что я на вас давление оказывал.
Степка обиженно фыркнул и ушел в указанном направлении.
Игорь вернулся на место.
В коридоре раздался громкий топот.
На пороге появился один из конвоиров, следом - сцепленный с ним наручниками Граф. Замыкал шествие второй конвоир.
Димка шел, глядя под ноги.

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 15:05:01)

+2

23

Зазвенели ключи. Решетка распахнулась. Стальные браслеты с щелчком расцепились. Граф шагнул вперед. Дверь грохнула за его спиной. Граф сел на край скамьи подсудимых. Краем глаза заметил яркую синюю форму.
Повернул голову...
И встретился взглядом с Игорем Ясеневым.
Димку охватили смешанные чувства. С одной стороны, он был очень рад видеть Игоря. С другой стороны…
Как это часто случалось, Ясенев думал о том же, что и Граф.
Игорь чуть-чуть кивнул ему. Димка облизал пересохшие губы и ответил вслух:
- Здравствуйте, Игорь Палыч.
Наступила неловкая пауза.
- Вы будете давать показания? - спросил Игорь.
Димка пожал плечами.
В зал судебного заседания, стуча каблуками, как кастаньетами, влетела молодая женщина. Длинные темные волосы красиво обрамляли нежное личико. Большие глаза воинственно сверкали. Она вихрем пронеслась мимо опешивших парней и плюхнулась на скамью в первом ряду.
- Здравствуйте, успела, уф! - на едином дыхании выпалила она.
- Оригинальное имя, - сухо оценил Игорь.
Девушка зарделась, но тут же пошла в атаку:
- А что это вы тут оказываете давление на моего подзащитного?
Игорь воззрился на Димку с немым вопросом.
- Я так понимаю, вы – мой адвокат? – уточнил Граф.
- Не помню таких адвокатов, - процедил Игорь.
- Вероника Николаевна Изюмина! - провозгласила девушка, - три дня, как работаю. Вчера в особом порядке участвовала. Сегодня - в общем. Впервые в жизни. Вы, оба, если что, подсказывайте мне всё!
Граф пожал плечами.
- Так-то я рассчитывал, что всё будет наоборот. И адвокат станет оказывать мне юридическую помощь. А не я – адвокату.
- С делом знакомились? - холодно спросил Игорь.
Девушка хлопнула ресницами.
- Я по ходу процесса сориентируюсь!
Игорь вздохнул и подал ей свое надзорное производство - копии всех самых важных документов, имеющихся в уголовном деле.
- Тут же нет самого главного! Протоколов допросов! - возмутилась Вероника.
- Обвинительный акт вам в помощь. Там краткое изложение всех показаний. А еще суть предъявленного обвинения, фабула, квалификация и список вещдоков.
- А тут еще и вещдоки изымали?! – поразилась Вероника.
- Нет, - смилостивился Игорь, - и свидетелей мало. И подсудимый признает вину… И не станет давать показания!
- Почему? – заинтересовался Димка.
- Потому, что не владеет юридическими знаниями и может наговорить себе на более тяжкий состав.
- Вы ему угрожаете?! – вскинулась Вероника.
Игорь скрестил руки на груди.
- Я могу вообще молчать.
- Вот уж нет, молчать точно не надо! – живо запротестовал Граф, - а как насчет того, что я уже сказал, что желаю воспользоваться правом не свидетельствовать против себя?
-Все правильно. Как вариант – вину признаю, раскаиваюсь. Подробно рассказывать ни о чем не желаю, - пожал плечами Игорь.
- А может, он не хочет вину признавать! – влезла Вероника.
- А смягчающее обстоятельство он хочет, согласно ч.2 ст. 61 Уголовного Кодекса? – спросил Игорь, глядя в потолок.
- Пригодится! – кивнул Граф.
- Тогда пусть у нас подсудимый не выпендривается. И вообще… Когда дадут возможность сказать последнее слово… Я за него перед потерпевшим извиниться не смогу. Это должен сделать он сам, - сообщил Ясенев лампе дневного света.
- А потерпевшего в задницу поцеловать не надо? – агрессивно спросил Граф.
- Это уже лишнее. И вообще, Дмитрий Арсеньевич, что вы со мной перепираетесь? Разговаривайте о таких вещах со своим адвокатом! – Игорь грозно сверкнул ледяными синими глазами.
- Да ладно, не сердитесь, Игорь Палыч… - мягко проговорил Граф.
- Я не буду сердиться, если вы не станете перегибать палку!
Вероника выразительно подбоченилась.
- Не рычите на него! И не указывайте, разговаривать ему со мной, или нет! Лучше скажите мне, вы-то что ему просить собираетесь?
Димка не понял вопроса и озадаченно хлопнул длинными ресницами.
- В смысле, какое наказание, - пояснила адвокат.
- Вам известно, что такое прения? Тогда оба всё услышите, - Игорь включил свою обычную вредность.
- Не должны посадить, наверное, - заикнулся Димка.
Игорь не удостоил его ни ответом, ни взглядом.
Но Граф уже понял, что названому брату он по-прежнему не безразличен. И почувствовал себя увереннее.  Решетка между ними словно растаяла, она уже не имела никакого значения. Все равно Димка и Игорь оставались чем-то единым. Несмотря ни на что.
- А вы что вообще натворили? – переключилась на своего подзащитного Вероника.
- Всё рассказать – у вас волосы дыбом встанут, - отозвался тот.
Игорь хмыкнул.
- Не стоит. Адвокат только что из парикмахерской вышла!
- Почему у меня такое ощущение, что вы… И тот, и другой… Надо мной прикалываетесь? – обиженно спросила Вероника, - Дмитрий… Я не запомнила отчество.
- Можно просто по имени, - разрешил Димка.
-Вы что - не желаете, чтобы я вас защищала?
- Отчего же? – Граф ласково и ободряюще улыбнулся. - Вам же надо с кого-то начинать.
- Вы, Вероника Николаевна, мне старый анекдот напомнили. Про зубного врача, который подходил к пациенту со словами: «Не бойся, миленький, не бойся, страшно только в первый раз… И первые пять минут, потом привыкнешь!» - сухо поделился впечатлениями Ясенев.
- Ага, а пациент говорит: «Да я не боюсь!» А врач: «Это я не вам, а себе!» - сообразил Димка.
Парни обменялись ухмылками.
Вероника махнула на них рукой и села читать документы.
Через пару минут девушка изрекла:
- Ну, блин. А может, вам всё же вину не признавать?
- Вы о чем?! У нас два человека видели, как он угрожал, а потерпевший прямо указывает на него, как на лицо, совершившее преступление... – возмутился Игорь.
- Он говорил, что убьет? Прямо так, открытым текстом? А обещание, что потерпевший вот-вот умрет, можно трактовать по-разному… А если какие-то сомнения… Они всегда в пользу жулика!
- Есть, конечно. Сомнения в вашей квалификации! Кто вас к работе допустил? Пришли, к процессу не готовы, еще и подзащитного жуликом обозвали! - взорвался Игорь, но его заткнул Димка.
- Игорь, блин, Палыч, Вероника, конечно, еще мал… Неопытная! Но меня она устраивает! И к процессу она уже… Почти готова! Вот-вот приготовится! И нечего тут ребен… адвоката мне пугать. Не рычите, а разговаривайте корректно и спокойно! Ясно? Что конкретно вас выбесило... Я хочу сказать, что вам не понравилось в ее вопросе? – Граф уже открыто защищал девушку.
- Ты признаёшь вину в угрозе убийством? – рявкнул Игорь на Димку. - Да или нет!
- А что вы ему тыкаете? Думаете, вам все можно? Вы обязаны разговаривать с ним вежливо, не умаляя его честь и достоинство! - взвилась Вероника.
Игорь поднял брови и прошипел:
- Дмитрий Арсеньевич, ВЫ признаете вину?  Вы высказывали угрозы убийством потерпевшему Максиму Корсакову?
Димка пожал плечами.
- Да.
- Вы скажете об этом под протокол?
- Что вы на него давите! Что вы его мучаете! – возмущалась Вероника.
Димка махнул рукой.
- Да скажу! Надоело все, сил нет!
- Если у вас имеются жалобы... - навострила ушки Вероника, - Почему сил нет? Самочувствие? Пытки? С вами плохо обращаются?! К вам применялись…
- Имеются жалобы, но тут вы не поможете! Я задолбался обсуждать этот вопрос по Корсакову. Я не представляю собой опасности для общества, но меня держат в клетке, как дикого зверя! Меня не хотят понимать даже самые близкие люди. У меня никого на свете, к кому можно голову преклонить, - завелся Димка.
- Переведите его истерику на юридический язык и получите готовую речь для защиты, - обронил Игорь.
Вероника сдвинула бровки.
- Так он же не истерит.
Ясенев вздохнул и ушел к столу для гособвинителя.
Димка проводил его тоскливым взглядом. Последнее выступление Графа имело только одну целевую аудиторию – Игоря Ясенева… И его эмоции. Димка откровенно давил названому брату на жалость…
Сейчас, когда целевая аудитория находилась достаточно далеко, Димка загрустил по совсем другому поводу – оттого, что снова остался один.
Рядом с Игорем Граф ощущал себя спокойнее. И вообще, он соскучился по своему другу.
- Так что скажете-то, Дмитрий? – вернула его на землю Вероника.
- Я все признаю, ничего рассказывать не хочу, надеюсь, не посадят. Что еще вы хотите знать?
- Отличная позиция, такой и придерживайся, - велел Игорь со своего места.
Вероника еще что-то щебетала, но парни особо не слушали. Они были заняты молчаливым общением.
Димка строил «котячьи» глазки.
Игорь старательно не смотрел на него, но временами, конечно, не мог удержаться… Косился.
Димка убито вздохнул и печально прислонился к стене.
Игорь неприступно скрестил руки на груди, поднялся и прошел к окну.
Димка пристально уставился ему в спину.
Игорь чувствовал его взгляд, но старательно игнорировал.
Вероника недовольно огляделась и собралась в очередной раз громко обидеться, но тут вошла целая компания участников судебного заседания, подгоняемая секретарем – Стремительной Надеждой Михайловной.
- Свидетели, вот сюда садитесь! Потерпевший, вы что возле адвоката пристраиваетесь? Вот сюда, ближе к прокурору. Игорь Павлович, Дмитрий Арсеньевич, вы уже знакомы с защитником? Так, всё, прошу всех встать…
Костя неловко потупился. Он чувствовал себя не в своей тарелке.
Степка тоже избегал встречаться глазами с Димкой.
Граф скользнул взглядом по своим бывшим дружкам, на миг сконцентрировался на Лисицыне. Отвернулся.
«Ого! Какие люди! Ну, Лисичкин, ну… Собачкин ты, а не Лисичкин. Если не сказать грубее! Что, совсем со своей Олесей… Ради  ее юбки согласен меня камнями закидать? Shameful bitch ! С ума сойти. Игорь, Костя, Степка. Все здесь. И все против меня. Unreal horror … В это не хочется верить. Но это реальность. I can't stand it . Я не хочу это видеть и слышать. Это слишком жестоко. Это сильнее меня… И никуда не деться. Я в клетке. Черт, надо было там же с того моста прыгнуть и остаться на дне реки. I wish I was dead… I want to die.  Лучше бы я сдох, чем проходить через все это…»
Для Ясенева ситуация  выглядела иначе.
Сейчас он и наполовину не переживал того стресса, как при взятии Графа под стражу. «Сегодня всё закончится. Давно пора. Интересно, Митька сделал какие-то правильные выводы?» - думал Игорь.
Процесс шел своим чередом.
- Секретарь, доложите о явке лиц, - велела мировой судья.
- Явились государственный обвинитель Ясенев И.П., подсудимый Граф Д.А, потерпевший Корсаков М.А, свидетели Королев С.В., Лисицын К.С., - перечислила Стремительная, - не явилась свидетель Белозерова О.В. Извещена надлежаще, просит рассмотреть дело в ее отсутствие.
Пока удостоверялись в личности подсудимого Графа Д.А., потерпевшего Корсакова М.А. в полномочиях защитника Изюминой В.Н., пока удаляли свидетелей из зала судебного заседания – всё это время Игорь краем глаза наблюдал за Димкой. Тот вел себя очень спокойно и ровно. Такое чрезмерное спокойствие настораживало.

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 15:40:40)

+2

24

Костя Лисицын, очутившись в тихом, пустом коридоре, сунул руки в карманы и встал возле двери.
- Подслушивать пытаешься? – поинтересовался Степка.
Костя пожал плечами.
- Ничего нового ты там не услышишь, - заверил Королев.
- Тебе не всё равно? – Костя отошел подальше, - блин, на фиг я вообще сюда пришел.
- Я задавал себе тот же самый вопрос. Тебе-то что здесь нужно? Дать показания против Графа - ты никогда не решишься. Заступиться за него ты не сможешь.
Костя кивнул.
- Так оно. Ты видел, какие у Димки глаза? Это жесть. Как будто мы его тащим на эшафот. Не удивлюсь, если он с нами больше никогда здороваться не захочет.
- Ты еще переживаешь, захочет ли он с тобой здороваться? Ты ненормальный.
Костя сжал губы.
- А ты? Ты – нормальный? Ты, я смотрю, считаешь себя нормальнее меня, нормальнее Графа… А в честь чего, интересно? Только потому, что можешь плюнуть на своих друзей? Потому, что дружба с нами для тебя ничего не значит? И ты думаешь, что…Да ты просто не способен любить своих близких! У тебя эта способность отсутствует! Как у инвалидов отсутствует возможность видеть, слышать… У тебя явные отклонения от нормы!
- Костя…
- Тебе твои монстры заменяют все, включая живых людей. Блин, да ты просто человек без сердца, тебя пожалеть надо!
- Не повышай голос, - прошипел Степка.
- Я тихо говорю! – отозвался Костя. – А ты бы и рад совсем заткнуть мне рот! Потому что в глубине души понимаешь: я правильно всё сказал!
Степка отвернулся и отошел.

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 14:00:40)

+2

25

Тем временем, в зале судебного заседания перешли к судебному следствию.
Государственный обвинитель Ясенев  изложил суть предъявленного подсудимому Графу обвинения.
Граф с обвинением согласился, пояснил, что вину признает, в содеянном раскаивается, дать показания не желает.
Стороне обвинения предложили представить доказательства и очерёдность их исследования.
Игорь предложил начать с допроса потерпевшего. Возражений не последовало.
Максим Корсаков прошел к трибуне. Выслушал разъяснения об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Расписался.
- В каких отношениях с подсудимым? – начал допрос Ясенев.
- У меня с ним отношений нет! - заявил Максим и на миг задумался. – Отношения – это обмен информацией, начиная с личной, заканчивая… Ну, например, вымирающими видами животных… Отношения вызывают эмоции…
- Ясно, не будет вдаваться в подробности! – хихикнула Вероника.
- Максим Александрович, можно без философии? Кем вам приходится Граф? – сдвинул брови Игорь.
- Знакомый… В основном - моей жены… И моей сестры.
- Так вы его, наверняка, недолюбливаете – к своей жене ревнуете! – осенило Веронику.
- Нет, подобных личных неприязненных отношений к нему не имею. Спросите у него самого! – отмел ее домыслы Максим.
- Хорошо, хорошо, - успокоил его Игорь, - теперь расскажите, что произошло.
- Что произошло… - задумчиво повторил Максим.
- Ну да! Или мы тут чисто поглядеть друг на друга собрались? – отозвалась Вероника.
- Защитник, я вам делаю замечание! – тоном строгой учительницы изрекла мировой судья.
Макс с интересом взглянул на разговорчивую коллегу. Вероника показалась ему очень красивой. Граф и все остальные вмиг утратили значимость в глазах опытного ловеласа…
Максим встал вполоборота, позволяя Веронике оценить его аристократичное лицо, и интригующим тоном завел:
- Ничто не предвещало беды! Я наслаждался… хммм… бодрящим ароматным напитком в уютном баре «Стрела Амура»! Это очень милое заведение, и у них каждый день с 13 до 14 часов бизнес-ланч. Думаю, наш новый адвокат еще не имел возможности оценить его… Если процесс не слишком затянется, я готов взять на себя ответственность и проводить Веронику Николаевну… Послужить гидом…
- Потерпевший! – позвал Игорь.
- Не сбивайте меня с мысли, пожалуйста! Так вот… Я отдыхал после нелегкого трудового дня, а этот бездельник - подсудимый, видимо, посчитал свой отпуск слишком скучным, и решил на меня поохотиться.
- Он вам сам об этом сказал? Говорите, про что знаете, без домыслов! – голос Вероники прозвучал свирепо.
Макс вздрогнул и сбавил обороты.
- Ко мне подошел знакомый парень, Лисицын, и пригласил пойти по дев… Подышать воздухом!
Граф мрачно стрельнул глазами туда, где недавно сидел Костя.
- Я согласился. На улице к нам подошел Граф Д.А. и…
- Тоже захотел по девкам? – съязвила Вероника.
- Защитник, я делаю вам второе замечание! – мировой судья покачала головой.
Вероника притихла.
- Подсудимый, в общем, подошел... И очень настойчиво предложил Лисицыну… - Макс секунду подумал. - Прокатиться в багажнике автомобиля.
Вероника захихикала.
Граф потупился.
- Лисицын согласился. После этого Граф Д.А. запер его там, в багажнике. А потом приставил ко мне пистолет…
- Неустановленный предмет, похожий на пистолет, - железным голосом поправил Игорь, - никакие пистолеты не установлены и не изъяты, не исследованы в установленном законом порядке!
- Да. Точно. И настойчиво порекомендовал сесть к нему в машину, высказывая обещание пристрелить меня в случае неповиновения.  Я посчитал, что Граф Д.А. может выполнить свою угрозу и тогда моя жизнь…
- Ваша честь, моему подзащитному никакие угрозы с требованием сесть в машину не инкриминируются! Прошу исключить эти россказни из протокола! – радостно заголосила Вероника.
Игорь закатил глаза, но поддержал ее:
- Согласен. Максим Александрович, пожалуйста, придерживайтесь рамок предъявленного Графу Д.А. обвинения.
- Ладно, ладно! – Максим повернулся к Веронике другим боком, эдак небрежно подбросил ключи от машины. - Мы приехали к заброшенному мосту. Граф застегнул на мне наручники и вновь показал предмет, похожий на пистолет. Пригласил меня проследовать на мост, обещая в случае неповиновения пристрелить. Я принял угрозу всерьез и…
Вероника выразительно стукнула авторучкой по блокноту.
- Ладно, я понял, держусь в рамках обвинения! – Максим обворожительно улыбнулся, - Я, конечно, не трус, и ничуть не боюсь сумасшедших программистов с пистолетами! Но, согласитесь, было бы глупо погибнуть в цвете лет! В общем, на мост мы поднялись вместе. Я был в наручниках. Граф пообещал, что я в эту ночь непременно погибну. Знаете такое стихотворение… «Я точно знаю наперед: сегодня кто-нибудь умрет! Я знаю, где! Я знаю, как! Я – не гадалка! Я – маньяк!» Точно, про Графа!
- Я - не маньяк! – обиделся Димка. – Говорите только за себя, пожалуйста!
- Что за инсинуации! – гаркнула Вероника.
- Потерпевший, - Игорь недовольно глянул на Макса, - мы тут в КВН играть пришли, или что?
- Извините, это было лирическое отступление! – повинился Корсаков.
- Граф объяснил, какие у него к вам претензии? – спросил Игорь.
- Да. Он нес бред, дескать, я в детстве убил Оксану Белозерову. Я объяснял Графу, что он ошибается, что я никогда никого не убивал! Но тот не желал слушать. И настаивал, что я непременно должен утонуть в реке. Вот просто обязан!
Димка с виноватым видом облизал губы.
- Я испугался… - Макс осекся, - Ну, не испугался, конечно, но посчитал, что он может столкнуть меня в наручниках в воду! А там глубоко, плавать я не умею… Кто бы научил… Какая бы русалочка…
- Все твоей жене расскажу! – не выдержал Димка.
- Так Граф и хотел вас плавать научить, - хихикнула Вероника, - просто экстремальным методом.
- Флиртовать после процесса будете! И мечтать, кто кому про кого расскажет! – заткнул всех Игорь. - Максим Александрович, вы угрозу убийством, высказанную Графом, воспринимали реально? Опасались ее осуществления?
- Угрозу убийством, высказанную Графом, я воспринимал реально и опасался ее осуществления, - томно вздохнул Максим, не сводя глаз со своей коллеги, - он меня вообще недолюбливает. Вот за что, скажите, Вероника?
- Что произошло потом? – Игорь уже устал вытягивать каждое слово.
- Я ему пытался вправить мозги, но он уперся, как баран, и твердил заезженной пластинкой: «Ты-умрешь-ты-умрешь -ты-умрешь!» Я вспомнил, что мне родители не разрешают с дураками связываться…
- Потерпевший, делаю вам замечание! – мировой судья уже начала сердиться.
- На берегу откуда-то появились Лисицын, Королев и Оксана Белозерова. В каком порядке, откуда, я не знаю. Они начали… Кто во что горазд… Шуметь, как бабы на привозе… Ой! В общем, я не запомнил, что они говорили. Знаю, что убеждали Графа не убивать меня. Оксана кричала что-то вроде: «Митенька, нет!» Граф вступил с ней в разговор, убедился, что Оксана настоящая, снял с меня наручники, и мы пошли на берег! – уже серьезно рассказал Максим.
Игорь кивнул.
- При Королёве и Белозеровой Граф высказывал угрозы убийством в ваш адрес?
- Он сказал дословно: "Максим, пора тебе умереть за то, что восемнадцать лет назад убил маленькую девочку..."
Вероника с интересом взглянула на Димку. Тот опять изучал рисунок линолеума на полу.
- Он подкреплял свои слова какими-то действиями? – мягко уточнил Игорь.
- Знаете, он привел меня на мост со скованными руками, расписывал, какая сегодня хорошая ночь, чтобы умереть! – Максим сдвинул брови. -  Говорил, как удачно, что Королёв и Лисицын увидят мою казнь! Поведение Графа исключало двоякое толкование! Он угрожал мне убийством!
Иных вопросов не поступило.
Максим наконец-то получил возможность пойти на свое место. Он сел поближе к Веронике и принялся строчить ей записки. Девушка с негодованием отодвинулась.

+2

26

Тем временем в зал судебного заседания пригласили свидетеля Лисицына.
Костя явно чувствовал себя неуверенно и неуютно. Он с каким-то отчаянием взглянул на Графа. Тот не поднимал глаз. Костя повернул голову и наткнулся на бесстрастный взгляд Игоря. Костя ощутил себя совсем потерянным и несчастным.
- Устанавливается личность свидетеля…
Называя себя, Костя чуть-чуть приободрился. В конце концов, ну, он же ничего такого…
- Характер отношений с подсудимым?
Костя повернулся к Игорю, как к переводчику.
- Честно говори…те, - гособвинитель смотрел на него в упор.
Лис облизал губы.
- Друзья. Близкие. С детства.
Игорь чуть-чуть кивнул.
- Подсудимого знаете давно, потерпевшего тоже, родственных либо личных неприязненных отношений с ними не имеете. Да?
- Да…
«Свидетелю разъясняются права, делается предупреждение об уголовной   ответственности… Костя бледный весь, хоть бы в обморок не хлопнулся. Раз он – свидетель обвинения, я его допрашивать первым буду. Надеюсь, он ничего лишнего не брякнет… Ладно, если что, выкрутимся! Вероника, надеюсь, догадается молчать… И сказать, что у нее нет вопросов…» - мелькало в голове Игоря.
- Расскажите, что вам известно по делу. Сразу напоминаю, вы рассказываете только то, что видели и слышали, в чем уверены на сто процентов! – заострил Игорь. – Начните с того, как вы вышли из бара с потерпевшим.
Лисицын намек понял.
- Я вышел из бара вместе с Максимом Корсаковым… С потерпевшим. Хотел позвать его погулять по девушкам вместе. Увидел Графа. Димка сказал, что это приятный сюрприз, я так понял, он был рад меня видеть! – бодро выпалил Костя и  замялся.
Граф напряженно молчал, глядя на Костю испепеляющим взглядом.
- Как вы попали к нему в машину? Помните об обязанности говорить правду! – напомнил Игорь.
- Димка… Граф, в смысле… Предложил мне забраться в багажник его автомобиля. Я согласился. Что мне, трудно, что ли!
- Странное предложение, - оценила мировой судья.
- Да нет… Для нас с ним нормально… У нас всегда друг с другом шутки такие… Немножко дурацкие! Потом крышка багажника захлопнулась. Через какое-то время Фольксваген тронулся с места.
- Вас это всё ничуть не удивляло и не пугало? – уточнил Игорь.
- Да не-ет, нисколько! – Костя махнул рукой, дескать, что особенного-то в таком способе кататься на машине с друзьями.
- Что произошло потом?
- Когда автомобиль остановился, я ждал, что Граф откроет крышку багажника, но не дождался, и выбрался через салон.
- Никого вокруг не было? – Игорь сжал губы и слегка наклонил голову.
Граф потупился, вспомнив, что было дальше. Крики Кости: «Атос! Подожди! Братишка! Не надо! Стой!» И свои слова, обращенные к Максиму: «Очень мило. Все складывается красивее, чем я ожидал. Смотри, Корсаков, сколько людей увидят твою казнь. Почти все родные и близкие Ксюшки! Не хватает только Игоря...»
- Ну как, почти не было… - Костя потер подбородок, - На берегу стояли Степа Королёв и Оксана Белозерова.
- Вы ее сразу узнали? – мягко спросил Игорь, в душе радуясь правильному ответу Лисицына.
- Я сначала не понял, но потом Оксана стала рассказывать случаи из детства… О которых могла знать только она. Я обрадовался и побежал к ней. Мы же все думали, что она погибла! А она – вот она, стоит себе, живёхонькая… Я подбежал и схватил ее на руки. Она смеялась и кричала, что боится высоты. Подошел Максим Корсаков.
- И всё?  - с облегчением спросил Игорь.
- И всё.
- Вы видели, чтобы Граф угрожал Максиму Корсакову? – прямо спросила мировой судья.
Костя на миг замер. И сразу уверенно замотал головой.
- Я такого не видел и не слышал.
Димка поднял голову и посмотрел на Костю. Нежно, благодарно и виновато…
Макс выразительно хмыкнул.
- Костя! Что ты несешь! А кто, интересно, кричал: «Подожди, Атос, братишка, не надо, стой!» - Корсаков скрестил руки на груди.
Игорь снова застыл.
Лис подчеркнуто естественно пожал плечами.
- Может, и я, когда вылезал из машины. Я хотел, чтобы Димка дождался меня… И никуда без меня не уходил. Но его где-то не было. Ну, просил я меня подождать, и чего?
Максим сердито покачал головой.
- Разве ты никогда не защищал меня от преступных посягательств Графа?
Костя облизал пересохшие губы.
- Нет.
И тут потянули за язык Веронику…
- Свидетель, вы видели, что происходило на мосту?
Игорь подумал, что при таких адвокатах гособвинителям делать нечего…
Но Лисицын уже вовсю выкручивался, как положено Хитрому Лису:
- Ну, знаете ли! Я увидел своего друга Королёва и девушку, похожую на Оксану Белозерову! Как потом выяснилось, это и была она – Оксана! Мне, сами понимаете, вообще не до мостов и всего такого было! Восемнадцать лет все думали, что она погибла, и вдруг она вернулась! Опять же, ночь, темнота, расстояние, шум грозы, дождь. Я ничего не видел. И не слышал.
Игорю хотелось зааплодировать.
Димка тоже едва держался, чтобы не улыбаться.
На этом допрос Костика был окончен. Лису разрешили занять место в зале.

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 16:04:53)

+2

27

А дальше…
В зале судебного заседания появился свидетель Королёв С.В.
Игорь знал, что станет говорить Степка. В принципе, на показаниях свидетелей Королёва и Белозеровой держалось все обвинение. Ничего нового и неожиданного не происходило. Но Игорю было тоскливо и муторно на душе. С каждым словом Игорь ощущал, как его друг отходит от них всё дальше…Дальше…
И ничего с этим не поделать.
Степка сделал свой выбор давным-давно.
Не в пользу Мушкетеров.
- Характер ваших отношений с подсудимым, - сухо промолвил Игорь.
Степан с вызовом посмотрел ему в глаза.
- Я его знаю давно, с седьмого класса. Но мы около пятнадцати лет не общались.
«Ну да. А главное, всё – чистая правда! Молодец, Степочка, какой честный мальчик! А теперь давай, расскажи всем, какой я плохой! Может, Макс вечером доложит маме, и Сонечка тебя похвалит… И, чем черт не шутит, может, даже по головке погладит! А то и в щечку чмокнет! Вот счастье-то верному пёсику привалит! Какая там дружба? Какая верность? Вы о чем вообще! Есть только Соня и сказки, сказки и Соня…» - мысленно отрывался Граф.
На Оксану он не обижался. В конце концов, та успела забыть его… Да и столько ли их связывало, сколько с парнями? Оксана была маленькой, когда они расстались. И потом жила своей жизнью, не вспоминая ни о чем. А они, четверо?
Да и не клялась Оксана ему в верности.
А Степка клялся.
И Лис.
И Игорь.
И он им – тоже.
Степке все эти клятвы – детская чепуха…
И названые братья – так, знакомые.
- Помните о том, что вы можете утверждать только в чем стопроцентно уверены, - холодно проговорил Игорь Ясенев.
- Да, я понимаю, - так же прохладно отозвался Степка.
Димка не удержался от реплики с места…
- Земля круглая.
Костя и Максим повернули головы к Графу. Вероника прижала пальцы к губам. Степка агрессивно обернулся. Мировой судья нахмурилась и взглянула на Игоря.
- Дмитрий Арсеньевич! Что вы имеете в виду? – рявкнул Ясенев.
Димка невинно хлопнул длинными ресницами.
- Что не так-то, Игорь Павлович?! Вы сказали, можно говорить только то, в чем уверен! Я привел пример. Стопроцентно известно, что земля круглая. Вот о таких фактах и можно говорить.
Игорь незаметно показал ему кулак. Под видом, будто просто оперся на свою руку.
- Земля, вообще-то, эллипсообразная. Дмитрий Арсеньевич! – прорычал он. - А реплики с места недопустимы! Соблюдайте установленный порядок! Вы можете говорить только тогда, когда вас прямо спрашивают! Или желаете дать показания?
- Нет, спасибо! – решительно отказался Граф.
Игорь взглянул на мрачного Степку и грозно уточнил:
- Дмитрий Арсеньевич, а вы уверены, что ваши слова не содержали намеков либо угроз в отношении свидетеля Королёва?
Димка развел руками.
- Абсолютно уверен. Но у свидетеля воображение богатое, писатель же! Я не могу знать, что ему приглючилось. Еще классик сказал… Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется!
- Так, все, пора бы вам и помолчать, - жестко заткнул его Игорь.
Степке Димкины намеки не понравились. Теперь, хотя бы из принципа, следовало рассказать всё...
Ну, разве что, с небольшим исключением.
В версии, без упоминания о присутствии там Игоря Ясенева.
- В ту ночь я никуда не собирался идти. Я только вернулся из гостей. Устал. Но неожиданно позвонила Оксана Белозерова. Она сказала, что будет в городе всего один вечер. И что хочет увидеться. Что она ехала на такси мимо заброшенного моста… И увидела двух парней. Ей показалось, это были Граф и Максим Корсаков. Она сразу вышла из такси и позвонила мне. Я еще сидел в машине, когда Оксана позвонила. Поэтому сразу же поехал туда. Ни минуты не терял. А мне там близко…
- Откуда Оксана Белозерова взяла ваш номер телефона? – уточнил Игорь.
- Думаю, с сайта «Вконтакте», с моей странички! – уверенно врал Степка.
Игорь невозмутимо кивнул.
- Хорошо. И что вы видели? Конкретно, по делу?
Степка переступил с ноги на ногу.
- Было темно. Но шла гроза. Молнии очень хорошо освещали мост. Максим Корсаков стоял ближе к перилам, держал руки за спиной. Вполне возможно, что на нем были наручники.
Игорь недовольно фыркнул.
- Вы видели наручники? Такое впечатление, что вы рассказываете не совсем правду. На таком расстоянии, ночью, видели наручники?
- Нет, - чуть смешался Степка, - просто, говорю же, Корсаков держал руки за спиной. Неестественно. Так можно стоять, когда запястья скованы.  Я знал, что Граф неоднократно высказывал мысль об убийстве Максимом Корсаковым Ксю… Оксаны Белозеровой. И говорил, что Максим должен за это ответить. Все знакомые Графа пытались его переубедить. А он не хотел никого слушать! Поэтому я сразу понял, что происходит, и сказал Графу, чтобы он прекратил свои противоправные действия.
Димка сумрачно отвернулся.
Игорь строго взглянул на него и продолжил допрос свидетеля.
- Он стоял на мосту, а вы?
- На берегу. Я боялся, что, если я пойду к ним, он что-нибудь сделает Максиму.
Игорь с непроницаемо холодным видом задал главный вопрос:
- Вы слышали, как Граф угрожал Корсакову?
Степка понимал, что от его ответа мало зависит судьба Графа. Чтобы осудить Димку, вполне хватит показаний Максима и Оксаны Белозеровой. От его ответа решалась судьба не Графа… А их мушкетерской семьи.
Или они, четверо, останутся вместе, или окончательно разойдутся, кто куда.
«Ну и пусть! Пора рвать эти непонятные узы. Я взрослый, самостоятельный человек. Меня с ними ничего не связывает! И не должно связывать. А если я начну трепыхаться, как Лисицын… Соня будет смотреть на меня, как на предателя. С другой стороны, через две минуты на меня будут так смотреть сразу три пары глаз… Игорь, Димка, Костя. Да и черт с ними. Когда мне было плохо, рядом не было никого из них. А Соня была. Без этих троих я обойдусь. А без Музы – нет. Решено…» - промелькнуло в голове Степки.
- Да, я слышал, как Граф сказал: «Максим Корсаков, пора тебе умереть за то, что восемнадцать лет назад убил маленькую девочку!»  - отчетливо проговорил Степан.
Ничего не изменилось. Небо не упало на землю. Пол не разверзся под ногами. Не грянул гром. Все предметы остались на своих местах.
Степка даже был чуточку разочарован.
Игорь, все так же без эмоций, задал следующий вопрос:
- Что он при этом делал? Вы видели у него оружие?
Степка представил себе картину: темнота, внизу черные воды реки, на полуразрушенном мосту шевелятся две фигуры. Молния освещает черную, тускло поблескивающую ветровку Графа и светлую одежду Макса Корсакова…
- Что-то он держал в руках. Но что - сказать затрудняюсь. Я так понял, Граф собирался столкнуть Корсакова в реку. Они просто стояли друг за другом, лицами к перилам. Димка… Я хочу сказать, Граф, был позади Максима. Они не очень далеко стояли. Я слышал, что они говорили.
«А то ты сам не знаешь!» - думал Степка.
«Да, все так и было!» - мысленно согласился Игорь.
«Хоть хватило ума Игоря не упоминать…» - оценил Граф.
«За фигом Степка так вот… Против всех нас идет?!» - терялся в догадках Костя.
- И что же они говорили? – холодно поинтересовался Ясенев.
- Граф стоял и рассуждал о неизбежной и необходимой казни Корсакова за убийство Оксаны Белозеровой. А тот уверял, что никого не  убивал. И тут у меня за спиной заверещала Оксана. Она просто кричала, голосом, без слов, а потом позвала Графа по имени, назвала его Митенькой. Они заговорили, и Граф, вместе с Корсаковым, пришли с моста на берег. На Максиме уже не было наручников. Корсаков остался, Граф ушел.
- У Графа что-то было в руках, когда он спустился на берег? – Игорь точно помнил: нет.
- Нет, кажется, нет. Не знаю. Возможно, ключи от машины, но это не точно. Я на него не особо смотрел. Я смотрел на Ксюшку… На Оксану Белозерову.
- Ничего не было, - процедил Димка.
- Подсудимый, вас никто не спрашивает! – строго рявкнул Игорь.
После этого ни у кого, включая притихшую Веронику, вопросов и замечаний не поступило.
- Я могу идти? – с надеждой спросил Степка.
- Идите, - разрешила мировой судья, - ставим на обсуждение вопрос об оглашении показаний либо повторному вызову неявившегося свидетеля…
С согласия всех участников процесса показания Ксюшки были оглашены.
Димку в очередной раз спросили, желает ли он дать показания и выразить отношение к предъявленному обвинению.
Граф пожал плечами и покачал головой.
- С предъявленным обвинением я согласен, вину признаю. Да, я говорил Максиму, что он утопил Оксану, поэтому точно так же утонет в этой же реке. Я любил Оксану, как сестренку, и считал, что должен был ее оберегать. Больше ничего говорить не стану.
Вероника ободряюще кивала ему.
- Ну, правильно!
- Правильно угрожал убийством ни в чем не повинному человеку? – резко спросил Игорь.
- Нет! И не передергивайте мои слова! – огрызнулась Вероника, - Дмитрий Арсеньевич, вы раскаиваетесь в содеянном?
«Ни фига я не раскаиваюсь! Если бы… Боже упаси, конечно… Кто-то  реально тронул бы Ксюху – тому гаду точно бы не жить!» - ожесточенно думал Димка.
«Ну, гаду – ладно! Гаду - обоснованно! А Корсаков тут причем? Ты его еще за убийство Кеннеди взгрей хорошенько!» - голосом Игоря Ясенева заспорила совесть.
Димка вздохнул и искренне сказал:
- Да, сейчас, конечно, раскаиваюсь.
- Извиниться не желаете? – спросил Игорь.
Граф бросил на него обиженный взгляд и проговорил:
- Максим Александрович, извините меня, пожалуйста. Я больше не буду говорить, что вы должны умереть за убийство Ксюшки. Потому что вы ее не убивали.
- Мне, честно говоря, от твоих долбанутых извинений… Ни холодно, ни жарко, - сообщил Максим, - отстань от меня и моей семьи, мне от тебя больше ничего не надо!
Димка одарил его внимательным взглядом, от которого у Вероники мороз по коже прошел.
Через несколько минут у нее мурашки пошли по другому поводу – начались прения.
«Мамочки! Это же я должна буду длинную и проникновенную речь толкнуть! А чего… А как… Мамочки!» - паниковала девушка.

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 23:11:12)

+2

28

Первым, как положено, слушали государственного обвинителя.
Когда Игорь готовился к процессу, ему казалось, что самым сложным будет произнести обвинительную речь в адрес Димки.
Оказалось, это не сложнее, чем отругать его один на один.
Обычно Игорь начинал выступление со слов: «Уважаемый суд, уважаемые участники процесса…» - и далее, как положено. Но тут, случайно, он взглянул на Графа… А тот смотрел вниз, явно пытаясь абстрагироваться от происходящего.
Игоря вдруг выбесила вся ситуация.
«Ага, бедный ты мой, несчастный! Ничего плохого, блин, мальчишечка не сделал, а мы, злыдни эдакие, привязались к нему… Несем тут чушь, кто во что горазд! Нельзя, мол, угрожать людям убийством! Придумали же, в самом-то деле! А Митечка у нас хороший, Митечка ничего плохого не сделал! Сидит вот, милое создание, няшечка, блин такой, обижается на весь противный и злобный мир! Глазки свои прекрасные опускает, на меня, нехорошего человека, глядеть не хочет…»
- Уважаемый суд! Уважаемые участники процесса! Уважаемый Дмитрий Арсеньевич, будьте так добры, слушайте меня внимательно, из-за вас сейчас тут все собрались! – отчеканил Игорь.
Димка послушно поднял взгляд.
Игорю вдруг показалось, что, кроме них двоих, вокруг вообще никого нет. Он видел перед собой только несчастные, грустные глаза Митьки. И втолковывал ему.. На юридическом, правда, языке… Что именно тот натворил, с точки зрения Уголовного Кодекса.
Димка точно так же не замечал никого рядом.
Для него сейчас существовали только строгие синие глаза Игоря… Строгие, и, в то же время, такие же теплые, как всегда, когда разговаривает с Димкой…
Игорь говорил что-то правильное и умное. Что, по его мнению, вина Графа в инкриминируемом деянии доказана полностью. Что надлежит квалифицировать его действия как угрозу убийством. Перечислил доказательства, подтверждающие совершение Графом преступления. Упомянул про отсутствие отягчающих обстоятельств. Про признание вины и раскаяние, совершение преступления впервые – в качестве смягчающих...
Димка просто слушал его уверенный, убеждающий голос и пытался читать в глазах своего друга самую важную для него информацию.
Игорь, действительно, очень отрицательно относился к противоправному поведению Графа.
Но как он относился к самому Графу? Что-то изменилось? Или все-таки…
Димка так старательно вглядывался в выражение глаз Игоря, что чуть не пропустил фразу, которую с замиранием сердца ждала неопытный адвокат Вероника.
- Прошу признать Графа Дмитрия Арсеньевича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 119 Уголовного Кодекса… И назначить ему наказание в виде обязательных работ…
Далее шло что-то по количеству часов, по засчитыванию времени, проведенного под стражей… Ни Димка, ни Вероника особо не вдумывались.
- Ура! Не просят посадить! – шепотом возликовала неопытная защитница.
У нее просто камень с души упал.
Когда настало время выступать, Вероника высказалась коротко и эмоционально:
- Мой подзащитный – очень хороший парень. Он немножко оступился, но только по неудачному стечению обстоятельств… И мотивы у него были вполне благородные! Даже в наше время есть такое явление, как кровная месть, и в данном случае мы видим подобие чего-то подобного… Опять же, дальше слов дело не пошло! Граф, фактически, не причинил Максиму Корсакову ни физической боли, ни какого-то иного вреда. Поговорил немножко, и все спокойно разошлись по домам… Я считаю, его вообще оправдать можно…
Игорь округлил глаза.
Вероника поняла: ляпнула что-то не то.
- Ну, или не так много ему часиков насчитать, как предлагает прокурор! Это что же – всё лето парень должен  на общественных работах… За одну фразу?! Неправильно это! Прошу обойтись с ним помягче.
Максим и Димка в прениях выступать не стали. Обоим всё до смерти надоело. Корсакову не терпелось бежать знакомиться с прелестной защитницей. Графу просто хотелось, чтобы от него все отвязались.
- Подсудимому предоставляется последнее слово…
Тот смотрел в пол.
- Дим, - еле слышно позвал Игорь.
Граф поднял голову. Игорь показал ему жестом: «встань!»
Куда деваться. Встал.
- Максим Александрович, мне сейчас стыдно перед вами. Второй раз я бы так глупо не поступил, - честно сказал Димка.
- Суд удаляется в совещательную комнату. Прошу всех встать! – скомандовала секретарь Стремительная.

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 18:08:14)

+2

29

Костя метнулся покурить. Игорь вышел с ним вместе.
- Дай мне тоже сигарету для отвода глаз, - попросил Ясенев.
Несколько минут парни стояли молча и просто приходили в себя. Первым ожил опытный и привычный к процессам гособвинитель.
- Ну вот, видишь, всё не так страшно, как казалось.
- Думаешь, всё будет хорошо? – спросил Костя.
- Я не думаю, а знаю. Димка юридически не судим, ему хоть как за угрозу убийством лишение свободы не назначат. Тем более, он производит вполне положительное впечатление. Милый, спокойный, всё осознающий… Даже и не скажешь, что та еще личность.
Костя хмыкнул и кивнул.
- Игорь… Как ты считаешь… Димка из Степки зомби не сделает? Или еще какой труп?
Игорь полюбовался дымящейся сигаретой, которую так и держал исключительно в стороне.
- Костя, вот честно? Если бы ты на него бочку катил, я бы тебя понял. А Степке Митька ничем дорогу не перешел. Так что… У меня у самого теперь есть сильное желание из Королёва зомби сделать.
Лис вздохнул.
- Макс дома расскажет… Леська меня совсем окончательно и навсегда бросит.
- Вот-вот, ты за Митьку заступался, хотя знал, что можешь за это огрести от любимой девушки! А этот… - не мог успокоиться Игорь.
- Я за него не заступался. Просто не стал против него ничего говорить. Ну, знаешь… Я же с ним не только много лет назад на берегу кровью менялся. Я с ним и потом общался вовсю. У меня все самые яркие события чаще всего связаны либо с ним, либо с Черноморцевым, - Костя отбросил окурок и достал вторую сигарету, - пока Леська не появилась, конечно.
- Ага, понимаю, - кивнул Игорь, - Костя, ты уже можешь по своим делам ехать. Я тебе потом смс скину, если хочешь.
- Скинь, - отозвался Костя, - Димку уже сегодня отпустят?
- Да. Его под стражей держали просто, чтобы не удрал.  Кстати, теперь, как минимум, до конца лета он точно останется в городе.
Костя внимательно посмотрел на Игоря.
- Как думаешь, это хорошо или плохо?
Игорь пожал плечами.
- Нейтрально.
- Черта с два. Димка – это ходячее стихийное бедствие. Блин, Игорь, я его люблю, конечно, и хочу, чтобы у него всё было в порядке… Но… Подальше отсюда. Боюсь представить, что будет, если он останется.
Игорь опустил глаза и только тогда заметил, что тлеющий огонек уже дополз ему до пальцев. Торопливо избавился от горящего предмета в руке.
- Костя, я Димку никуда не дену. Он есть. И с этим фактом… Всем недовольным… Нужно только смириться.
- Игорь, он нам всем покоя не даст!
Ясенев хотел бы ответить что-нибудь ободряющее. Но не мог.
Потому что интуитивно чувствовал: спокойные деньки кончились.

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 18:03:17)

+2

30

А это я просто немножко поиздевалась над пацанами. В тему последнего поста. Не то, чтобы иллюстрация... Скорее, комикс - трейлер.http://forumfiles.ru/uploads/0015/f8/d0/237/t36790.jpg

http://forumfiles.ru/uploads/0015/f8/d0/237/t73696.jpg

Отредактировано ladyteen (2020-03-02 17:38:00)

+2


Вы здесь » Сериалы и нечто иное » Фанфики по СБ » Нечто бесценное (ремейк рыцарей-2)